ЛитМир - Электронная Библиотека

 В оформлении обложки использованы фотографии с https://ru.depositphotos.com

Глава 1. Первая и единственная

В ночь, когда у эрла Леофрика – личного советника магистра Апритиса – родился первенец, шел дождь. Для города, где царит вечное лето, и безжалостное солнце выжигает все живое, это было доброе знамение. Эрл порадовался бы дождю вместе с жителями Апритиса, не задержи осадки помощь. Дороги размыло, и лекарь добирался несколько часов. К его приезду леди Иона была совсем плоха. Сил на крики не осталось, и она едва слышно стонала. Этот тихий, полный мольбы звук рвал эрлу сердце. Уж лучше бы она вопила во всю глотку.

Спустя час после приезда лекаря эрл действительно услышал крик, но не жены, а младенца. Не выдержав, он ворвался в спальню. Постель была смята, некогда белые простыни окрасились в бурый, зато леди Иона белизной могла сравниться с мелом.

Лекарь сунул в руки эрлу комок ткани. Леофрик не сразу понял, что держит ребенка. Лишь когда ткань зашевелилась, он опомнился и перехватил сверток удобней.

– С младенцем все в порядке, – произнес лекарь, – но у родильницы кровотечение. Я займусь ей, а вы позаботьтесь о ребенке.

Лекарь выставил его за дверь. Эрл не сопротивлялся. Сил не было смотреть на измученное лицо жены.

Он отнес ребенка в детскую. К няне. Именно она первой взглянула на младенца, а не отец, который в тревоге за жену даже пол ребенка не спросил.

– Девочка, – улыбнулась няня – дородная баба с красным лицом. – Да такая пригожая. Гляньте, господин, у нее чубчик на голове.

Эрл с нежностью посмотрел на дитя, но и его, и нянино лицо перекосилось от ужаса, когда на ребенка упал свет масляной лампы – чубчик малышки отливал рыжим.

– Этого не может быть, – пробормотал эрл. – В семье отродясь солнечных не было. У нас самая чистая кровь на юге.

– Видать, один все-таки затесался, – ответила няня. – Откуда еще взяться поцелованной Игнисом?

Эрл судорожно вспоминал все, что знал о подобных случаях. Все рыжие в двуполярном мире – маги. Цвет волос им достался от бога огня – Игниса, выбравшего ребенка себе в услужение. Но существовала и более приземленная версия – маги рождались от смешения человеческой красной крови с золотой кровью солнечных, причем подпорченная кровь могла проявиться спустя сколько угодно поколений.

Таких детей в семь лет забирали в общины магов – в каждом из тринадцати городов имелась своя. Больше семья их не видела. К сожалению, спрогнозировать, как и избежать рождения мага было невозможно.

– Как назовете-то? – спросила нянька, выводя Леофрика из задумчивости.

– Потом решу, – отмахнулся он. – Не привязывайся к ней, все равно придется отдать.

– Как не привязаться-то, – женщина пеленала младенца. – Ведь хорошенькая. Вырастет, красавицей будет.

– Не говори глупости, – эрл передернул плечами. – Часа не прошло, как родилась. Не понято еще, какой вырастет.

Няня только вздохнула. Под эти ее вздохи эрл покинул детскую и поспешил к жене.

Лекарь встречал его у двери спальни.

– Боюсь, у меня дурные вести, – сказал он. – Кровотечение удалось остановить, леди Иона выживет и вскоре пойдет на поправку, но детей у нее больше не будет.

Эрл пошатнулся. Не будь позади стены, упал бы. Взгляд метнулся в направлении детской. Оттуда доносился плачь первой и единственной дочери. Из позорного клейма семьи она в одночасье превратилась в драгоценное сокровище, и Леофрик собирался о нем позаботиться.

– Позвольте осмотреть ребенка, – произнес лекарь. – Хочу убедиться, что с ним все в порядке.

Эрл вгляделся в его простодушное лицо. Вряд ли лекарь в пылу борьбы за жизнь женщины и младенца заметил, каким родился ребенок. Пока только Леофрик и няня знали об особенностях девочки.

– Ребенок здоров, – отчеканил эрл. – О нем есть кому позаботиться. Идемте, я провожу вас.

Он лично проводил лекаря, а после строго-настрого запретил прислуге входить в детскую. За ее дверями скрывался секрет семьи, и князь уже придумал, как спрятать его у всех на виду.

