ЛитМир - Электронная Библиотека

радеть, о нищих придурках, не

способных заработать себе на хлеб!

Знаю я таких, в одном классе со мной

учатся, Ожегов, например. Только не

будем сейчас о нём, иначе меня

стошнит.

- Катерина, - отрезал отец, заставив

маму замолчать и уставиться на него

круглыми, словно блюдца,

испуганными глазами. – С какой

целью ты ходила в магазин? Разве

Дима не привёз продуктов на всю

неделю?

- Привёз, Валечка, - мама, с

торопливым подобострастиям,

принялась размешивать сахар в

отцовской чашке. – Просто я хотела

найти тебе подарок к новому году и,

случайно, забрела в продуктовый

супермаркет.

- Зачем мне подарки от тебя, за мои же

деньги?! - рявкнул отец так, что

зазвенела посуда на столе, а я, от

неожиданности, прикусила язык.

- Но ведь новый год, - прошептала

мама, прекратив мучить чашку и

садясь на своё место. – Мы же всегда

дарим подарки друг другу.

- Тупая курица! – папен кулак

ударился о поверхность стола, из

чашек выплеснулся кофе, заливая

скатерть.- Мы это делали ради

ребёнка, устраивали праздник своей

дочери. Но Вероника, на этот раз,

праздновать с нами не будет. Так на

хрена мне, скажи на милость, все эти

розовые сопли, подарочки,

поцелучики в щёчку, пожелания на

открыточках!

- Прости, Валечка, - мама начала

шмыгать носом, что ещё больше

взбесила отца, да и меня тоже.

- Лучше бы занималась дочерью и

домом, а не шлялась где попало. А

твою портниху я сегодня же вызову на

допрос. Отребье в конец распоясалось,

уже в магазинах ведёт антирежимные

речи. Думаю, тебе стоит поискать

другую портниху.

Отец протянул руку, куда, тут же,

легла газета. Надо отдать маме

должное, желания папеньки она ,

точно угадывала, как по взгляду, так и

по жесту.

- Ну паа, - протянула я, дёргая его за

рукав. – Я же вечером уезжаю, ну

давайте нормально посидим, а?

Отец многозначительно кашлянул, а

мать обречённо вздохнула.

- Ну, паа, хоть слово мне

напутственное скажи.

- Ты уже взрослая девочка, - отец

отложил в сторону газету и потрепал

меня по щеке. – Мы с мамой доверяем

тебе и по тому, отпускаем в эту

поездку.

Мама кивнула в знак одобрения.

Когда отец говорил, она не

вмешивалась и не спорила, лишь

молчаливо соглашалась с мужем. Её

тонкие пальцы теребили салфетку,

выдавая волнение, и меня это

насторожило. Вдруг начнёт

отговаривать от поездки, просить

остаться дома. Ведь в дороге со мной

может приключиться всякое. Маме

везде мерещилась опасность. Список

её страхов был так велик, что легче

перечислить то, чего она не боялась.

По улицам нашего захолустья, если

верить мамочке, толпами бродили

маньяки и грабители, в ресторанах-

алчно потирали руки отравители,

нанятые врагами и соперниками отца,

Школа, в глазах мамы, была

рассадником инфекции, и я никогда не

выходила из дома, не проглотив

таблеток, укрепляющих иммунетет.

Отношения с подругами мать порвала

сразу же, как вышла замуж, ведь те,

могли увести ненаглядного Валечку.

Она считала, что каждый житель

городка завидует нашей семье и готов

причинить зло. Ведь мой отец не абы

кто, а третий секретарь приёмной СГБ.

Я смеялась над страхами матери.

Учителя меня уважали, в классе

боготворили. Моё слово было

решающим, мнение непререкаемым.

Сомневаетесь? Ну так пеняйте на

себя!

Тем временем папа продолжал:

- Ты должна помнить, что

отправляешься в страну

соблюдающую нейтралитет, и вполне

возможно, что на улицах Эвилии, тебе

встретится вампир…

- Валентин! – вскрикнула мама,

выронив салфетку.- Прекрати пугать

ребёнка!

