ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Всё капризы какие-то у него являются. А в кино мы и сами пойдём. Уж очень, говорят, картина геройская идёт!

Васёк слышал и молчал. Ему было не до кино. Его мучила мысль о школе: «Что-то там теперь делается?»

После обеда тётка решительно подошла к Ваську, потрогала его лоб, заставила смерить температуру. Всё было нормально.

– Здоров, – снимая с носа очки, объявила вслух тётка. – Просто своё «я» показываешь! Ну и сиди один!.. Таня, пойдём!

– Ещё рано, Евдокия Васильевна, – нехотя сказала Таня.

Её не на шутку беспокоил Васёк, но она побаивалась тётки и не решалась при ней заговорить с Васьком.

«Ты мне всё воспитание сбиваешь», – уже однажды упрекнула её Евдокия Васильевна.

– Пойдём, пойдём! – поджимая губы и туго закручивая на затылке узел, торопила тётка. – Мороженого покушаем, получше места займём!

– Да места всё равно согласно взятым билетам, – со вздохом сказала Таня, надевая пальто.

Когда они вышли, Васёк подошёл к окну и стал смотреть на улицу. По улице шли школьники и школьницы.

«Из школы идут! Поздно. Наверно, совет отряда был у них, – подумал Васёк. – У нас тоже часто бывал совет отряда… я сам объявлял ребятам об этом!»

Васёк прислонился лбом к холодному стеклу. Потом быстро отодвинулся. На улице стояли три знакомые фигуры. Одна из них отделилась и быстро ушла; Васёк узнал Булгакова. «Зачем он приходил?»

На лестнице послышались шаги и голос Лиды Зориной:

– Здесь даже дверь не заперта… Трубачёв, ты дома?

Из-за плеча Зориной выглядывал Одинцов.

– Я дома, – сказал Васёк, вопросительно глядя на обоих. – Идите в комнату.

– Здорово! – развязно сказал Одинцов и тут же смутился.

– Здравствуй! Мы пришли узнать, как твоё здоровье, – поспешила на выручку Лида и вдруг заметила измятые подушки и свисающую с кровати куртку: – Ой, какой беспорядок! Это убрать надо. Сейчас Сергей Николаевич придёт.

– Сергей Николаевич? – Васёк сдвинул брови и посмотрел на Одинцова. – Зачем?

Одинцов пожал плечами:

– Не знаю.

– Нет, знаешь. И говори. А то опять… сам пришёл, а сам…

– Честное пионерское… – торжественно начал Одинцов.

Но Лида решительно перебила его:

– Никаких объяснений! Сказал – приду! И всё. Понимаешь?.. А у тебя беспорядок, на полу обрезки какие-то. Давай щётку!.. Одинцов, раздевайся.

Лида сняла шубку и платок:

– Васёк, на, повесь! И не стой с раскрытым ртом. Смотрите, что кругом делается!

В комнате действительно был беспорядок. С утра тётка ходила расстроенная и в первый раз оставила комнату неубранной. На стуле было брошено её шитьё, на письменном столе Васька валялись какието инструменты.

– Скорей, скорей! Ужас что делается! – за-ткнув за пояс полотенце, говорила Лида. – Одинцов, собирай в ящик инструменты!.. Васёк, прибери стол! Он же первым долгом на твой стол посмотрит!

Мальчики, не рассуждая, принялись за работу. Поправляя постель и взбивая подушки, Лида говорила:

– Надо, чтобы всё прилично было!

Васёк прибрал свой стол. Одинцов сгрёб со стула ворох материи:

– А это куда?

– Это тёткино! – испугался Васёк. – Не тронь, а то спутаешь ей всё, она сердиться будет!

– Подожди! – Лида накрыла всё газетой. – Нехорошо, но уж раз тёткино…

– Мы за тётку не отвечаем, – решили ребята. – Надо только просто так сказать, что это её.

На обеденном столе на чистой скатерти стояла плетёная сухарница.

– Сюда бы хорошо такую салфеточку… – сказала Лида.

Васёк пошарил в комоде и вытащил что-то белое, с кружевами.

– Можно этим, – сказал он.

– Это ж косынка! – возмутилась Лида.

Васёк полез в буфет.

– Вот! – с торжеством сказал он, вынимая оттуда вышитую салфеточку.

– Теперь хорошо! Совсем другое дело! – отходя от стола и склонив голову набок, радовалась Лида. И вдруг всплеснула руками: – А что, если учитель захочет… чаю?

Мальчики оторопели.

– Ну, как это захочет… – протянул Одинцов, глядя на Васька.

