ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Илья Гуров. Левиафан

Пробуждение 

Лишь творящие кошмар остановят кошмар.

…белые облака. Это первое, что я увидел. Редкие, стоящие на месте, белые облака. Тело сковано, будто залито свинцом. Медленно приходя в себя, я попробовал легонько пошевелить пальцами, кистями, коленями. Каждое движение отдавалось острой нервной волной во всём теле, но нужно было как-то встать. Понемногу раскачиваясь, я медленно, но верно шёл к выводу, что память моя по какой-то причине абсолютно отсутствует. Своё имя – я не мог вспомнить даже его!

Чуть-чуть размявшись, я осторожно поднял голову и попытался сесть. В череп ударила горячая тяжесть, а кости нервно затрещали. Похоже, я был без сознания не менее суток. Более того, лежал я на земле, прямо посреди пустыни. Странная была пустыня: чернозёмная, но всё же пустыня, ибо признаков живых существ, созданных руками человека строений или, хотя бы, чего-то растительного не было видно до самого горизонта. Я начал осматривать себя: чёрные брюки, белоснежная рубашка, пиджак, три кольца: одно на левой руке и два на правой, светящиеся чистотой туфли, красный галстук – я похож на какого-то мажора, потерявшегося по пути на светский приём. Пошарив по карманам, я обнаружил связку ключей и личную электронную карту. Муховский Дмитрий Владимирович. Не помню такого, но, видимо, это я. Одиннадцатого декабря тысяча девятьсот девяносто шестого года рождения… Всё бы ничего, но я не знал, какой год сейчас. Я чувствовал себя лет на двадцать восемь, но, если я своего рода олигарх, мне вполне могло быть и шестьдесят. Современная медицина позволяет надолго сохранить молодость. По крайней мере, тем, у кого есть деньги – это я помнил точно.

Нужно было что-то делать. Я аккуратно встал и, внимательно вглядываясь в линию горизонта, повернулся на сто восемьдесят градусов. Вдали проступали очертания каких-то многоэтажек – вот и направление. Я уже было сделал шаг вперёд, как увидел чёрный портфель, лежащий на земле прямо передо мной. Тонкий, покрытый кожей, он идеально подходил под мой костюм, так что вполне логично предположить, что это моё добро. Присев и с тонким визгом расстегнув молнию, я быстро побежал глазами по содержимому: планшет, флешки с голографическим интерфейсом, сканер электромагнитных полей, тонкие кабели, набор маленьких отвёрток и шестигранников, термопаста, клей и куча прочих мелочей. Всё это было мне очень знакомо. Я точно знал, что здесь и для чего оно предназначено. Судя по всему, до потери памяти я был каким-то инженером или компьютерщиком. Лучше, чем ничего, но и не то, чтобы что-то действительно полезное. В любом случае, портфель стоило взять с собой, так что, подхватив его, я лёгким бегом направился к многоэтажкам.

Как оказалось, топать по пустыне не так уж интересно. Мышцы всё ещё немного побаливали, да и бегать в туфлях по будто бы вспаханной земле – дело непростое.

Однако я быстро приближался к цели: словно из тумана, вдали начали выступать другие многоэтажки. Похоже, это мегаполис. Мне было только не понятно, что это за пустошь, и почему город сразу начинается с высоких зданий. На окраине обычно стоят частные одноэтажные дома, а тут, ну, прямо центральная улица.

Воздух становился влажнее, а и без того бледное небо начало темнеть. Я ускорился: пойдёт дождь, и я завязну в этом чернозёме по колено. До ближайших зданий оставалось уже около полукилометра, как я заметил дым. Странно, что я не обратил на него внимания раньше, в городе явно горело что-то крупное и не одно… Буквально с каждым шагом, рассматривая новые и новые детали, я видел картину всё полнее: мегаполис был разрушен, и похоже, пустошь, в которой я очнулся, была ни чем иным, как следом оружия массового поражения. Но вот вопрос: если я пришёл туда до удара, то как смог выжить? А если после?

Что я там, вообще, делал?..

