ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Витамина Мятная

Змеиное гнездо

Пролог

Тьма. Холод. Пустота. Безнадежность бескрайнего космоса.

Два солнца в бесконечности пространства танцуют свой танец. Два светила – две противоположности.

Внутри одного из них бушует адово инферно, сжигая своими испепеляющими лучами все живое. Вторая планета холодна, мороз безразличия убивает медленным ядом, проникая студеными иглами в самую душу.

Обе звезды так беспощадны, эгоистичны. Их смертный бой выжигает все живое. Они сеют вокруг себя смерть. Как двое некогда любящих людей, планеты готовы убивать друг друга, стараясь наносить удары побольнее. Вокруг светил вращаются бесплодные, выжженные и выстуженные планеты, искалеченные и втянутые в отчаянный, полный страстей танец.

Солнца танцуют и с каждым кругом вальса они сближаются друг с другом.

Вот они уже взялись за руки, от огненной к ледяной планете протянулся гигантский протуберанец, приглашая станцевать последний танец вместе.

Огненное светило не отпустит от себя ледяную планету, его обладание ею слишком сильно, сила притяжения этих двоих непоколебима. Они сольются вместе в едином экстазе и сгорят в суперновой своих чувств.

Мрак космоса безучастно наблюдает за их безмолвным противостоянием.

Планеты вертятся все быстрее, музыка гремит и ускоряется подобно биению сердца. Кровавая развязка неизбежна.

Когда светила сойдутся в последней фигуре вальса, когда они, не разбирая, кто из них где, сольются вместе, страстно прижмутся, в сладком болезненном стремлении уничтожить друг друга, тогда грянет гром, и тьма космоса осветится последней вспышкой слившихся в единое целое планет.

На месте этой всепоглощающей любви откроется алчное черное око и станет втягивать в себя мертвые планеты, опаленные страстью влюбленных светил.

Но пока солнца танцуют.

Шаг. Поворот. Поклон и снова шаг.

* * *

Свет двойного светила закрыла медленно ползущая в пространстве космоса громадина – космический корабль, пробирающийся сквозь систему. Он сверкал, отражая свет двух танцующих солнц.

Звездная крепость казалась столь же безжизненной, как и планеты двойной солнечной системы. На палубах было пусто, ветер из вентиляторов бесцельно гонял обрывки бумаги по пустым коридорам.

Остывавшие без тепла человеческих тел комнаты переговаривались скрипами и стонами. Везде было пусто.

Лишь где-то глубоко в самом сердце корабля слышался приглушенный гул. Мы двинемся на его звук.

Во вместительной утробе собрались все жители плавучей крепости. Они, как папуасы вокруг костра, на котором жарится барбекю, облепили трибуны гигантской арены. Все взгляды были прикованы к двум маленьким танцующим фигуркам в центре арены. Свет двух светил падал сквозь прозрачный энергетический купол, освещая двойными резкими тенями сражающихся на арене. Сидевшие на трибунах затаили дыхание, царила полная тишина, можно было услышать звук ударов клинков друг об друга и выкрики дуэлянтов.

Лишь особо ловкие и невероятные удары вызывали приглушенный гомон и выкрики толпы.

Два равных воина сражались не на жизнь, а на смерть.

* * *

В стремительном пируэте две фигуры столкнулись.

– Я тебя люблю, – прошептала девушка на ухо Алиену, меч воина в нерешительности опустился.

Баст ударила узким стилетом ему в бок, глядя в глаза воина гипнотизирующим немигающим взглядом, которым умеют смотреть только кошки. Сетт пошатнулся и упал на одну руку, из его бока хлестала кровь. Девушка беспощадно зашла ему за спину и, высоко подняв меч над головой, вогнала его в спину Сетта. Мужчина упал лицом в песок арены и больше не двигался. Из-под лежащего тела стала расползаться красная лужа.

Девушка, тяжело дыша, в ужасе смотрела на дело рук своих. Она подняла взгляд и встретилась взглядом с глазами старого Сетта. Без слов она прочла в них отчаяние, ужас потери, шок предательства и ненависть к ней. На трибуне, предназначенной для охраны периметра, стоял Риверн, его светлые глаза прожигали девушку.

«Моя победительница!» – по губам прочитала его слова кошка.

