ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вавилон – это открытое общество, это смесь народов, смесь обычаев, смесь норм экономической практики. В этом противоречивом конгломерате неизбежно должны были побеждать наиболее прогрессивные явления. Победил рынок.

Литература

1. Авдиев В. И. История Древнего Востока. М., 1970.

2. Белявский В. А. Вавилон легендарный и Вавилон исторический. М., 1971.

3. Дандамаев М. А. Рабство в Вавилонии. М., 1974.

4. История Древнего Востока. М., 1988.

5. Кленгелъ-Брандт 3. Путешествие в Древний Вавилон. М., 1979.

6. Массон В. М. Первые цивилизации. Л., 1989.

7. Мелларт Д. Древнейшие цивилизации Ближнего Востока. М., 1982.

8. Оппенхейм А. Л. Древняя Месопотамия. Портрет погибшей цивилизации. М., 1980.

9. Шилюк Н. Ф. Древний Восток. Свердловск, 1991.

2.4. Ассирия

Ассирия занимала особое место среди стран Востока. Это было военно-паразитическое государство, которое существовало за счет ограбления и эксплуатации завоеванных стран. Поэтому для Ассирии было характерно непомерное развитие военно-государственной машины, на обслуживание которой была поставлена вся экономика.

С агрессивным характером этого государства была связана и садистская жестокость вавилонских владык по отношению к побежденным, необычная даже для тех времен.

2.4.1. Рождение государства. торговая, ростовщичество и разрушение общины

В IV тыс. до н. э. в верхнем течении Тигра, как и по всей Месопотамии, рождаются города, в том числе Ашшур, по имени которого и было названо будущее государство Ассирия.

Но природные условия здесь были иными, чем в Шумере и Вавилонии. Тигр, только что вырвавшийся из горных ущелий, здесь имел стремительное течение, не затоплял местность во время разливов, принося массу плодородного ила. Здесь было трудно создать мелиоративную систему с каналами и арыками. Здесь поля получали влагу от дождей и таяния снегов. Хлеб убирали в июле, а уже в августе зной иссушал растительность, и даже в садах «сохли сочные растения».

Земля здесь была не очень плодородной, да и было ее немного: долины были стиснуты отрогами гор. Площадь пригодных для обработки земель не превышала 12 тыс. кв. км [1, с. 345]. Зато здесь были прекрасные горные пастбища, что обеспечивало значительный удельный вес скотоводства в сельском хозяйстве. Горы были богаты лесом, камнем, рудой.

Поскольку здесь не было достаточно развитой ирригационной системы с каналами и арыками, доля храмовых земель была незначительна. Земля находилась в общинной собственности и даже практиковались общинные переделы земли.

Не было пока и государства. Во главе города стоял ишши-акум – верховный жрец и военный вождь, но он был подчинен совету старейшин города, общинному органу – верхушке общинной знати. Именно этот совет старейшин руководил жизнью города.

Важное место в хозяйственной деятельности городской верхушки занимала посредническая торговля. С севера, с Кавказа и Средней Азии, через горные перевалы в Месопотамию и к берегам Средиземного моря везли на вьючных ослах лазурит, сердолик, шерсть и другие товары, а в обратном направлении – ткани и ремесленные изделия. В III тыс. до н. э. с переходом к бронзе значение этого пути возрастает, потому что только этим путем на юг поступало олово – важная часть этого сплава. Торговля оловом и была сосредоточена в руках ассирийских купцов. Дороже всех за металл платил Вавилон, это укрепляло экономические связи Ассирии и Вавилона, а ассирийская знать накапливала богатства.

Патриархальное рабство, характерное вообще для этой стадии развития общества, здесь проявлялось в особенно жесткой форме. Согласно законам XIV в. до н. э., глава семьи был неограниченным владыкой над всеми ее членами. Они, в сущности, были его рабами. За провинность муж мог отрезать уши жене. Дочери считались товаром, предназначенным для продажи, причем закон предусматривал «стоимость девушки». Эти жесткие законы, очевидно, в какой-то степени в дальнейшем способствовали проявления жестокости к побежденным.

