ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 1.

Свадебное путешествие.

Диана в который раз испытала легкое головокружение, она никак не могла привыкнуть к перемещениям в пространстве. Открыв глаза, она увидела, что находится на небольшом балкончике, узорчатые перила которого оплетают розы. От цветов исходил нежный одурманивающий аромат. Диана так залюбовалась их упругими бутонами, что не сразу заметила изящный столик, сервированный на двоих, и почувствовала, как желудок болезненно сжался. Еще бы! Ведь за прошедший день она не съела ни крошки.

Она с интересом рассматривала, с какой изысканностью и вкусом был украшен балкон. Диана обратила внимание на две большие розовые свечи, стоявшие на белоснежной скатерти в серебряных подсвечниках. Их мерцание играло в хрустальных бокалах, отражаясь и преломляясь в каждой грани, а их огонь совершенно не пугал. Диана думала, что после нападения кровожадных огоньков больше никогда не захочет оказаться рядом со свечами, однако, сейчас осознала, что это не так. И вообще, все, что происходило до этой минуты, теперь было неважно. Есть только Кирилл и она.

– Где мы? – поинтересовалась Диана.

– Во Франции. Теперь я могу поцеловать свою жену?

Рик наклонился и нежно дотронулся до губ возлюбленной, а она стояла не шелохнувшись, боясь малейшим движением разрушить волшебство этого момента. Даже дыхание любимого напоминало запах роз, его прикосновения сливались с легким дуновением ветра, а губы… Диана не понимала, целуют ли они ее в глаза, щеки или шею… Он просто был рядом! Он просто принадлежал ей! К груди подступил ком, ей почему-то захотелось расплакаться. Диана даже ощутила солонковатый привкус во рту и, отстранившись, уткнулась Кириллу в плечо. Она набрала в легкие побольше воздуха, стараясь успокоить свое разбушевавшееся сердце. Никогда! Никогда она не забудет этот поцелуй. Самый нежный поцелуй на свете. Немного придя в себя, Диана наконец-то смогла посмотреть в глаза Кирилла.

– Поцелуй меня еще раз, – попросила она, и тот снова приник к ее губам.

– Тебе здесь нравится? – поинтересовался Рик, воспользовавшись секундной паузой.

– О, да! Это самое чудесное место на земле!

– Самое чудесное место – это там, где есть ты! – выдохнул он, вновь сжимая Диану в объятиях.

«Ну, нет! Если Кирилл еще раз скажет что-нибудь подобное, я точно разрыдаюсь! А ведь мне так хочется смеяться!» – подумала Диана и, вырвавшись из плена его рук, подошла к ограде балкона.

– Как же здесь хорошо!

Кирилл улыбнулся.

– Ты, наверное, хочешь переодеться? – его бровь лукаво приподнялась.

Диана растерянно окинула взглядом свое черное платье.

– Но у меня нет с собой ничего из одежды.

– Зато у меня есть. Я выбирал на свой вкус, однако надеюсь, тебе понравится. – Кирилл провел Диану вглубь комнаты, остановился около шифоньера, выдержал паузу, а затем распахнул резную дверцу.

Перед ее глазами предстало роскошное атласное платье нежно-зеленого цвета с белыми кружевными отворотами. Она приподняла пышную юбку этого чудесного одеяния и заметила кринолин.

– Оно будто из сказки! – заворожено выдохнула Диана. – Скажи, я попала в сказку?

– Сказку не обещаю, но то, что ты моя царица – это факт! – засмеялся Рик. – Рад, что тебе понравилось. Если ты не против, я ненадолго исчезну, тоже хочу переодеться. А тобой пока займутся эти сударыни, – он кивнул головой в сторону двери.

На пороге стояли две девушки в странных одеждах, точнее даже будет сказать не в странных, а старинных. Диана, раскрыв рот, разглядывала их кружевные чепцы. Где-то вдалеке мозг отметил, что Кирилл поцеловал ей руку и вышел через другую дверь, но эта информация не задержалась в голове, все внимание было приковано к двум незнакомкам, игравшим в этом безупречном спектакле роль служанок. Одна из них держала в руках лучину, с помощью которой зажигала многочисленные свечи, населявшие комнату. В скором времени света было достаточно, чтобы рассмотреть помещение.

