ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что ж, для начала пойдёт, – повеселел Джонни.

Поедая на ходу хот-дог, направился к воротам Сэма. Он хорошо ориентировался, но так уж получилось, подошёл к дому Сэма по другой улице.

– Ага, дом с названием «Бар Икота Бегемота». – Джонни огорчился, обходить было далеко.

Вдруг стеклянная дверь открылась, и показался Сэм, – привет, Джонни, ты не занят? Подойди, малыш.

Парень без опаски вошёл в двери.

– Вот тот самый паренёк, господин Че-на, о котором я рассказывал, – сказал он мужику небольшого роста с непривычным разрезом глаз.

Обратился к Джону. – Этому господину нужен помощник для выноса мусорных баков. Ты ведь не откажешься?

– Конечно, не откажусь, Сэм, спасибо. Господин, Че-на, здравствуйте, скажите ваш адрес, – Джонни говорил почтительно и с достоинством.

– Гру 8, – бросил Че-на. – Почему не спросишь об оплате? Ты согласен работать за любые деньги?

– Много ли платят за такую работу? – улыбнулся Джон, – я уверен, вы заплатите не меньше, чем другим. Ну, не станете же вы экономить на медяках!

– Хм, логично, – кивнул Че-на, – договорились, можешь приступать.

Так или примерно так Сэм помог Джону наработать клиентуру. Работа была несложной – в определённое время вытряхивать мусорные баки в кузов мусорной машины и передавать водителю мусоровоза плату. Всё осложнялось человеческим фактором.

Водители давно запомнили хозяев домов, легко отличали нанятых мусорщиков и нагло вымогали с последних часть заработка. Причём делали это без лишних слов – не получив мзды, в следующий раз просто не останавливались у данного адреса. Мусорщик, конечно, не мог объяснить, почему пропустил машину, и терял работу.

Попав в такую ситуацию, Джонни быстро сориентировался, он тоже запомнил мусорные маршруты и график. Чтоб не потерять рабочее место, отнёс полные баки к домику по соседству, и для отчёта перед нанимателем на время позаимствовал пустые – их никому не приходило в головы прятать. Хозяева были на службе, мусорщик, сделав своё дело, ушёл, Джонни не пришлось никому ничего объяснять.

На другой день, увидев Джонни на старом месте, водитель остановился и вышел спросить, почему его ещё не выгнали? Но сказать ничего не успел – парой ударов Джон заставил того скорчиться на земле и сучить от дикой боли ножками.

Так же без объяснений поместил водилу в мусорокамеру, вытряхнул сверху баки, вернул тару на место и занял место за рулём. Джонни не собирался его убивать, не стал включать гидравлический пресс, просто отогнал машину к полицейскому участку, запустил разгрузку и скромно удалился.

Он не стал глазеть, как поднялся кузов, и на парковку отделения полиции выпал сначала водитель, а потом его мусором завалило. И так было ясно, что парень, конечно же, столкнётся с очень злыми полицейскими и попытается им объяснить, кто во всём виноват.

Джонни не был злым парнем, его не могло это заинтересовать. Да и дел было полно – в городе хватало мусоровозов, и у него был не один клиент. То, что он не клянчил, не копался, был аккуратен, выгодно отличало его от конкурентов.

Конкуренция у мусорщиков была зверская, однако не произвела на Джона сильного впечатления. Вообще, так подростки из небогатых семей зарабатывали «карманные» деньги, ребята просто по своей природе не могли относиться к этой работе добросовестно. И сил им не доставало, а Джонни уже достиг «призывного» возраста, хотя с его внешностью трудно было отличить от подростка.

Попытки изгнать конкурента закончились на первом же «эй, ты!» И дело было не в словах, Джон считал шаги, не отвлекаясь от работы. Сочтя дистанцию приемлемой для групповой цели – пацаны решили, что вшестером точно справятся – атаковал внезапно и безжалостно, но по-своему нежно – никого не изуродовал.

Но были ещё и «крутые»! Эти «бандиты» решили дать «урок» Джону! «Подготовить к разговору», с его-то связями в полиции! Да он там каждую неделю моется! Ему, вообще-то, уже хватало денег на ночлежку, и душ там имелся, но профессия требовала регулярной именно «санобработки». Джон мылся бы в полиции чаще, но боялся примелькаться.