- Она уже не ребёнок, - папа шумно

отпил из своей чашки. – Завтра ей

исполняется восемнадцать.

- О да! – мама грустно улыбнулась,

прижав руки к груди. – А ещё совсем

недавно наша Верочка была такой

крошкой. У тебя часто болел животик,

ты плакала, плохо спала по ночам.

Помню, как к нам в гости приехала

моя подруга. Бедняга, она не смогла

сомкнуть глаз, слыша твои крики. А

ещё у тебя был жёлтый медвежонок,

ты его везде таскала с собой. Засыпала

только с ним. И однажды игрушка

потерялась…

И почему родителям нравится

вспоминать то, как их дети были

какающими и сикающими под себя

червяками, пищащими и

безмозглыми? Чем их не устраивает

нормальная, самостоятельная,

сформировавшаяся личность с целями,

устремлениями и собственным

мнением? Не пойму, чем там вообще

можно умиляться? Слюной, вечно

вытекающей из беззубого рта?

Беспорядочными движениями

уродливых ножек и ручек? Бррр!

- Ладно, - я поднялась из за стола,

давая понять, что тема мне неприятна,

и неинтересна. – Я в школу

опаздываю. Подвезёшь, пап?

Отец сосредоточенно вёл машину, я

же молча сидела рядом. В лобовое

стекло бились крупные мохнатые

снежинки. То и дело светофоры

вспыхивали красным, но мы не

обращая внимания, продолжали свой

путь. Моему отцу ещё и не то

позволялось.

- Как ты думаешь, решила я задать

мучавший меня вопрос. Нужно

выяснить всё прямо сейчас, чтобы не

думать весь день. У меня и без этого

проблем полно.- Мама обиделась на

меня?

- Не знаю, - ответил отец, пожав

плечами. В стёклах его очков блестел

оранжевый свет уличных фонарей. –

Но лично я считаю, что так нельзя.

Это лучшие моменты её жизни. Вот

будут у тебя свои дети, тогда

поймёшь.

- Фу, вот этого мне не нужно, - я

демонстративно поморщилась.-

Превратиться в домохозяйку в

засаленном халате – не для меня. Хочу

сделать карьеру, чтобы все уважали и

боялись.

- Моя дочь, - засмеялся папа, и

огоньки в очках засмеялись тоже. –

Ты, Вероника Валентиновна учись,

старайся, не отвлекайся на глупости.

А уж дальше - моя забота.

Пухлая рука отца легла мне на

макушку. Да, мой папочка маленького

роста, толстенький, очкастый- не орёл.

Вот только его боится весь наш

вшивенький городок и ближайшие к

нему деревеньки. Да, он не первый

секретарь, а всего лишь третий, но всё

ещё впереди. А я буду учиться, буду

доказывать всем, что достойна быть

дочерью такого человека, и добьюсь

высот. А дети и муж- глупости. Не

нужно мне это. К тому же детей

нужно делать, и способ этот, если

верить рассказам девчонок, довольно

мерзкий. Никогда и никому не

позволю творить такое с моим телом.

Это же как нужно себя не уважать,

чтобы допускать подобные

гнусности? А Дениска Журавлёв

нужен мне, как товарищ, как союзник.

Ни о какой дурацкой любви даже и

речи не идёт, что бы там мои

подруженьки себе не навыдумывали.

Светка и Аринка, ещё глупые, вот

всякие романтические бредни в

головы и лезут. Ну, ничего, воспитаем.

Отец припарковался прямо на

школьной аллее, напугав дворника с

куцей бородёнкой, сметающего с

дорожек снег.

- Куда прёшь! – вскрикнул дядька. –

совсем обнаглели, скоро в школу на

своих машинах заедут!

Но узнав номера, тут же попятился,

прижимая к себе метлу, забормотал

какие- то извинения. Я захохотала.

Трусливый жалкий нищеброд, не

удивительно, что кроме метлы ему

больше ничего в этой жизни не

доверяют.

Чмокнув папочку в колючую щеку, я

вышла из машины и направилась к

зданию школы.

2
{"b":"623623","o":1}