ЛитМир - Электронная Библиотека

Семигория. Победит сильнейшая

Краткая памятка о Семи Родах:

Огаревы - наследница Веллора

Качинские - наследник Болеслав

Венские - наследники Оскар и Оса (двойняшки, брат и сестра)

Птичьи - четверо наследниц, среди которых Ми и Ди; Алеся - участница отбора

Пыльные - наследница Лиана

Халифы - нет прямых наследников, участницы отбора Хлоя и Соя

Саганцевы - наследники Корелий и Кора (брат и сестра)

Глава 1. Зеркало никогда не врет

Зеркало никогда не врет. Хочешь узнать правду – загляни в него и увидишь, можно ли считать себя красавицей, подчеркивает ли новый наряд достоинства фигуры, сколько тебе лет и даже подскажет, как лучше смотреть на собеседника, чтобы расположить его к себе. Веллора усвоила эти правила с молоком матери на изнуряющих занятиях по этикету.

Девятнадцатилетняя девушка, наследница могущественной династии Огаревых, отвернулась от зеркала, ссутулила дряхлую спину еще больше, борясь с приступом ревматизма, спрятала седые, похожие на хлопья грязной ваты космы под рабочую косынку и поковыляла в сторону старой метлы, пылящейся в углу, своего орудия труда.

***

Просторный мраморный холл был украшен к приезду гостей живыми орхидеями, издающими звуки приятной музыки и навеивающими расслабляющую атмосферу, располагающую к легкой беседе. Певчие птицы и оркестр хрустальных кузнечиков дополняли продуманный стиль приема. Даже прислуга была одета в зеленые наряды, расшитые листьями и украшенные лепестками цветов.

На ежегодный бал Первых должны были прибыть представители самых влиятельных семей Семигории. Официальная причина – воздаяние хвалы сонму Добрых Богов и приветствие Императора Агафона Семигорского, но на деле отличный повод обсудить кулуарные вопросы, познакомить достигших совершеннолетия наследников Семи Родов и их основных ответвлений, прозондировать почву для заключения выгодных брачных союзов и подписания судьбоносных договоров.

Это мероприятие было особенным, поскольку на нем должен был присутствовать достигший совершеннолетия старший сын хозяйки приема Болеслав Качинский, основной претендент на трон бездетного и уже пожилого императора Агафона. Конечно же, равную конкуренцию ему должна была составить Веллора Огарева, ведь в империи не существует различия между женским и мужским престолонаследованием. И самое мудрое решение было соединить судьбы обоих главных конкурентов и с помощью брака укрепить позиции двух самых влиятельных родов Семигорья, предотвратить грызню за власть. Все было бы разумно, если бы не таинственное исчезновение Веллоры накануне.

Огаревы пытались скрыть постыдное происшествие и все силы бросили на поиски дочери, но информация о сбежавшей, похищенной или просто без вести пропавшей наследнице была столь сладостной для обсуждения, что немедленно просочилась и смаковалась со всех сторон. Как и пристало знатным особам, все имитировали неведение и веру в то, что Веллора слегка приболела, но за деланым сочувствием скрывалась целая гамма эмоций, от злорадства до ужаса, в зависимости собственной выгоды, от того, делались ли ставки на Качинских или Огаревых.

Никто не обращал внимания на притулившуюся к колонне уставшую старушку, облаченную в форму прислуги. Никому не было дела до налившихся слезами голубых топазовых глаз, слишком ярких для ее возраста, ни капельки не выцветших, не похожих на выгоревшие фотографии, как это бывает у повидавших многое пожилых людей. Она смотрела на своих маму и папу, герцога и герцогиню Огаревых, продумывая, что можно совершить, чтобы они поняли, вот она, их дорогая и любимая дочь Лора! Но девушка уже удостоверилась, что рассказать о своем превращении в старуху не может, ни в устном, ни в письменном виде. Видимо, это часть проклятия, хранить молчание.

А вот и Болеслав собственной персоной, аристократичные черты, светлые волосы, серые глаза, твердый, уверенный взгляд. Веллора вспомнила, как вертела носом при одной мысли, что когда-то придется выйти замуж за этого человека, мечтала не о браке по расчёту и интересах империи, рода, а о великой и чистой любви, но потом, попозже, когда окончит Академию, сделает головокружительную карьеру в Главном Департаменте Расследований и Дознания. Сейчас же ей более всего мечталось о возможности прилечь и расправить натруженную спину.