В XIII–XII вв. до н. э. община постепенно разрушается. Начинается продажа земли, закрепление ее в частную собственность. Величина хозяйств отдельных семей теперь колеблется от 3 до 30 га. Крупные землевладельцы теперь переносят усадьбу из поселения в свои владения и строят башни для их защиты.

Но как обычно, разорение общинников происходило через ростовщичество. В отличие от законов Хаммурапи ассирийские законы не ограничивали деятельность ростовщиков. Ростовщические проценты колебались от 20 до 80 % в год. Несостоятельные должники поступали в распоряжение кредитора на положение полураба для отработки долга.

Особыми формами ростовщического закабаления здесь были «оживление» и «усыновление». «Оживление», т. е. спасение от голода в трудное время, ставило «оживленного» в полную зависимость от кредитора вместе с семьей и хозяйством. Подобная практика существовала в XVI–XVII вв. и в России. «Накормленный» подписывал кабальную грамоту, т. е. практически становился крепостным.

«Усыновление» было замаскированной формой продажи земли, поскольку общинные нормы все-таки ограничивали такую продажу за пределы общины. По закону «усыновленный» попадал в зависимость к «усыновителю» вместе с хозяйством как член его семьи.

Таким образом, все больше общинной земли оказалось во владении крупных собственников, которые жили в городе и не участвовали в жизни общины. А общинные повинности раскладывались на все уменьшающееся число ее членов.

Изменения происходили и в политической сфере. Поскольку посредническая торговля играла все большую роль в экономике Ассирии, необходимым становится и укрепление политических связей с торговыми партнерами, особенно с Вавилоном – главным из этих партнеров. Естественно, в качестве главы Ассирии в этих дипломатических отношениях должен выступать уже не совет старейшин, а ишшиакум. Союз с Вавилоном был даже скреплен династическим браком, в котором ишшиакум выступал в качестве главы государства. Это увеличивало власть ишшиакума, и в XIV в. он уже именуется царем Ассирии. Естественно, царь Ассирии уже не мог подчиняться совету старейшин одного только города Ашшура.

Активизация внешней политики выражалась не только в дипломатических отношениях. Ассирия начинает завоевательные войны. На смену бронзе теперь приходило железо, торговля оловом теряла прежнее значение, и Ассирия оказалась в стороне от новых торговых путей. Надо было пробиться к Малой Азии, к центрам железной металлургии, а также к Средиземному морю, где резко возросла роль финикийских городов в международном обмене. Это и определило основное направление завоеваний – на запад. В IX в. до н. э. Ашшурнадирапал II подчинил мелкие государства Сирии и вышел к Средиземному морю.

2.4.2. Реформы Тиглатпаласара III

В XVIII в. до н. э. наступление остановилось. Ассирия терпела поражение от Урарту, ее снова вытеснили из Сирии. К тому же наместники отдельных областей на завоеванных территориях поднимали мятежи, стремясь к независимости.

Ассирийское войско оставалось ополчением земледельцев, исполнявших военную повинность. Такое ополчение, вполне пригодное для обороны страны, не годилось для завоевательных войн и далеких походов. Участие в войне разоряло земледельцев, отрывая их от хозяйств.

Интересы торговой верхушки также не совпадали с завоевательными устремлениями царя и окружавшей его новой военной знати. Правда, завоевания велись в направлениях, выгодных для развития торговли, но ограбление и разорение завоеванных территорий, дань и кровавый террор препятствовали развитию торговли. Торговые пути перемещались из охваченных войной зон. Для торговли выгоднее было установление союзов, а не война. А ограбление завоеванных земель, дань, захват пленных – все это поступало в царское хозяйство, усиливая его, т. е. шло мимо торговой верхушки ассирийского общества.

15
{"b":"622189","o":1}