Пространство покоев делилось на несколько зон. В центре, прилегая спинкой к стене, стояла кровать, с тумбочками по обоим краям и с огромным сундуком в ножной части. Рядом с шифоньером находилось трюмо с большим зеркалом и множеством ящичков, на его столешнице были расставлены различные пузырьки и гребни. Вся эта зона отгораживалась от остальной комнаты деревянной ширмой, обитой алым шелком. По другую сторону стояла софа, на ней и на полу вокруг, хаотично, но со вкусом, были разбросаны подушки разной величины и формы. Рядом с софой находился низкий столик, на котором в серебряных чашах лежали аппетитные фрукты: виноград, персики, яблоки и груши. В самом дальнем углу, ближе к балкону и окнам, находился высокий стол, на нем стоял огромный канделябр с ячейками для десяти, а то и пятнадцати свечей, также на столе лежали перья, чернила, бумага и точило. Стул с удобной спинкой и подлокотниками был небрежно отодвинут.

Диану поразил талант Кирилла! Мало того, что он создал в комнате все эти прекрасные декорации, так еще и умудрился придать этому интерьеру в стиле барокко обжитой вид.

«Это все для меня!» – застучало у Дианы в груди. Сколько времени и денег потратил ее любимый на создание этой обстановки, на актеров, которые, кстати сказать, очень правдоподобно играли свои роли?

Закончив заниматься своими делами, девушки направились к ней. Они ворковали на французском языке, и Диана вряд ли могла похвастаться, что понимает их. «Все-таки, нужно было заняться изучением французского! – отметила она про себя, – Ведь мне всегда нравился этот язык. И сейчас было бы гораздо проще понять, чего хотят от меня эти, как Кирилл выразился, сударыни».

Одна из дам достала из шифоньера платье и стала расшнуровывать корсаж, другая принялась за волосы Дианы, она просто хотела поправить ей прическу, но та, не зная, как объяснить, что хочет вообще избавиться от шедевра месье Жана, начала вытаскивать шпильки из своих волос. Ей не хотелось, чтобы хоть что-то напоминало о «Темном венчании». Диана считала, что если выкинет из памяти это происшествие, на которое дала полное свое согласие, то избавится от чувства вины перед силами добра. Она с такой неистовостью вырывала шпильки, что помогавшая ей девушка едва ли могла протиснуть еще и свою пару рук. Она лишь дождалась, когда та успокоится и стала расчесывать золотистые локоны, рассыпавшиеся по плечам.

От своего черного одеяния Диана избавилась с такой же жестокостью и теперь наблюдала, как обе девушки облачали ее в прекрасное воздушное платье. Их белые чепчики то и дело мелькали вокруг нее: одна подкалывала булавками подол, другая зашнуровывала корсет. И в скором времени грудь Дианы обтягивали белоснежные кружева.

Атласная ткань приятно шелестела, когда распрямляли фалды юбки. Диана завороженно смотрела в зеркало, наблюдая, как превращается в одну из тех прекрасных дам, которые населяли землю много веков назад, а если быть точнее, примерно четыре столетия, это наряд модниц XVII века. «Откуда Кирилл знает, что Франция XVII века – моя любимая эпоха?! – удивилась Диана, – Неужели я как-то обмолвилась, и он запомнил?! Какой он все-таки внимательный!» Пока она не переставала удивляться положительным качествам своего супруга, девушки закончили с ее туалетом. Одна, правда, хотела снова уложить ее волосы в прическу, но Диана отмахнулась, ей так понравился образ, отражающийся в зеркале, что она не захотела ничего в нем менять.

Поняв, что в их услугах больше не нуждаются, дамы, присев в легком реверансе, вышли из комнаты. Диана невольно улыбнулась и слегка кивнула им головой. «Похоже, я начинаю входить во вкус! – пожурила она сама себя, – Служанки, наряды и все такое… К такому не грех привыкнуть». Диана снова вонзила взгляд в свое отражение.

– Ты прекрасна! – услышала она голос Кирилла и медленно повернулась. – У меня не могло быть другой жены! – снова проговорил он, пронзая ее зеленые глаза своим взглядом.

Больше не в силах вести себя сдержанно, Диана подхватила пышные юбки и бросилась на шею возлюбленному.

1
{"b":"625716","o":1}