Я остановился: всего в десяти метрах от меня начинался бетон улицы. Он был срезан ровной линией. То же самое зрелище представляла собой автобусная остановка на обочине – треть отсечена по идеальной прямой, как масло. Линия проходила в нескольких метрах от дороги – по широкому тротуару, но, думаю, зацепив многоэтажки, она переполовинила бы их так же, как и всё остальное. Край среза был немного оплавлен – неужто лазерное ОМП? Ни у одного правительства мира не было такого. Хоть подобные разработки и держатся в секрете, тем, кто хоть немного интересуется наукой, ясно, что творение такого крупного масштаба стоит гораздо дороже, чем может позволить себе любое из государств. Вот только опыт, похоже, доказывает обратное.

На улицах стояла полная тишина. Забравшись на ступенью возвышающийся над чёрной землёй бетон, я тихими шагами пошёл вперёд, внимательно оглядываясь по сторонам в надежде понять, что это за город. Мне стоило сменить костюм. В белой рубашке и жгуче чёрном пиджаке я слишком бросался в глаза. Достав из кармана, судя по всему, свой смартфон, я открыл навигатор. Нет сигнала. Паршивая ситуация, что тут ещё скажешь: не определив своего местоположения, я не смогу воспользоваться картами – мне ведь даже текущий континент не известен.

Бегло рассмотрев абстрактные обои, не несущие никакой смысловой нагрузки, я убрал телефон и так же, лёгким бегом, двинулся дальше. Стёкол в зданиях не было. Машины с пустыми окнами стояли беспорядочно, там, где их застала ударная волна, сила которой, по моим соображениям, была не очень-то велика. На асфальте валялись пакеты, сумки, телефоны и даже очки, брошенные паникующими хозяевами. Тел не было, и это наталкивало на мысль о том, что гипотетическое оружие вообще никого не убило.

Пройдя метров двести, я заметил, что здесь стёкла уже не выбиты. Какое-то странное оружие получается: пустыня есть, причём огромная, а ударной волны толком и нет. Не химия ли? Маленькая боеголовка с какой-нибудь супер-кислотой – очень правдоподобно. А, может, микроорганизмы? Было бы не лишним точно знать, не заражён ли я чем-нибудь…

Через слишком уж длинный квартал мне встретилась ещё одна автобусная остановка, на этот раз совсем целая. Я зашёл под её крышу и шагнул к стеклянной стенке. Панель, завидя моё приближение, засветилась, вежливо представив локальную карту и спросив мягким синтезированным женским голосом:

Желаете указать место для автоматической прокладки оптимального маршрута?

Да – ответил я. – Ближайший магазин одежды, пожалуйста. Можно и военторг.

На карте сразу же начали прорисовываться разноцветные линии маршрутов. Рассматривая их, я вдруг чётко увидел в отражении стеклянной панели человека, низко пригнувшись, пробегающего от одной машины к другой у меня за спиной. Дойдя до синей легковушки, он беззвучно спрятался за ней и аккуратно выглянул. Сомнений не могло быть – он смотрел на меня. Чуть ниже его лица высовывался ствол автомата. Я начал двигать пальцем по карте, делая вид, что не замечаю его, и решая, тем временем, как мне поступить. Сообразить я не успел, так как правее первой показались ещё две вооружённые до зубов фигуры. Обе осторожно приближались, держа меня на прицеле, однако стрелять они, судя по всему, пока не собирались. Один из бойцов остановился и присел в четырёх метрах от меня, а второй, быстро подойдя ко мне вплотную, тихо скомандовал:

Замри! Брось сумку!

Судя по лицу, отражение которого я ясно видел на панели, ему было не больше двадцати трёх. Интересно, если бы он знал, что у меня в портфеле планшет с шестью квантовыми процессорами, он тоже сказал бы «брось»? Теоретически, эта штука стоила дороже его самого, даже вместе с товарищами. Я осторожно положил портфель на остановочное сидение, отметив, что сделал это с большой сноровкой, будто работал с тонкой аппаратурой не один год, и чуть приподнял руки.

Просвети! – это уже был сорванный голос бойца, сидящего чуть дальше, надо понимать, командира группы.

Я спиной почувствовал, как, не прикасаясь ко мне, молодой боец начал водить каким-то прибором. После нескольких секунд сосредоточенного молчания он громко вскрикнул:

1
{"b":"623128","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кому помешал Сэмпсон Уорренби?
Мужской клуб без соплей. Книга, которую мудрые жены дарят мужьям
Большая книга о спорте
Десантник. Дорога в Москву
Последний ребенок
Как продавать дорого!
Джейн Остин и деревянная нога миссис ля Турнель
Как рассказать ребенку об опасностях
Слово Ишты