Этой шпане не могло прийти в головы, что человек трудится по собственному глубокому убеждению, а не потому, что на большее не способен. Большее в их представлении – это грабить и вымогать у слабых заработанные гроши.

Быть крысой в развалинах среди таких же крыс, Джон считал нормальным, но вести себя как крыса в нормальном мире…

С «крутыми» он на несколько долгих секунд вновь превратился в крысу – бей первым, бей внезапно, бей чем попало, бей насмерть, не оставляй за спиной живых! В общем, от него отстали.

Глава 2

Со временем с коллегами и водителями сложились деловые, дружеские отношения, клиенты ворчали, конечно, но в целом были довольны, Джон не голодал – жизнь как-то стала налаживаться. Но такое уж человек существо – постоянно кто-то раздражает.

Более сильных эмоций Джон не испытывал, если не считать благодарность – вот дядя Сэм человек. А остальные! Джон легко переносил любые лишения и тяготы, но его никогда не унижали – вот в чём фокус.

Очень многим не нравилось его естественное независимое поведение. Ну не нравится – не нанимай! Нет – они считали, что цель их жизни – указать всякому «его место».

Прямо его не оскорбляли, но изводили придирками, тянули с оплатой – придёшь за своими грошами завтра! И всё только потому, что он не видел никаких оснований считать их хоть в чём-то выше себя. Указать ему место – для некоторых это стало идефиксом.

Так подойди к Джону, оскорби, ну! Нет, лучше бросить в бак открытую банку с протухшими консервами или тухлые яйца. И ржать, как он это здорово придумал – проучил мусорщика.

Джонни перестала нравиться нормальная жизнь, вернее, его место в жизни. Вот в стае у него всегда было высокое положение по ловкости и по заслугам.

Газет Джонни не читал, но рекламы на глаза попадалось много, сугубо по роду занятий. Особенное впечатление произвела листовка, с которой широкоплечий мускулистый красавец в красивой форме так прямо и заявлял: «Только армия сделает тебя человеком»! Может, попытать удачу там, где не будет всех этих сволочей?

Туда можно записаться, но каким образом, он понятия не имел. Вообще-то, есть, у кого спросить, но очень уж не хочется. Хотя… сегодня же банный день! Раз уж он решил идти в армию, и не знает, как это сделать иначе, кое-кому напоследок можно «указать» место.

Джон с удовольствием принялся за рассмотрение кандидатур. Так – Сэм отпадает, Че-на просто всегда сволочь, не только с ним, Ро-гу просто дурак… Джон, перебирая варианты, просто оттягивал принятие уже принятого решения.

Конечно же, господин Та-ню, спортсмен и красавец! И не завидовал Джон вовсе, вообще плевать. Вот это, видимо и бесило красавчика – кто-то смеет не восхищаться им, признавая своё ничтожество.

И кто? Мусорщик! Уж как он старался – и глядел презрительно, и цедил сквозь зубы, плату всегда кидал под ноги, тьфу! А Джону пофиг. Но раз уж всё так удачно складывается, и в армию он собрался, и пора идти выносить баки этой сволочи…

– По-твоему, я обязан торчать у калитки целых две минуты в ожидании твоего визита? Ты представляешь, сколько стоит моё время? Ну, что молчишь? – процедил господин Та-ню, нависая над склонённой головой Джонни, – я жду ответа!

Джон медленно поднял лицо, лучась счастливейшей из улыбок.

– Да ты обкурился, грязная скотина! – хотел заорать господин Та-ню, но получилось лишь. – Да ты э-э-э…

Джонни с особым удовольствием нанёс удар щёпотью в селезёнку. По рёбрышкам, по плавающим, – аж зажмурился Джон. В промежность, так – не падать! Придержать и резко на себя, чтоб носиком в лоб – вот он меня первый клюнул – наслаждался парень – и ещё раз – и ещё!

– Это не со мной, этого не может быть, – подумал красавец, теряя сознание.

2
{"b":"625760","o":1}