ЛитМир - Электронная Библиотека

========== Глава 1 ==========

В Литтл-Уингинге цвели розы.

Их яркий, свежий аромат пропитывал воздух, наполняя его горьковато-сладкими нотками, разливался по ухоженным улочкам, обволакивал сонный пригород, даря немногочисленным прохожим ощущение праздника в этот солнечный вечер выходного дня.

Правда, таковых в этот час на улицах было немного, а на тенистой Тисовой и вовсе не было ни души. До тех пор, пока на чистеньком тротуаре из ниоткуда вдруг не появилась невысокая девушка в темных очках и с небольшим рюкзачком за плечом.

Едва ступив на нагретый за день асфальт, она неуловимо быстрым движением огляделась по сторонам и, убедившись в отсутствии свидетелей ее необычного появления, уверенно направилась к дому номер четыре.

Небольшой двухэтажный коттедж, похожий на своих соседей как две капли воды, на первый взгляд выглядел нежилым. Окна были наглухо закрыты ставнями, крыша давно требовала чистки, а маленький садик вокруг дома зарос сорняками.

Девушка остановилась у деревянной калитки и окинула домик задумчивым взглядом. Несколько секунд она стояла неподвижно, лишь осторожно проводя рукой перед собой, будто пытаясь нащупать что-то в воздухе, а затем, негромко хмыкнув чему-то, шепнула пару слов на латыни и прошла сквозь незримый барьер, отделявший дом номер четыре от внешнего мира.

И в то же мгновение перед ее глазами предстала совершенно другая картина.

Вычищенная до блеска черепица, недавно побеленные стены, благоухающие в саду цветы и приветливо распахнутые окна.

Девушка медленно сняла солнцезащитные очки, и ее взгляд, скользнув по преобразившемуся дому, остановился на появившейся над дверью деревянной табличке, где большими буквами значилось:

«Добро пожаловать в дом-музей Гарри Поттера!»

***

Шестидесятилетний Терренс Нолан давно смирился с тем, что его некогда невероятно популярный музей почти никому не нужен. И тем не менее, он по-прежнему приходил сюда каждое утро, подстригал газон, убирал скопившуюся за ночь пыль, открывал окна и садился за свой стол в гостиной, надеясь, что новый день приведет в его обитель скучающего туриста.

И иногда ему везло, и какой-нибудь восторженный подросток или пожилая семейная пара скрашивали ненадолго его одиночество, давая возможность еще один раз рассказать знакомую до последнего звука историю о Мальчике-Который-Выжил.

Но такое, увы, случалось нечасто, в последнее время — от силы раз в месяц, и, поскольку в этом месяце у Терренса уже был удачный день, на большее он и не надеялся.

Тем удивительнее стал для него неожиданный стук в дверь, раздавшийся томным июльским вечером, как гром среди ясного неба.

— Одну минуту! — крикнул Терренс, наскоро проверяя, все ли вокруг в порядке, и поспешил открыть долгожданному гостю.

Точнее, гостье.

На пороге обнаружилась молодая девушка, лет двадцати на вид, с короткими, художественно растрепанными темными волосами, янтарно-желтыми, почти кошачьими глазами красивой миндалевидной формы и очень бледной кожей. Одета она была абсолютно по-маггловски, в черные джинсы и черную же длинную футболку, но кого сейчас этим удивишь? Ритм жизни ускоряется, молодежь стремится к удобству, а примитивные кеды и джинсы в этом плане куда лучше традиционных мантий и остроконечных шляп.

— Добрый вечер, — девушка улыбнулась одними губами. — Музей еще открыт, или я опоздала?

— О, нет, что вы! — поспешил разубедить посетительницу Терренс, приглашая ее войти. — Прошу вас, мисс…

— Теа, — коротко представилась девушка, оглядывая узкий коридор, ведущий к лестнице, — просто Теа.

— Терренс Нолан, — мужчина, прикрыв дверь, устремил заинтересованный взгляд на девушку, — смотритель и по совместительству экскурсовод. Желаете экскурсию или…

— Да, — Теа обернулась, и Терренсу на миг показалось, что ее глаза чуть заметно светятся в вечерней полутьме коридора, но девушка моргнула, и наваждение сразу же развеялось, — экскурсия — это то, что мне нужно.

