ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Уже в период первого же известного нам китайского государства, царства Шан Инь, существовала иероглифическая письменность. Впоследствии она способствовала объединению Китая: люди из разных районов огромной страны говорили на разных наречиях, но иероглифы у них были общие и написанное было понятно всем.

Но деловые архивы – главный источник по экономической истории – от первых царств не сохранились. Писали тогда на бамбуковых планках, скрепленных нитками, а бамбук, как и все растительные материалы, в земле быстро разлагается. Поэтому важным видом источников того времени для нас служат гадательные надписи на костях животных (в основном на лопатках). По содержанию вопросов, задаваемых божеству, можно судить о некоторых сторонах жизни людей.

Главным же источником по истории Китая считаются «Исторические записки» Сыма Цяня, жившего во II в. до н. э. Это, в сущности, не источник, а историческое исследование, охватившее почти всю древнюю историю Китая. Однако именно то обстоятельство, что китайская историография традиционно берет за основу династический подход сочинения Сыма Цяня, создает определенные трудности: государство уже распалось на составные части, но считается, что династия продолжала существовать до объединения страны новой династией.

2.8.2. Государства Шан Инь и Чжоу

Один из наиболее ранних предков современного человека, синантроп, жил на территории Китая. Уже в период раннего палеолита люди здесь занимались охотой и собирательством, изготовляли грубые каменные орудия и пользовались огнем. В IX–VIII тыс. до н. э. они начали они начали осваивать земледелие.

В эпоху неолита, т. е. в V–III тыс. до н. э., в долине Хуанхэ люди жили небольшими поселениями из нескольких десятков домов. Это были полуземлянки площадью около 20 кв. м. С конической крышей из жердей и соломы, которая поддерживалась врытыми в землю столбами. Рядом с поселком даже находились мастерские для изготовления орудий и обжига керамических сосудов.

Орудия, конечно, изготовлялись из камня – топоры, ножи, мотыги, зернотерки и др. Это были старательно отшлифованные орудия с хорошо заточенными лезвиями. Для охоты эти люди употребляли лук со стрелами и копья. Первым злаком, который здесь возделывали, был гаолян, а первыми прирученными животными – свиньи и собаки. К концу неолита появляется гончарный круг, начинается возделывание риса, а среди домашних животных – коровы, лошади, овцы.

Поселения располагались на лессовом плато вдоль Хуанхэ. Лесс намывался во время разливов реки. Но он осаждался и на дно реки, и тогда она меняла русло, отклоняясь на десятки и сотни километров. Эти капризы Хуанхэ были, конечно, бедствием для населения, поэтому даже слово «несчастье» изображалось иероглифом, означавшим разлив реки.

И все же бассейн Хуанхэ был наиболее благоприятным для развития земледелия районом Китая, поэтому именно здесь рождаются первые государства.

Формирование государственности повсеместно происходило по одной схеме. У племени, объединяющего родственные общины, а иногда у союза родственных племен неизбежно появляются верховные органы: военный вождь, предводитель вооруженных сил, общий храм, общественные склады припасов. В разных условиях на первый план выступают разные функции этих органов: у древних греков – военная (строй военной демократии), в Месопотамии – координация ирригационных работ, которая часто осуществляется жрецами храма. Этот процесс, как правило, и завершается образованием государства. У племен бассейна Хуанхэ верховным правителем становится ван – военный вождь и одновременно верховный жрец.

В «Исторических записках» Сыма Цяня говорится о первой династии Ся, т. е. о первом государстве, которое возникло во II тыс. до н. э., перечисляются даже имена правителей этой династии. Но других сведений о существовании государства Ся до нас не дошло… Согласно «Историческим запискам», последний правитель этой династии отличался особой жестокостью, вызвавшей восстание подчиненных племен. Один из предводителей этих племен в 1700 г. до н. э. сверг его и основал династию Шан, которую потом племена Чжоу стали называть Инь.

В XIV в. был построен «великий город Шан», который стал столицей этого государства. Территория государства Шан Инь составляла 20–25 тыс. кв. км. Административными единицами были владения отдельных племен, во главе которых стояли их вожди, и власть вана, главы государства на них распространялась лишь частично. В этом отношении государство Шан Инь было просто объединением племен. Власть царя – вана к тому же ограничивал совет старейшин из вождей племен и родоначальников.

В 1027 г. до н. э. войска шанского вана были разгромлены племенами Чжоу, которые входили в состав государства и которым была поручена охрана его северо-западных границ. Так была основана новая династия Чжоу.

Правители Чжоу сохранили прежнюю государственную структуру, культуру, письменность, сохранили государственную службу для прежних ремесленников. Поэтому Шан Инь и Чжоу мы можем рассматривать как одно государство. Сменились только династии.

2.8.3. Государственное хозяйство Шан Инь и Чжоу

Можно ли считать это государство просто объединением племен?

Как и в других древневосточных государствах, здесь существовал большой государственный сектор хозяйства. Население, которое занималось производительным трудом, делилось на две категории: чени – люди, занятые в хозяйстве вана, и чжуни – люди, которые лишь на время привлекались к государственным работам.

В составе государственного аппарата было три ведомства: хозяйственное, общественных работ и военное. В составе хозяйственного ведомства были подразделения управления земледелием, строительством и ремеслом.

В городе Шан на участке земли размером в 6 га, кроме царского дворца, располагались государственные склады и ремесленные мастерские, где работали бронзолитейщики, мастера по камню, резчики кости, оружейники, изготовители боевых колесниц. Все они получали снабжение с государственных складов.

Существовали государственные поля, где работа велась под надзором полевых надсмотрщиков казенными орудиями. На одном из государственных складов археологи обнаружили 3,5 тыс. серпов.

Но и крестьяне – чжуны тоже были обязаны трудиться на государство. Предполагается, что первоначально это была система «колодезных полей». Так она называлась потому, что схема расположения полей напоминала иероглиф «колодец». Члены общины из 8 семей, кроме обработки своих полей, расположенных по краям, должны были возделывать расположенное в центре общее поле, урожай с которого поступал правителю. Каждое поле было площадью в 100 му (6 га), в том числе и общее поле. Философ IV в. до н. э. Мэн Цзы считал это идеальной системой землепользования и относил ее расцвет к началу I тыс. до н. э. Л.С. Васильев считает, что эта схема – «лишь символическое отражение реальности» [2, с. 278], т. е. не было таких общин из 8 семей, а были «большие поля», урожай с которых шел государству, и эти поля составляли девятую часть обрабатываемой крестьянами земли.

Обработка «больших полей» проводилась с большой торжественностью. Первую борозду проводил сам ван, затем люди, занимавшие высшие государственные посты, и лишь потом в работу вступали крестьяне-общинники. По окончании работы следовало щедрое угощение для всех участников.

Урожай с государственных и «больших» полей шел в государственные закрома и предназначался для обеспечения продовольствием государственного аппарата и людей, занятых в государственном хозяйстве.

В деревне сохранялись общинные отношения с уравнительным землепользованием и переделами земли в соответствии с изменениями состава семей. Старейшины общин, фулао, должны были следить за выходом крестьян на «большие поля» и другие виды государственных работ. За выполнение этой общественной функции они получали двойной надел в общине.

Таким образом, хозяйственная система здесь полностью соответствовала тому, что наблюдалось в других странах Древнего Востока: обширное государственное хозяйство, сословие государственных работников, государственная эксплуатация крестьян, объединенных в общины.

30
{"b":"622189","o":1}