ЛитМир - Электронная Библиотека

========== Глава 1 ==========

А на дворе цветёт весна

Она в кого-то влюблена

А этот кто-то за окном

Сидит и видит день за днём

Как за окном мелькают дни

Они как птицы далеки

Одни витают в облаках

Другие вовсе не видны

В.Бутусов — Девушка по городу

1

Здравствуйте, перед тем как я расскажу вам свою историю, позвольте представиться. Меня зовут Рассел Джером Уитклиф Поттер Третий. Не много не мало самый расчистокровный из чистокровных колдунов. Не могу ручаться, что мои предки были соратниками Мерлина, но уж точно пировали за одним столом с нашей Большой Четверкой.

Для друзей я — Расти, а для обожаемой матушки несносный оболтус. Собственно на моей матушке стоит остановится подробнее, ведь именно из-за ее желания сделать из меня серьезного колдуна случилась эта история. Стоит сказать, что мамуля при всех своих достоинствах обладала воистину чертовым упрямством. Стоило ей вбить себе в голову какую-нибудь идею, то переубедить ее было уже нельзя. С таким же успехом можно попытаться сдвинуть гору при помощи двух старых гиппогрифов. Не пойму с чего, но она решила, что единственный способ заставить меня повзрослеть – это женить на какой-нибудь знатной ведьме.

Конечно, я был решительно против, кто, скажите, захочет жениться в двадцать лет. Я вот тоже не хотел, но мои возражения отмели решительным образом, а меня самого буквально взашей вытолкали из дома и отправили к Бэггет-Биглям в Ковен Холл. Расчет моей матушки был прост и коварен: в Ковен Холле, проживали пять молодых незамужних девиц. Я бы смог противостоять одной девушке, может двум, но избежать сетей пяти вероломных чаровниц. Да, вероломных, не побоюсь этого слова. Девушки всегда играют нечестно: смотрят на тебя пронзительным взглядом бездонных глаз, томно вздыхают, могут пустить слезу. Конечно, в такой ситуации несешь сам не понимая какой бред и не замечаешь, как оказываешься повержен, пленен и окольцован. Я прекрасно понимал, что свободным мне из Ковен Холл не вернуться. Если бы у лис в норах висели календари, и они бы знали, когда начинается сезон охоты, то чувствовали бы себя также, как чувствовал себя я в те ненастные апрельские дни. Не спорю, девицы Бэггет-Бигль могли повести себя как благородные леди, как терпеливые и добрые ангелы во плоти, которыми, несомненно, являются лучшие из женщин. Но более вероятно, что они, под азартные вопли матушек и тетушек, стаей разъяренных гончих набросятся на беднягу Расти.

Мой изворотливый ум подкинул решение проблемы. Я подумал, что если возьму с собой друга, то он отвлечет на себя часть женского внимания. Беда в том, что все мои неженатые приятели были наслышаны о славе Ковен Холла, и находили тысячи различных отговорок, чтобы не ехать со мной. Боггарт им в глотку. Я, честно говоря, уже совсем отчаялся, когда вспомнил про Тома Риддла.

В самом начале я сказал, что собираюсь рассказать свою историю. На самом деле, это больше история Тома. Он мой однокурсник, мы вместе учились в Слизерине. Знаете, про таких как я говорят, что мы рождаемся с серебряной ложкой во рту, а про таких как Том можно сказать, что они рождаются с шилом в другом месте. Риддл из тех, кому обязательно нужно быть первыми и лучшими. Таких людей, хлебом не корми, но дай взобраться на какой-нибудь Олимп, чтобы потом поплевывать на простых смертных с высоты своего величия. Иначе жизнь им не мила. Если ты не знатен, не богат и по какой-то извращенной прихоти судьбы попал в Слизерин, то лучше приготовься к тому, что школьные годы покажутся адом. Том был не знатен, не богат и даже нечистокровен, хотя ходили слухи о его родстве с Салазаром, и тем не менее он мог отравить жизнь любому из нас богатых, знатных и чистокровных до 7 колена. Не удивительно, что между собой мы прозвали его гадюкой.

Но самое главное, Том еще в школе больше интересовался темной магией чем девушками. Сейчас он работал — кстати, единственный из всех моих приятелей – был толи продавцом толи еще кем-то в антикварной лавке. В общем, искал и продавал всевозможные артефакты. На этом я и построил свой план. Видите ли, Бэггет-Бигли известны своей коллекцией таинственных магических вещиц и древних книг, но подобраться к этой сокровищнице могут только старые знакомые хозяина или их друзья. Так, что стоило мне упомянуть о поездке в Ковен Холл, и у Риддла загорелись глаза от нетерпения. Знал ли он, что помимо артефактов и старинных книжек там его поджидают пять милых девушек, для которых симпатичный холостой парень желанная добыча? Допускаю, что нет. Слишком редко он высовывал свой нос из темномагических фолиантов, чтобы думать о таких земных вещах. Тем не менее, я честно признаю, что, подставляя Риддла, поступал против всех правил мужской солидарности. Но как говорят на нашем благородном факультете — «Каждый за себя».