Тот пожал плечами:

– Я думаю – нет. Он дома напьётся.

– А я вам говорю, может и тут захотеть. Он же в гости придёт. Вот возьмёт да и скажет: «Я хочу чаю».

– Не морочь голову! – рассердился Одинцов и передразнил девочку: – «Хочу чаю»! Ведь он же учитель.

– Здравствуйте! – насмешливо сказала Лида. – Если учитель, так и чаю не пьёт?

– Нет, пьёт, конечно, – озабоченно сказал Васёк и вспомнил: – У нас печенье есть.

– Давай! – строго приказала Лида. – Всё давай, что есть!

Васёк снова полез в буфет:

– Держите: сахар, масло…

Через полчаса ребята торжественно сидели за столом, открыв в кухне входную дверь, чтобы учитель не споткнулся на лестнице. На столе стояли четыре стакана с блюдцами, сухарница с печеньем, маслёнка с маслом и сахар. Чайник с кипячёной водой на всякий случай был уже приготовлен.

История с зачёркнутой фамилией, ожидание сбора – всё отодвинулось на задний план. Васёк и Одинцов радовались возможности снова попросту говорить друг с другом, не касаясь недавней размолвки.

И хотя Васёк боялся прихода учителя, но в обществе Одинцова и Лиды чувствовал себя спокойнее. А Лида вся ушла в роль хозяйки. Переставляя на столе то маслёнку, то сухарницу с печеньем, она отходила в сторону и любовалась сервировкой стола.

Одинцов радовался, что у Васька в отношении к нему уже не было враждебности. Беспокоило Одинцова только то, что Саша ослушался Сергея Николаевича и от самого дома Васька решительно повернул обратно.

– Чтоб я ещё унижался перед Трубачёвым! Этого мне никто приказать не может! Идите сами!

«Упрямый! – подумал Одинцов, сознаваясь себе, что, будь он на месте Саши, он тоже не пошёл бы к Ваську первый. – Учителя не знают, какие ребята. У нас ведь сроду никто первый не подойдёт, если поссорились!»

Ребята говорили шёпотом, прислушиваясь к каждому шороху.

– Тише, – сказала вдруг Лида. – Идёт!

На лестнице действительно послышались шаги. Все трое наперегонки бросились туда.

– Пожалуйста, пожалуйста! – кричала Лида.

– Входите! Здесь десять ступенек, – беспокоился Васёк. Одинцов держал настежь раскрытую дверь. На пороге показалась… тётка.

– Ой! – пискнула Лида.

– Это… тётя, – сказал Васёк.

Тётка подозрительно оглядела всю компанию:

– Здравствуйте, дорогие гости!

– Здравствуйте, – поспешно сказал Одинцов, подтягиваясь и поправляя на груди галстук.

– Здравствуйте… Простите, пожалуйста, мы тут хозяйничали, – смущённо улыбаясь, поясняла Лида, идя за тёткой и показывая ребятам глазами на сервированный стол.

Тётка быстро оглядела с ног до головы Лиду, так же внимательно – Одинцова, потом подошла к столу и подняла вышитую салфетку.

– Чаем поить гостей будешь? – обернулась она к Ваську.

– Да, хотим чаю, – сказал Васёк.

Тётка поманила его пальцем и, выйдя на кухню, прикрыла за собой дверь:

– Приличные дети. Брат и сестра, что ли? Это чьи же такие будут?

– Это одного знатного стахановца ребята! – выпалил Васёк.

Тётка высоко подняла брови и одобрительно кивнула головой:

– А-а, оно и видно. Не то что твой давешний толстяк. Поздороваться как следует не умеет… Ну, дружи, дружи! Только что ж мне сказать-то побоялся, что гости у тебя нынче? Я бы пирожков хоть спекла!

Васёк усмехнулся:

– Так себе…

– То-то «так себе»! – с ласковым укором сказала тётка. – А теперь я должна идти. Там Таня с билетами сидит. Я зашла… думаю, может, сошёл с тебя каприз – так побежишь.

– Нет.

– Теперь уж что, раз гости!.. Погоди, я орешков вам положу.

Она прошла в комнату, по пути погладила тугие косички Лиды, улыбнулась Одинцову. Насыпала полную тарелку грецких орехов.

– Ну, играйте, угощайтесь. А я нынче в кино иду. Очень геройская картина! До свиданья, деточки! Вашим родителям привет передайте. Скажите, что очень рада знакомству!

– Спасибо, спасибо, – смущалась Лида.

Одинцов забежал вперёд и ловко распахнул перед тёткой дверь.

32
{"b":"623872","o":1}