* * *

– Ай, – вскрикнула Криста, когда няня особенно сильно дернула волосы. – Ну, сколько можно, в самом деле? Мне уже девятнадцать, я выхожу замуж, могу и сама помыть голову.

– Не брыкайся, чай не коза, – няня втирала в волосы вонючую смесь, которую Криста терпеть не могла. – Я и опосля свадьбы тебе голову мыть буду.

– Вот еще! Кто тебе позволит?

Няня не спорила, продолжая мучительную процедуру. Намазав волосы липкой жижей, она велела ждать полчаса. Кожу щипало, от едкого запаха слезились глаза, и последние пять минут Криста притопывала ногой от нетерпения. Неужели без этого никак? Амария – дочь кухарки – утверждала, что с ее волосами ничего подобного не делают. Или так маются только знатные дамы?

Раз в две недели после особого мытья головы Криста всерьез подумывала остричь косу. Волосы у нее были шикарные – густые, длинной, как говорила няня, до того места, на которое Криста любила искать приключения. Но стоила ли красота страданий?

– Стоила, – вздохнув, ответила Криста сама себе.

Ведь Дэмиону нравились ее волосы. Он любил перебирать их, пропускать между пальцев, словно шелковую ленту. Иногда он целовал пряди подобно рыцарю, целующему подол платья прекрасной дамы. Ее Дэм был невероятно галантным. А еще красивым.

Криста снова вздохнула, на этот раз мечтательно. Сегодня особый день – день обручения с Дэмом. Они знали друг друга с семи лет, и любила его Криста с того же возраста. Ей повезло: избранник был старшим сыном магистра славного города Апритиса. Отец решил: породнить две самые могущественные семьи города отличная идея. Криста не возражала. По правде говоря, именно она зародила и взрастила в нем эту идею. Исподволь, намеками она подталкивала родителя и вот, наконец, пожинала плоды.

Криста была готова к выходу, когда в комнату заглянула мама. Леди Иона, несмотря на возраст, все еще была хороша собой. В ней чувствовалась стать, а еще затаенная грусть. Иногда Криста ловила на себе печальный взгляд матери и недоумевала, отчего она смотрит на нее, будто видит в последний раз и пытается запомнить мельчайшие детали.

– Чудесно выглядишь, Кристабелла, – похвалила леди Иона. – Примерь колье. Оно пойдет к твоим глазам.

Надевая колье, Криста думала о словах Амарии. Подруга частенько шутила насчет внешности Кристы. Называла ее экзотической. Они даже дрались в детстве из-за этого. Сочетание черных волос, голубых глаз еще куда не шло, но веснушки, что щедро украшали кожу на лице, плечах, груди и спине никуда не годились. Зато Дэм считал веснушки симпатичными, а Криста хотела нравиться только ему.

Отец встречал своих девочек, как он называл жену и дочь, у кареты. Вместе они отправились к храму бога Аквариуса – повелителя воды. Улицы освещали масленые лампы – в городе, где днем стояла невыносимая жара, все происходило по ночам.

Стены храма были выкрашены в голубой – редкий для Апритиса цвет. Впрочем, зеленый встречался не чаще. Из-за жары здесь не было растительности. Выживали лишь те растения, за которыми ухаживали, тратя на них драгоценную воду. Потому-то самым ценным подарком на юге был цветок в горшке. Дэм однажды вручил ей такой. С тех пор цветок стоял в изголовье кровати на тумбе, и Криста ограничивала себя в питье, чтобы лишний раз полить подарок.

Внутри храма ждал магистр с сыном. Дэм на добрую голову возвышался над всеми в зале. Темноволосый, статный, а лицо, будто лик на храмовой стене, – строгое и прекрасное. У Кристы дыхание перехватило при виде жениха.

Под песнопение служителей храма Криста и Дэм рука об руку направились к главному бассейну храма. Вместе вошли в воду и по сигналу окунулись с головой. Поделив одну воду на двоих, они дали клятву, что и в семейной жизни будут делить поровну радости и невзгоды. Это был еще не свадебный обряд, но Криста все равно чувствовала, что отныне принадлежит Дэму, а он ей.

Когда выходили из бассейна, Криста заметила, что вода потемнела. Причина в ее волосах? Кроме нее на это обратил внимание лишь отец, и ей не понравилось выражение его лица. Он словно привидение увидел. Даже пальцы сложил, как если бы прогонял злой дух. Если его пугает ее шампунь, зачем заставлять мыть им голову?..

1
{"b":"625256","o":1}