— Замечательно! — воодушевился смотритель, потерев руки. — Тогда, пожалуй, начнем с самого начала… вы ведь иностранка, верно?

Девушка с легким удивлением подняла бровь.

— Это так заметно? Я думала, у меня нет акцента…

— О, ваш английский безупречен, — Терренс улыбнулся. — Я бы даже сказал, слишком безупречен, если вы понимаете, о чем я.

Он не лгал, языком гостья действительно владела в совершенстве. Ее речь была очень правильной и четкой, но эта академическая правильность лучше всякого акцента указывала на то, что английский ей не родной.

Теа, помедлив, кивнула.

— Вы правы. Я выросла в небольшом городке под Парижем.

— Вы француженка? — поразился Терренс.

По долгу службы он частенько общался с иностранцами, но не мог припомнить ни одного француза, которому удалось бы полностью избавиться от акцента. Характерные горловые «р» и особое произношение гласных выдавали их с головой.

Теа негромко усмехнулась.

— Да, мистер Нолан, я француженка. Может быть, теперь мы начнем экскурсию?

— О, разумеется! — тут же смутился Терренс, сообразив, что увлекся. — Простите, мадемуазель, за мой неуместный интерес, просто ко мне так редко заглядывают посетители, что я рад любой возможности поговорить с кем-то…

— Редко? — вдруг перебила его девушка. — Разве Гарри Поттер не самая главная знаменитость магической Британии?

— Был когда-то, — смотритель тяжело вздохнул. — Видели бы вы, что творилось здесь в первые годы после Великой Победы! Яблоку было негде упасть, волшебники выстраивались в очередь, чтобы посмотреть на дом, в котором вырос победитель Волдеморта, на чулан, где он спал до одиннадцати лет…

— Чулан? — Теа слегка прищурилась.

Терренс спохватился и, подойдя к лестнице, открыл маленькую дверцу.

— Да, мадемуазель, знаменитый Мальчик-который-выжил на протяжении десяти лет был вынужден жить в чулане под лестницей, как какой-то домовой эльф. Вот, загляните, обстановка здесь полностью соответствует той, что была в прошлом. Знаете, родственники-магглы, к которым Гарри попал после гибели родителей, ненавидели волшебство. Они обманывали мальчика, рассказывая, что его родители погибли в автокатастрофе, и скрывали, что сам он является волшебником!

— Неужели? — девушка со странным выражением оглядела чулан и выпрямилась. — Как же великий Гарри Поттер оказался у таких ужасных людей?

— О, это удивительная история! — глаза Терренса засветились предвкушением — наконец-то у него появился благодарный слушатель. — Многие до сих пор спорят о том, было ли несчастное детство Героя коварным планом Альбуса Дамблдора или он действовал из благих побуждений, но так или иначе, а утром второго ноября восемьдесят первого года на крыльце этого самого дома Петунья Дурсль нашла годовалого племянника со шрамом в виде молнии на лбу…

***

— … и вот, спустя всего несколько дней после победы с Гарри Поттером начали происходить странные вещи, — слегка охрипший от продолжительного рассказа голос Терренса понизился почти до шепота. — Он стал мрачным и замкнутым, перестал общаться с друзьями, заперся в доме на Гриммо, который оставил ему крестный…

— Что же здесь странного? — задумчиво спросила Теа. — После всего, что он пережил, затяжная депрессия кажется вполне логичной.

— Но дело было вовсе не в депрессии! — возбужденно возразил смотритель. — Хотя, конечно, первое время все именно так и думали, но затем… — он выдержал драматическую паузу. — Затем, спустя несколько месяцев выяснилось, что именно в тот момент в Гарри Поттере пробудился темный дар!

— Дар?

— Да, мадемуазель! Страшный дар, редкий! Большинство думает, что он перешел к нему от поверженного Темного Лорда, но я считаю, что истоки этой силы происходили от знаменитых Певереллов и просто дремали в крови рода Поттер, пока не пробудились вновь в последнем из них.

— Признаюсь, вы заинтриговали меня, мистер Нолан, — Теа усмехнулась уголком губ. — И кем же оказался национальный герой? Неужели некромантом?

1
{"b":"626891","o":1}