ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Очевидно, что при таком огромном бюрократическом аппарате трудно было избежать коррупции. Чанакья писал, что уследить за чиновником, который склонен поживиться за счет государства, так же трудно, как определить, сколько воды выпивает рыба в реке [5, с. 148].

Для контроля за чиновниками была учреждена должность «служителей справедливости» – инспекторов, которые вели надзор за всеми подразделениями власти.

Сельская территория делилась на округа – джанапады. Эти округа были разделены пространствами лесов, населенных атавиками – дикими племенами охотников и собирателей. Низшей административной единицей, из которых состояли джанапады, была деревня – грама.

В каждой граме был свой орган управления – деревенский совет во главе со старостой, представителем государства, обычно из богатых крестьян. За выполнение административных функций он освобождался от налогов. В крупных деревнях при старосте состояли счетовод, стражник, сборщик налогов.

Эти деревенские органы, кроме сбора налогов, ведали пустующими землями, занимались организацией государственных работ – строительством дорог, плотин, оросительных сооружений, причем деревня на время выполнения этих работ освобождалась от налогов.

Джанапады делились на две категории – раштра и сита, причем земли сита считались государственной собственностью. Их доля постепенно увеличивалась, поэтому греки даже считали, что вся земля в Индии принадлежит государству. Государственными считались новые земли, расчищенные от леса силами государства, а также земли переселенцев из других мест (в Индии, как и в Ассирии, практиковалось переселение побежденных).

Налог с крестьян на землях сита был выше. Крестьяне раштра отдавали государству 1/6 часть урожая, сита – 1/4, а иногда даже 1/3 урожая.

Крестьянам сита запрещалось переселяться в другие места, сюда был закрыт доступ странствующим артистам и запрещалось строительство зданий для общественных собраний и игр, чтобы не отвлекать людей от полевых работ.

Именно на землях сита выделялись в пользование участки земли государственным служащим, в частности, солдатам, на льготных условиях. Освободившиеся участки поступали в распоряжение ведомства государственных земель. Иногда такой участок обрабатывался приговоренными к принудительным работам по решению суда, а иногда сдавался в аренду «исполу».

Такому арендатору обычно предоставлялся и рабочий скот и зерно для посева, урожай делился пополам, и женщины семьи арендатора должны были молоть зерно государственной половины урожая.

Все это позволяет утверждать, что государство занимало господствующую позицию в экономике страны, в том числе и в сельском хозяйстве.

2.7.6. Государство и товарно-денежные отношения

Особенно удивительно то, что государственное хозяйство Маурьев было построено на принципах товарно-денежных отношений. Чиновники, государственные служащие получали плату не натурой, а деньгами, и на эти деньги они должны были покупать все необходимое, в том числе и с государственных складов.

Денежной единицей была пана – монета весом в 3,76 г. серебра. Первые монеты появились в VI в. до н. э. Это были пластинки серебра с указанием веса и клеймом, но без легенды, без надписей. Чеканка монет с легендой начинается только во II в. до н. э.

Денежное жалованье получали не только чиновники. Самое большое жалованье, 48 тыс. пан в год, получали главная жена царя, царица-мать, наследный принц и главнокомандующий. Самую низкую плату, 60 пан, платили неквалифицированным работникам. Это соответствовало крайне скудному прожиточному минимуму. Квалифицированный мастер на государственной службе получал 120 пан, солдат-пехотинец – 500 пан. Солдатское жалованье быстро возвращалось в казну, потому что военных лагерях государственные маркитанты продавали с государственных складов.

Значительная часть крестьянской продукции, как уже отмечено, поступала на государственные склады и здесь проходила дальнейшую обработку: зерно превращалось в муку, семена кунжута в масло, хлопок и шерсть – в пряжу. Эти работы выполнялись тоже за денежную плату. А конечная продукция поступала в продажу, причем не только людям, занятым в государственном аппарате.

Рудники и металлургические предприятия принадлежали государству, но государство не занималось производством орудий труда, утвари и украшений. Металл продавался торговцам, ремесленным объединениям и отдельным мастерам. Государство не занималось производством товаров широкого потребления – это было делом частных ремесленников.

Ремесленники государства Маурьев были объединены в корпорации – шрени по профессиям (например, шрени хлопко-ткачей), подобные ремесленным цехам средневековой Европы. По утверждению А. Бэшема, шрени «существовали во всех значительных индийских городах и охватывали почти все сферы производства» [2, с. 234]. Как и средневековый европейский цех, шрени устанавливали стандарты и цены, правила организации и оплаты труда, имели собственные знамена.

Проявлением товарно-денежных отношений было и то обстоятельство, что в индийском правосудии наказанием почти за все преступления была система штрафов. За убийство кшатрия полагался штраф стоимостью в 1000 коров, вайшьи – 100, шудры – 10 коров. Штрафы были дополнительным источником государственных доходов.

В этих условиях важное место в экономике страны занимала торговля. Существовало правило, запрещавшее частным торговцам продавать товары на месте их производства. Купец должен был везти приобретенный товар в другую часть страны. Но дороги проходили через леса, населенные дикими племенами. Были даже целые деревни профессиональных грабителей. Поэтому купцы объединялись в караваны численностью до 500 человек, которые двигались через джунгли с вооруженной охраной. По прибытии на новое место оружие надлежало сдать в местный арсенал на хранение.

К началу нашей эры большие масштабы приобрела торговля с Западом, особенно с Римской империей. Туда вывозились предметы роскоши, пряности, шелк, сандаловое дерево, сахар. Для Индии эта торговля имела активный баланс, и уже тогда началась утечка золота из Европы на Восток.

2.7.7. Города

Развитие централизованного государственного хозяйства, ремесла и торговли означало бурный рост городов. Население некоторых городов достигало полмиллиона человек. Столица страны Паталипутра тянулась вдоль Ганга на 14,4 км, а ширина города в сторону от Ганга достигала 3 км. По утверждению Д. Косамби, она была «величайшим городом в мире» [5, с. 149].

В «Артхашастре» содержалось требование строгой планировки городов. Город, согласно этим требованиям, должен был иметь шесть главных улиц, из которых три должны идти с севера на юг, а три – с запада на восток. Однако на практике требования «Артхашастры» выполнялись не всегда. Некоторые города действительно имели правильную планировку, а, например, в городе Бхир-Маунд в кривую главную улицу вливался лабиринт узких переулков, разветвлявшихся по прихоти частных застройщиков.

Но дома здесь отличались от домов Месопотамии или Египта. Дом завершался не плоской, а полуцилиндрической сводчатой крышей с заостренным коньком и иногда – шпилем. Внешние стены дома не были глухими, а выходили на улицу окнами и балконами. Но, как и в Месопотамии, в центре строения находился квадратный двор, окруженный верандой. К домам богатых горожан примыкали сады с обширными водоемами. Индийцы любили цветущие деревья и цветы, среди которых особое место занимал лотос, имевший религиозное значение. Но роза тогда была еще неизвестна индийцам.

Город, как правило, был окружен рощами для отдыха горожан. «Артхашастра» рекомендовала в городе устраивать общественный колодец на каждые 10 семей.

2.7.8. Армия

Несмотря на то что кшатрии были военным сословием, в период вед к военной службе привлекалось все население, т. е. существовала всеобщая воинская повинность. Однако в государстве Маурьев произошел переход от этой повинности к регулярной государственной армии. Это было большое войско. По словам Плутарха, Чандрагупта Маурья завоевал Индию с армией в 600 тыс. человек. А с вспомогательными войсками ее численность доходила до миллиона.

28
{"b":"622189","o":1}