ЛитМир - Электронная Библиотека

Алина знает, что вернувшись домой, ее ждет то, от чего она скрывалась несколько лет, но после смерти матери ее больше ничего не держит в Латвии, поэтому она принимает свою судьбу, которая давно предопределена ее отцом – владельцем крупной фирмы, передающейся по наследству.

Самое худшее для Алины – встретить его снова, мужчину, которого она ненавидела и любила вопреки всему. Он был раем и адом в одном флаконе, но она даже не подозревала, что этот человек настолько опасен.

Адриан Вестардо знает, что ворваться в ее жизнь не самое лучшее решение, но только это поможет сохранить ей жизнь, потому что Алина оказывается втянутой в опасную игру, из которой нет выхода. Он рискнет всем ради нее, даже ее любовью.

Наемный убийца по прозвищу «Девил» обычно спит с теми женщинами, которых потом убивает. Профессия. Кредо. И он знает, что Алина Раковска неприкосновенна во всех смыслах и хоть соблазн так велит, он лучше убьет ее, нежели переступит черту.

Жизнь и смерть, любовь и ненависть, как одно единое целое.

Все события и лица, описанные в книге, не имеют ничего общего с реальными людьми и выдуманы автором. Все совпадения случайны.

В оформлении обложки использована фотография автора:

Kiselev Andrey Valerevich

«Sexual passionate couple in elegant evening dresses. Luxurious interior. Fashion shot» https://www.shutterstock.com

Пролог

2000 год. Рига, Латвия.

Она вышла из комнаты, дождавшись пока все уснут и босая прошлепала по холодному коридору до корпуса мальчиков. У двери дежурил пожилой охранник по имени Валдис, она не боялась его и он часто угощал ее конфетами, когда та тайком пробиралась в общую мальчишескую. Сегодня он храпел в две дырки, она не стала его тревожить, хотя конфеты очень любила. А на первый взгляд не скажешь, худющая, как трость и чересчур высокая для своего возраста, по крайней мере, так говорили ее сверстники.

На цыпочках она прошла вдоль ряда одинаковых кроватей и нашла ту, на которой часто проводила время, когда дежурил Валдис.

– Когда-нибудь тебя выпорют, дуреха. – Мальчик сразу заметил ее и откинул край одеяла, подвинувшись, освобождая ей место. Она быстро запрыгнула на кровать и натянула одеяло под самую шею. Зимой тут было холодно, а пока босиком бежала, чтобы не греметь тапками, все ноги отморозила.

– Не выпорют. А если так, я не боюсь.

– Тебя снова обзывали сегодня? Я слышал в столовой.

Она знала, что от него ничего не утаить, он всегда все знает и наблюдает за ней. Дружили они уж вот четвертый год, но девочка не позволяла ему за себя заступаться. Ее обзывали переростком, оттого, что выше всех девчонок ее возраста была, оттого, что взрослела не по годам и понимала, больше чем они. Ее обзывали ведьмой за то, что ее кожа была чуть темнее, чем их белоснежная, хотя она даже не загорала летом, за черные как смоль волосы и длинные ресницы, обрамляющие темно-коричневые глаза. Будучи маленькой она плакала, что не похожа на остальных девочек со светлыми волосами и бледной кожей с розовинкой на щеках. Говорят ее папа Латино-американец, а мама вообще русская. Как только в Латвии она оказалась, ей было неизвестно.

– Вообще-то я пришла за историей. Расскажешь что-нибудь интересное сегодня? Мне понравилось слушать про Фредди, ты не закончил, что стало с той последней девочкой?

– Не знаю, я не успел дочитать.

– Проведешь меня в библиотеку как-нибудь? Я хочу взять эти книги.

– Ладно. Посмотрим.

– Пожалуйста. – Она умела просить, даже не давя на жалость. Просто тягучим голоском и ангельской улыбкой.

– Хорошо.

Девочка широко улыбнулась, а мальчик шмякнул ее пальцем по носу.

– У меня кое-что новенькое. Можешь попугать девчонок, когда решите играть в догонялки на улице.

– И что это? – Глаза заблестели и, девочка приготовилась услышать очередную историю от своего лучшего друга.

