ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Хозяева жили на верхних этажах, стены которых были покрыты росписями: египтяне любили расписывать все вертикальные плоскости.

Египтяне умели сидеть по-восточному, на коврах и подушках, но все же мебели здесь было больше, чем в Шумере. В жилых комнатах находились кресла, табуреты, столы, шкафы для одежды, кровати, а иногда – и шкафы для хранения библиотеки из свитков.

Обедали египтяне, сидя за столами, причем на каждого участника трапезы полагался отдельный столик. В состав меню египтянина среднего достатка входили не только лепешки, каша, рыба и овощи, но и фрукты, и жаренное на вертеле мясо. Но обязательной составной частью всякой трапезы было большое количество ячменного пива.

Школяры, писцы, ремесленники по вечерам работали при свете ламп, которые заправлялись оливковым маслом или маслом клещевины (касторкой). Иногда эти лампы были подлинно художественными изделиями.

Одежду мужчины даже высокого общественного положения нередко составляла одна набедренная повязка, если не считать украшений – браслетов, ожерелий, подвесок. Иногда он носил прямую короткую юбку с сандалиями или льняное платье – тунику. Одежда женщины состояла из тонкой рубашки и белого гофрированного прямого платья.

2.6.4. Государственное хозяйство

Переходя к рассмотрению социально-экономической структуры древнеегипетского общества, мы должны подчеркнуть, что все поразительные достижения Древнего Египта – от создания сложнейшей ирригационной системы до пирамид, храмов и дворцов – результат труда основной массы населения страны – крестьян.

Египетский земледелец был крестьянином, т. е. он жил своим домом со своей семьей и вел индивидуальное крестьянское хозяйство. Но он находился в полной зависимости от государства. Верховным собственником земли считалось государство в лице фараона, номарха, жрецов храма. Более того, в некоторых случаях государство предоставляло крестьянину зерно для посева, а на время полевых работ – рабочий скот. Но за все это крестьянин должен был не только отдавать государству часть своего урожая, но и проводить определенное время года на государственных работах – строительстве ирригационных сооружений, храмов и пирамид. Именно для этого в Древнем Египте каждые два года проводилась перепись населения и хозяйства. Там существовал даже земельный кадастр – оценка плодородия каждого участка земли. Если не признавать систему эксплуатации государством всего крестьянства, а не только отдельных категорий зависимых людей, такой учет населения и хозяйства оказывается бессмысленным.

Такова общая социально-экономическая картина древнеегипетского общества. Но она усложнялась существованием категорий населения, в разной степени зависимых от государства, поэтому следует рассмотреть, как развивалось собственно государственное хозяйство и кто в нем был занят. Оговоримся, что в состав государственного хозяйства следует включать не только хозяйство фараона, но и хозяйства номархов и храмов. В периоды единства Египта (т. е. «царств») хозяйства номархов и храмов были частями единого государственного хозяйства.

Следует, однако, учитывать, что в распоряжении номарха находилась не только часть государственного хозяйства, переданная ему в управление, но и личный «дом», собственное хозяйство, которым номарх владел по наследству. И хозяйство самого фараона тоже состояло из двух частей – личный «дом» фараона и собственно государственное хозяйство. И даже простые чиновники, получавшие за службу земельный участок от государства, имели и свои личные хозяйства. Впрочем, государственное и частное в этом переплетении нередко сливались, так что было трудно отделить одно от другого, тем более что и административные должности тоже передавались по наследству.

Среди должностей государственных чиновников встречались такие: «начальник двора мололыциц муки для остроконечного хлеба», «начальник двора мололыциц муки для лепешек». Следовательно, существовали не только государственные мукомольные предприятия, но даже отдельные предприятия по изготовлению муки разных сортов. Естественно, в составе государственного хозяйства были и хлебопекарни. Уже это обстоятельство свидетельствует о многочисленных работниках государственного хозяйства, которых надо было кормить.

Среди подразделений государственного хозяйства существовала «палата мастеров», в ведении которой находились ремесленные мастерские по отдельным специальностям – деревообделочные, кожевенные, металлообрабатывающие и т. д. На рисунке в одной из фиванских гробниц изображена литейная мастерская, в которой работают 12 мастеров.

Все эти люди получали продовольствие с государственных складов, причем выдача продовольствия, как и поступление его на склад, строго учитывалась.

Государственные поля также обрабатывались рабочими отрядами, разделенными на «десятки» и «пятерки». Все необходимое, как продовольствие, так и зерно для посева и орудия, они получали через своих начальников – «бригадиров» из государственных хранилищ.

Труд в земледелии бы строго нормированным. Отряд из пяти человек должен был обрабатывать площадь в 50 арур. На каждого приходилось 10 арур, или «хата». Итак, «хата» – это норма обработки земли на одного человека [9, с. 89]. Одна из должностей государственных чиновников называлась «начальник царских стад», а это означало, что в составе государственного хозяйства было и животноводство.

Если учесть, что в состав этого хозяйства в периоды объединенного Египта входили и хозяйства номархов и храмов, а только храмовые хозяйства – это 30 % земли и 20 % населения, можно с достаточным основанием утверждать, что государственный сектор «доминировал» в экономике Египта [11, с. 120].

Работники государственного хозяйства назывались в Египте «мерет». Это не рабы. Рабы назывались «бак». Мерет имели свои дома и семьи, получали довольствие с государственных складов, а позже им начали выделять участки земли для ведения натурального хозяйства. Здесь мы видим полную аналогию с шумерскими гурушами.

Труд рабов – бак использовался тоже в государственном хозяйстве. Основным источником поступления рабов были войны, которые Египет вел с соседними народами. Как и везде в те времена, пленные становились рабами. Следует оговориться, что военнопленными считались не только воины, но и вообще население побежденной страны. Захват людей в рабство был одной из главных задач военных походов.

Но экономическое положение рабов в государственном хозяйстве лишь немногим отличалось от положения мерет. Они выполняли те же работы, что и мерет, и даже нередко в тех же рабочих отрядах, получали государственное содержание по тем же нормам, а когда государственным работникам стали выделять участки земли, такие же участки получали и рабы.

С течением времени ведение самостоятельных хозяйств стало даже основной формой эксплуатации рабов: рабу выделяли участок земли в наследственное пользование, и лишь определенную часть урожая (или дохода) он должен был отдавать государству. Естественно, такой раб был заинтересован в результатах своего труда, т. е. этот метод эксплуатации оказывался экономически эффективным.

В античном мире рабов, захваченных в одной стране, старались разобщить. А в Египте, наоборот, их часто селили вместе, специальными поселениями. Часть рабов – военнопленных – попадала в собственность частных лиц – чиновников, командиров и даже рядовых воинов. Но и в этом случае раб мог иметь семью, вести самостоятельное хозяйство и распоряжаться своим земельным наделом почти как собственным. Он мог его не только передать по наследству, но и продать, причем даже своему рабовладельцу.

Получался парадокс: хозяин раба мог распоряжаться его личностью, но не его землей [9, с. 128].

Как отмечают исследователи, все это не соответствовало нормам обычного, т. е. античного рабовладения. А точнее, это соответствовало нормам распада античной рабовладельческой системы. Ведь по законам поздней Римской империи рабовладелец тоже не мог отобрать у раба пекулий. Рабовладельческие отношения здесь, в Египте, принимали господствующие формы эксплуатации основной массы населения.

22
{"b":"622189","o":1}