Это еще хорошо, что удалось устроиться на свободный пост заведующей хозяйством в летней резиденции Качинских, а не просить милостыню и ночевать в подворотне. Дряхлая старушка без документов и рекомендаций не могла и рассчитывать на подобную удачу! Но здесь Добрые Боги подыграли, пожалели Веллору. Агата Качинская, мать Болеслава, случайно обронила сумочку, выбираясь из экипажа, запряженного тягловыми гусями. Лора, которая на тот момент бездумно топталась на площади, подняла и передала оброненную вещь герцогине. Агата Качинская расчувствовалась и захотела отблагодарить старую женщину, поступившую благородно, дать ей вознаграждение. И тогда Лора решилась на отчаянный шаг – попросила работу. Мать Болеслава была женщиной эмоциональной, порывистой и на радостях, что сумка, в которой находились важные документы, не была утеряна и присвоена, действительно пристроила честную старушку на пост заведующей хозяйством.

Лора изучала дипломатию и географию, красноречие и юриспруденцию, этикет и основы самозащиты в магическом поединке, но никак не ведение хозяйства. Для этого существуют экономки, прислуга. Но с радостью ухватилась за предложение вдовствующей герцогини, представительницы одного из самых процветающих родов, главного конкурента, врага и союзника Огаревых в одном лице. Если бы Веллора вышла замуж за Болеслава, который, достигнув совершеннолетия после смерти отца возглавил род, то интригам между Качинскими и Огаревыми, их противостоянию пришел бы конец, а так…

Девушка, запертая в теле старухи, отогнала грустные мысли и тряхнула головой. Хватит себя жалеть и думать о несбыточном. Нельзя падать духом, предаваться унынию. Следует выяснить, кто и зачем наслал на нее проклятие и как его снять.

Рядом с ней остановился молодой наследник рода Саганцевых Корелий. Беседуя со своим закадычным товарищем Плоганом, представителем рода Халифов, он не обращал внимания на слышащую каждое слово Лору. Прислуга же это, как статуя, безмолвная вещь. Ладно еще симпатичная служанка, но пожилой завхоз внимание юных аристократов не привлекал.

-… Болеслав теперь сможет выбрать любую. Слышал, его дядя Горемир поговаривал об отборе невест.

- Ах же заср… – охнула Лора, но вовремя спохватилась и сделала вид, что изучает систему отопления.

- Трубы засорились, – сказала она покосившимся в ее сторону парням. Те, увидев занятую делом старушку, продолжили разговор.

- Да ладно, а как же Лорка, – возмутился Плоган.

- А что Лорка-хлорка, – язвительно ответил Корелий. – Девчонки нет, и суда нет. Ясно же, что пропала деваха. Моя сестра Кора уже получила приглашение на отбор.

- Гусиная задница… – снова возмущенно ругнулась Веллора, и ее гнев был направлен не на Кору, заполучившую статус участницы отбора невест, а на Корелия, который злорадствовал, что она, Лора, пропала. Это он мстит, что прошлой зимой высмеяла его неловкие ухаживания. Нет, не из-за себялюбия и гордыни, а лишь потому, что понимала, ухажер пытается всего лишь за счет нее улучшить позиции своего рода, самого слабого в Семерке.

Собеседники снова покосились в сторону Лоры.

- Эм… Жаркое из гусиных гузок, м-м, на ужин, вкуснятина, – прошамкала им девушка, чтобы оправдать свои слова. Корелий покрутил пальцем у виска и подмигнул Плогану. Лора выдохнула с облегчением. Сколько не вдалбливали в нее сдержанность, манеры, против природы не пойдешь. Девушка всегда была слишком эмоциональной, слишком порывистой, слишком шумной, слишком веселой, слишком живой для сдержанного маскарада мира политики, к которому готовили ее с самых пеленок. Нет-нет, да и проскочит сквозь толстый слой штукатурки из манер и искусственных улыбок, дипломатических расшаркиваний пылкий темперамент. Так едва не завалила экзамен по дворцовому этикету, когда на практических заданиях попалась реакция на завуалированные оскорбления. Даже зная, что все происходящее фарс, Лора едва ли не набросилась с кулаками на выводившую ее из себя голограмму.

1
{"b":"628752","o":1}