*

Мы выдвинулись сразу после Белтейна. Быстрее всего в Ковен Хилл можно добраться через каминную сеть, но как вы понимаете, я не особо спешил, поэтому выбрал путешествие на магловском поезде. К моему большому разочарованию, он не слишком отличался от наших поездов. На станции нас поджидал открытый экипаж, не много не мало украшенный гербами, вокруг которого крутились любопытные деревенские мальчишки. На козлах сидел сутулый старикашка в нахлобученной на глаза мятой шляпе, из уголка его рта свешивалась потухшая папироса. На нас он не обратил внимания погруженный то ли в сон то ли в печальные думы и чемоданы пришлось укладывать самим.

Когда мы сели, кучер легонько хлестнул лошадь и повозка тронулась. Сначала мы ехали по асфальту, потом свернули на проселочную дорогу, скоро от магловской цивилизации не осталось и следа. Я раскинулся на заднем сиденье, и пока наша старая кляча лениво месила грязь, любовался красотами природы. Как говорят мои приятели я всегда болтаю много и не по делу, так и сейчас, о чем только я не рассказал, но читатель до сих пор не представляет себе как выглядят главные герои повествования.

Постараюсь немедленно исправить эту досадную оплошность. Знаю хвастать не хорошо, но ради объективной истины должен признать я хорош собой, таким уродился. Ни ростом, ни силой меня природа не обделила, с четвертого курса и до окончания школы я был вышибалой в квидичной команде. У меня черные волосы, обычно я зачесываю их назад, глаза карие, черты лица правильные, приятные, а десять веков безупречной родословной оставили на моем облике неизгладимый отпечаток благородства. В тот день я надел коричневый магловский костюм а под него светло-розовый жилет и белую рубашку.

— Всемогущая магия – воскликнул Риддл, еще когда заметил меня на вокзале. Всю дорогу Том просидел, уткнувшись в книжку старательно делая вид, что знать меня не знает.

Едва впрыгнув в повозку он продолжил чтение, я мельком взглянул на обложку, но к сожалению, мои познания в латыни могли уместиться в наперсток. Риддл немного ниже ростом чем я и худой как палка. Он тоже брюнет, но лицо у него бледное, черты резкие будто заостренные, губы тонкие, глаза серо-голубые. Бабуля учила меня не доверять людям с неопределенным цветом глаз. И еще в школе, замечая как по капризу освещения глаза однокурсника меняют цвет с серого на льдисто-голубой, я в очередной раз убеждался в ее правоте. Иногда на лице Риддла появляется кривоватая ухмылка, которая выдает человека желчного и циничного. В прочем он приятный парень с отличными манерами и я не сомневался, что капля цинизма лишь подогреет интерес юных ведьмочек.

Мы въехали в распахнутые ворота, разбитая колея осталась позади и теперь лошадка, почуяв дом, бодро цокала по парковой дорожке. Ковен Холл было видно издалека. Светло-серый трехэтажный особняк, все еще сохранял былое величие, хотя в левом крыле уже давно никто не жил кроме призраков. Должен признаться, что я и мой кузен сумели поспособствовать медленному разрушению фамильного гнезда Бэггет-Биглей. Летом, после второго курса родители взяли нас в Ковен Холл. Визит был скучнее некуда. Кузен корчил мне за обедом рожи, поэтому нас обоих лишили десерта и отправили в сад. Тогда мы решили исследовать заброшенное крыло, а заодно попробовать себя в охоте на приведений. Несмотря на то что был день, призрака мы нашли, но он нам не обрадовался. Все закончилось парой снесенных стен, дырой в потолке и кучей переломанной мебели, видимо дуракам и вправду везет, мы с кузеном отделались легким испугом и парой синяков. Но на этом везение кончилось, родители поймали нас с поличным и меня на все лето заперли дома, заставив зубрить зельеварение. После обязательных приветствий, строгий седовласый дворецкий на носу которого уместились бы все мои чистокровные предки, оказал великую милость и показал наши комнаты. Я переоделся к обеду и спустился вниз, чуть позже Том ко мне присоединился.

1
{"b":"626887","o":1}