Оглушительно заревели трубы, чествуя абсолютного победителя. Арены взорвались криками. Зрители кричали и визжали, прыгали на месте. Те, кто ставил на островитянку, ликовали, их выигрыш был баснословным. Никто не верил, что такая хрупкая девушка сможет завалить огромного мускулистого воина. Ставки на нее были высоки.

К кошке подскочил распорядитель, схватил ее руку и рывком поднял вверх!

Вертя девушку из стороны в сторону, он нечленораздельно орал в громкоговоритель, показывая абсолютного победителя зрителям.

Баст выдернула руку, в шоке от того, что сделала, развернулась и побежала прочь с арены.

Бесплодные метания по кораблю заставили кошку потерять направление и заблудиться.

Забившись в угол, она сидела и смотрела на свои окровавленные руки, потеряв счет времени.

* * *

С тяжким стоном она поднялась с земли и неуверенно оттолкнулась от стены. Рано или поздно ее найдут, лучше прийти самой. Надо набраться смелости и еще раз взглянуть в глаза старика. К тому же дальнейшее промедление опасно. Она выждала положенное время, чтобы шумиха улеглась, теперь необходимо действовать.

Все же к жилому ангару Баст подходила с замиранием сердца. Никто не обращал на нее внимания, жители и гости крепости-тюрьмы праздновали выигрыши или топили в выпивке неудачи.

За несколько жилых ячеек она в недоумении остановилась: ворота ангара нараспашку, и оттуда, из смрадного полумрака, несло смертью.

Хватило пары секунд для осознания, что произошло. Островитянка печально ухмыльнулась, она предполагала нечто подобное.

Потоптавшись на месте, она наступила носком сапога на пятку другого и сняла обувь.

Хозяева крепости не собирались отдавать выигрыш победителю. Они послали наемников убить Баст, но убийцы вместо отсутствующей кошки наткнулись на старого воина, который сам хотел посчитаться за убитого Алиена. Престарый Сетт попал в ловушку, поставленную не на него, но постарался дорого отдать свою жизнь.

Кошка вбежала в ангар.

Раненый старик лежал у стены, трупы молодых воинов валялись вокруг него. Толпа стражников взяла его числом, и он пропустил удар. Наемник-Сетт стоял напротив, готовясь добить своего же соплеменника.

Молниеносно абсолютная победительница ринулась в бой. Схватка оказалась короткой и смертоносной.

Справа от старого воина Баст убивала последнего противника. Когда Сетт-охранник поднял свой меч, чтобы добить старика, сзади на него набросилась кошка. Свой меч она так и не смогла вытащить из последнего убитого воина, она была безоружна.

Безоружна? С диким рычанием она вцепилась в горло охраннику, сомкнувшиеся клыки заглушили его удивленный булькающий возглас. Брызнула кровь, выпустив когти на ногах и руках, дикая кошка драла и резала на полоски лицо, грудь и бока стражника, стараясь добраться до живота и выпустить ему кишки.

Невероятными усилиями молодому воину удалось скинуть ее с себя, только смертельный ужас придал ему столько сил. Он еще не чувствовал губительных ран, нанесенных ему девушкой. Отпрыгнув от пытавшегося достать ее мечом воина, она опустилась на все четыре лапы.

Баст зарычала, скаля свои маленькие, но острые клыки. С лица кошки капала кровь, шерсть стояла дыбом, уши прижаты к голове, а в глазах уже не было видно зрачков, дикий огонь мести сжал их в тонкие иглы ненависти.

Медленно поднявшись с четверенек, Баст посмотрела в глаза стражнику. Один-единственный взгляд наполненных ненавистью и бешенством глаз лишил его самообладания. Молодой Сетт бросился бежать к караульному помещению, но так и не добежал до двери, из прокушенной вены вместе с кровью ушла вся его сила. Встретившись взглядом со стоявшим в дверях охранником, раненый Сетт упал к его ногам. В ужасе глянув на мертвые тела наемников в помещении, молодой стражник бросился бежать прочь в надежде позвать на помощь. Сегодня ему повезло, он сохранил свою жизнь, Баст решила его не догонять, но и ждать подкрепления не собиралась.

1
{"b":"627876","o":1}