– Считалочка.

Наши дни

В семнадцать лет я уже знала, что не за горами мое замужество, также знала за кого выйду замуж. Нет, это не мой избранник, это распоряжение отца. «Придет время и, ты станешь великой, Алина» – по его словам «великой» означает замужем за его компаньоном, которому он меня обещал. В общем, меня хотят выгодно продать. А я не товар, хотя с детства привыкла к тому, что все в этом мире покупается и продается, так воспитал меня мой отец. Ты можешь купить целый мир, если у тебя есть деньги, даже человека. Не хочу соглашаться с этим.

Меня зовут Алина Раковска, мне двадцать три года и я в ловушке. В ловушке бизнеса, который передается в семье по наследству, в ловушке собственных чувств и противоречий, в ловушке мужчины, которого люблю и ненавижу и в ловушке смертельной игры.

Когда мне стукнуло девятнадцать, папа решил: «пора». Я испугалась. Мне всегда казалось, что этот день никогда не наступит, но он наступил. «Притерпится, слюбится» НЕТ! Этот мужчина, якобы мой будущий муж, на два года старше отца, его пузом можно убить медведя, а глаза из-под надутых щек, легко спутать с бисером. Я сбежала, уехала к маме в Латвию. Отец заблокировал все мои счета, я осталась на нуле и на мамином попечении, дай Бог, у нее был хороший доход от издательства, которым она владела, а еще сбережения, оставшиеся с тех времен, когда они с отцом были вместе, ну и конечно, богатый любовник, с которым они познакомились на презентации какой-то нашумевшей книги.

Мама умерла через год после того, как я к ней переехала. Страшная авария, в которую она попала, не оставила ей шанса. Несчастный случай. И все о чем я думаю, что это моя вина, моя и его.

Он был моим всем: всепоглощающей страстью, ненасытным животным, ласковым зверем, безумием, любовью всей моей жизни. Я была для него никем. Он жил с моей матерью. Я ревновала. Ненавидела себя за это, но ревновала. Мама была хорошенькой, в сорок три выглядела, словно моя старшая сестра, и мы были очень похожи, должно быть по этой причине я вызывала у него интерес. Достаточно худая, но не костлявая, грудь второго размера, каштанового цвета волосы, ниже лопаток. Мама чуть крупнее и выше, волосы немного короче, чем мои, у нас одинаковые серо-голубые глаза и маленькие веснушки на носу. Он видел во мне ее, только моложе. Я ненавидела это каждой клеточкой своего тела, и его ненавидела за то, что не мог любить меня, как я его, и себя за то, что всегда сдавалась и поддавалась его желаниям. Отдавала всю себя. Была одержима. Мои демоны бы сожрали меня, если бы я осталась, да и отец приказал вернуться. Выбора особо не было. Я была подавлена, сломлена и опустошена. Никакой Адриан Вестардо не смог бы меня спасти, а главное, он и не собирался. Он не знает ничего кроме грубости, хорошего траха и принадлежности одного к другому. У него, как и у моего отца: все продается и все покупается.

1

3 июля 2014

Открываю глаза, закрываю их, снова открываю, ничего не меняется. Я словно умерла. Это конец моей жизни. Или ее начало. Боль тисками сдавливает виски, слезы душат, я не выпускаю их. Хочется орать. Это то, что должно было произойти, чтобы я поняла? Нет, я поняла это раньше, но не хотела ничего с этим делать. Нет пути назад. Прошла только неделя. Он не тревожил меня, но сегодня пришел, сюда в дом моей матери, хватило же наглости. Я ненавидела его прежде, за отношение к себе, теперь я ненавижу его такой ненавистью, которой даже не хватает места внутри меня. Я собрала некоторые вещи, которые могут пригодиться мне первое время. Пока ждала такси, обошла весь дом, разглядывая все, как в первый раз.

Я впустила его, потому что нет сил сопротивляться. Какая мне теперь разница, я все равно уезжаю. Он сразу обратил внимание на чемоданы у порога, мой взгляд не выражал ничего. Пусто.

– Отдых пойдет тебе на пользу, mana mīlestība*.

1
{"b":"625998","o":1}