ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пол Таф

Поможем ребенку добиться успеха: действенные методы и причины, по которым они работают

Paul Tough

Helping Children Succeed: What Works and Why

© 2016 by Paul Tough

© OOO «Клевер-Медиа-Групп», 2018

* * *

Чарлзу, который только начинает свой путь

Предисловие

Вопрос о том, можно ли научить человека чему-то, если он сопротивляется, волновал учителей, родителей и психологов на протяжении многих лет. Действительно, почему у некоторых детей сопротивление обучению меньше или даже совсем отсутствует, а у других оно такое огромное, что кажется, будто ребенок идет против себя, вредит себе. «Ведь должен же он понимать, что образование идет ему на пользу!» – говорят родители и ищут ответы на свои многочисленные вопросы.

Перед вами – удивительная книга-исследование. Рассматривая взаимосвязь способностей детей к обучению и социальной среды, в которой вращается ребенок, автор размышляет на тему, что могут предпринять родители, учителя, школа, чтобы сделать жизнь детей лучше, и приводит доказательства, указывающие на серьезную разницу между условиями развития и результатом образования детей из обеспеченных и малообеспеченных семей.

Для сравнения: в 2015 году за порог бедности для семьи из двух взрослых и двух детей в Америке был взят доход до налогообложения в размере 23800 долл. в год, то есть почти 2000 долл. в месяц. В России черта бедности в 2015 году составляла 7688 р. в месяц на человека, или 30752 р. на семью из четырех человек.

Но финансовое обеспечение семьи – это не единственный фактор, оказывающий влияние на условия развития ребенка. Принято считать, что в обеспеченных семьях у родителей есть возможность проводить много времени со своими детьми, участвовать в их жизни, общаться, однако на практике такого времени и возможности у родителей чаще нет. Почему? Например, потому, что все имеющееся время взрослые тратят на поддержание финансового благополучия семьи и детей. В результате, несмотря на «свободные» деньги, дети растут без участия родителей точно так же, как и их сверстники из малообеспеченных семей, и имеют те же проблемы, что и у детей, растущих в более тяжелых социальных условиях.

Все мы знаем истории людей, выросших в неблагоприятных социальных условиях и добившихся успеха в жизни. Что этому способствовало? За счет каких внутренних ресурсов ребенок сумел преодолеть силу обстоятельств? Можем ли мы усиливать влияние этих факторов или это «просто так получилось»?

В своих исследованиях автор придерживается теории социального научения (ТСН), основная идея которой заключается в том, что не только окружение человека влияет на его жизнь, но и сам ребенок может повлиять на нее. И если взрослые смогут изменить ряд социальных условий, то уровень когнитивного развития детей и их возможностей вырастет.

Следуя этому подходу, мы не только вырабатываем учебные когнитивные навыки у ребенка, но и ориентируемся на выработку определенных черт характера: старательности, упорства, спокойного отношения к неудачам, которые не только помогают ребенку быстрее усваивать знания, но являются залогом его будущего успеха в жизни.

Меняется и роль преподавателя. Из носителя готовой информации он превращается в организатора исследовательской, познавательной деятельности своих учеников. Много думающих педагогов в России и в других странах приходят к выводу о необходимости выстраивать учебный процесс на принципах, отличных от тех, что были приняты ранее.

Наша сегодняшняя задача – сделать такой подход массовым, работать не только с одаренными учениками с устойчивой мотивацией, но и с детьми, в силу обстоятельств не имеющими такого подарка от жизни.

Книга Пола Тафа пригодится всем родителям, заинтересованным в создании оптимальных условий для развития детей.

Анна Скавитина, детский аналитик, член Международной ассоциации аналитической психологии (IAAP), многолетний эксперт журнала Psychologies

Глава 1. Неблагоприятные условия

В 2013 году США преодолели значимый рубеж в образовательной сфере. Впервые в истории большинство учащихся государственных школ страны – если быть точным, 51 % – были признаны малообеспеченными, согласно установленным федеральным правительством критериям, а значит, получили право на предоставляемые государством бесплатные школьные обеды. Это случилось не вдруг. По данным, собранным Образовательным фондом южных штатов[1], начиная с 1989 года процент малообеспеченных учащихся в государственных школах США постоянно возрастал (в конце 1980-х годов критериям малоимущих соответствовало менее трети учащихся). Пятидесятипроцентный барьер можно счесть символической границей, тем не менее эта граница имеет большое значение. Отныне проблему обучения детей из малообеспеченных семей, стоящую перед американской системой образования, уже нельзя считать второстепенной. Сегодня ключевая задача американских государственных школ, да и американского общества в целом, заключается в том, чтобы помочь малообеспеченным детям добиться успеха.

Мы не справляемся с этой задачей. По статистическим данным Министерства образования США, разрыв в результатах тестов по аналитическому чтению и математике между восьмиклассниками из малоимущих семей и их более обеспеченными сверстниками за последние 20 лет вообще не сократился (за этот же период разрыв между малоимущими и обеспеченными учениками четвертых классов уменьшился незначительно). В то же время разница в результатах общеамериканского академического оценочного теста, продемонстрированных бедными и богатыми выпускниками старшей школы, за последние три десятилетия увеличилась с 90 баллов (по 800-балльной шкале) в 1980-х до 125 баллов в наши дни. Различия в уровне подготовки обеспеченных и малообеспеченных студентов тоже резко увеличились. Сейчас дети из бедных семей, не имеющие диплома об окончании колледжа, демонстрируют крайне ограниченную экономическую мобильность: только каждый второй молодой человек, выросший в семье, которая относится к квинтилю[2] с самым низким уровнем доходов (порядка 21500 долл. в год), и не получивший диплом бакалавра, сумеет, став взрослым, выбраться из этой самой малообеспеченной экономической группы.

Разрыв растет, несмотря на то что в последние два десятилетия его сокращение и даже устранение оставались ключевой целью образовательной политики государства, в частности специальных президентских программ: «Ни одного отстающего ребенка» Джорджа Буша и «Гонка за первенство» Барака Обамы. Предложенные правительством инициативы получили поддержку и были расширены благодаря усилиям множества некоммерческих организаций и финансовой помощи состоятельных филантропов, решительно борющихся с неравенством в образовании. Все эти усилия, безусловно, дали определенные результаты: появились школы и программы, ориентированные на работу с детьми из малообеспеченных семей, – однако в целом результаты, которые демонстрируют малоимущие ученики, почти или совсем не изменились.

Дискуссию о том, как сократить этот разрыв и можно ли вообще его сократить, ведут на государственном уровне не только управленцы и филантропы. И преподаватели, и социальные работники, и воспитатели, и педиатры, и даже родители по всей стране не понаслышке знают о трудностях, с которыми сталкиваются дети из неблагоприятной среды. Если вы работали с детьми, выросшими в бедности или иных непростых обстоятельствах, то знаете, что порой учителям и воспитателям сложно с ними общаться, их сложно заставить что-либо делать, сложно успокоить, с ними сложно договориться. Многим учителям удается преодолеть эти трудности, хотя бы с некоторыми учениками. Но в то же время в последние годы я встречался с сотнями отчаявшихся педагогов, которые бесконечно утомлены работой и порой не видят в ней никакого смысла.

вернуться

1

Англ. Southern Education Foundation.

вернуться

2

Квинтиль – 1/5 часть. Здесь – сегмент общества.

1
{"b":"624978","o":1}