ЛитМир - Электронная Библиотека

Анька одиноко шла по ночной пустынной улице. И казалось, что она не просто идет одна, а вообще существует одна во всем мире. Ночь. Темень. Никого. Только грустный, заунывный дождик шуршит листьями, будто поет песню – тоскливую песню о своем одиночестве. И как будто ничего больше в мире не должно быть – никогда – только промозглая осенняя ночь, дождь, с непонятным упорством барабанящий по листве, по лужам, по земле – будто пытающийся до кого-то достучаться, с кем-то поделиться чем-то своим, сокровенным, наболевшим. И Анька, идущая одна, окончательно и бесконечно одна, и не слышащая одинокого зова капель дождя, быть может, останавливающего ее, желающего побыть вдвоем хотя бы с ней, почему-то такой же несчастной в этот пасмурный вечер.

Но худенькая озябшая девчушка с каким-то отреченно-грустным лицом ничего не видела вокруг себя, ее мысли были далеко, там, позади, откуда она ушла, – там, где они снова поругались с Сашкой, и как всегда – насовсем. Они снова наговорили друг другу множество неприятных, злых, колючих слов, снова смотрели друг на друга холодными и делано-равнодушными глазами. Снова, снова, снова… Из-за какой-то ерунды. Слово за слово – и – не остановишь. Когда она уходила из кафе, где они собрались, чтобы отпраздновать день рождения Ромки – общего друга, Саша даже не обернулся – хотя – конечно же, он знал, что она сдернула с вешалки пальтецо, схватила сумочку и вышла. Он все знал, но не догнал. Не попросил прощенья. И даже не потребовал, чтобы она извинилась. Просто не обернулся и не вышел. Как будто и не заметил. Как будто и не было ее вовсе!..

А может, и правда не было? Эта мысль застигла Аньку врасплох своей жгучей, несправедливой неожиданностью – как это ее, Аньки, вот уже семнадцать лет живущей на этом свете на радость родителям и друзьям, могло не быть?! Могло ли? – спрашивала себя снова и снова Анька, и почему-то напрашивался страшный, жуткий в своей нелепой правдивой простоте ответ: А почему бы и нет? Могло. И ничего бы не перевернулось, если бы тебя не было. Просто – не было бы и все. «Но как же? – Думала, пытаясь убедить себя, испугавшуюся, растерявшуюся от убийственно-простых в своей прямой откровенности мыслей, Анька. – Как же? Я выйду замуж – у меня будут дети, у них еще дети, еще, еще. Ведь люди произошли от Адама и Евы. А если бы одного из них не было? Тогда что?!». «Но сейчас много людей – слишком много, – шептал каким-то противным, мерзко-скрипучим скрежетом внутренний голос, – ничего бы не случилось, если бы вдруг не стало той ячейки общества, которую ты создашь. Вот, предположим, ты не захочешь иметь детей. Или не сможешь. Или твой муж. Или у вас будет одни ребенок, у него еще один, у него еще одни. Один плюс один – маленькое потомство получается, соответственно и убытки небольшие. А больше одного сейчас мало кто рожает – материальные проблемы, жилищные. Сама знаешь».

– Нет! – Крикнула Анька и осеклась, поймав себя на том, что говорит вслух. – Нет! – мысленно ответила она своему внутреннему голосу. – Маленькое потомство тут не при чем! А если… а если мой сын, ну, или внук, правнук – предположим, кто-то из этих троих, отведенных тобой мне в потомство, – будет выдающимся ученым, литератором, музыкантом, создаст шедевр, которому будут удивляться вечно, сделает открытие, которое перевернет весь мир?

– К сожалению, или – к счастью, без любого гения можно обойтись. Я думаю, ты бы не очень переживала, если бы не существовало того или иного писателя, художника… Это бы ничуть не помешало тебе есть, спать и весело проводить время. К тому же, ты бы даже не догадывалась, что он вообще мог жить и творить свои бессмертные произведения.

– Но ведь не было бы именно его! Кого-то неповторимого и поэтому великого!

– Но никто бы об этом не знал, что его нет – все бы думали, что его не должно быть. А, скорее всего, попросту – не думали. Жили бы и жили себе. Общество ведь все равно идет вперед, вверх, и каждый выдающийся человек – просто ступенька в этой лестнице под ногами миллиардов людей, даже не глядящих под ноги. И одну ступеньку вполне может заменить другая. От этого восхождение не остановится, и лестница не поведет вниз, назад – к истокам человечества, потому что ее путь только наверх, вопреки всему и всем.

– Так для чего же жить? Жить вообще? Чтобы есть, спать?

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

1
{"b":"622722","o":1}