ЛитМир - Электронная Библиотека

Возвращаясь домой с охоты, Касым решил сократить путь и пройти к своему родному кишлаку Маймунруд через хорошо знакомое ему ущелье Гарм-дара. Так было значительно короче. Правда, извилистая тропа пролегала по крутым склонам с осыпями и оврингами, шагать по которым следовало с предельной осторожностью. Порой он ощущал себя слезой на реснице, несмотря на привычку к здешним памирским кручам. Совсем рядом – порой в пару десятков метров от него – начинались вечные снега, спрессовавшиеся до твёрдости льда.

Проходя мимо озерца с горячей водой, что стекала сюда из геотермального источника, охотник остановился. Здесь имелось немало подобных источников, потому ущелье и носила такое название – Гарм-дара, Горячее ущелье.

Вспомнил, что уже было время молитвы. Посему он, как правоверный мусульманин, совершил омовение лица и рук, положив на плоский валун улара, горную куропатку, – единственную свою добычу в этот день. Присел лицом к далёкой Каабе, скрестив ноги, начал шептать про себя намаз и… вдруг почва под ним качнулась раз, другой, третий. По водной глади прошла рябь.

«Землетрясение», – понял Касым. Особой тревоги он не испытал, так как землетрясения в Таджикистане обычное явление и они случаются гораздо чаще, чем дожди.

Послышался тяжёлый, нарастающий гул. Охотник поднял голову и ахнул: по крутому склону сползал ледник, двигаясь прямо на него.

С неожиданной для себя прытью – откуда только силы взялись! – Касым помчался прочь…

Ледник дошёл до гранитного утёса, ударился о него правым краем, сердито навалился и сместился влево, минуя горячий источник. При этом от него откололась огромная глыба, которая покатилась, постепенно замедляя ход, и тяжело плюхнулась в озерцо, взметнув фонтаном горячую воду. А основная масса льда пропахала склон, взрыв его словно плугом, упёрлась в глиняный холм: вмялась в него и застыла. Наступила тишина.

Касым остановился, ещё не веря в своё спасение. Сердце его стучало, точно бубен. Опасливо поглядел вверх: не сорвётся ли со склона ещё одна ледяная лавина? Нерешительно переступил с ноги на ногу – идти домой без добычи, пусть даже и очень скромной, не хотелось. Немного выждал. Подземных толчков не последовало. Приободрился и опасливо шагая, направился за оставленным на валуне уларом.

У озерца подобрал птицу. В эту минуту от быстро тающей льдины, что свалилась в горячую воду, откололся довольно значительный кусок. Касым поднял голову и с ужасом увидел торчащую изо льда страшную когтистую голову с огромными рогами и оскаленной пастью.

Охотника словно стегнули камчой. Касым вскрикнул, выронил улара и попятился. Ему показалось, что глаз чудовища медленно раскрылся и уставился на него. Этого он не выдержал: повернулся и побежал так, как не бегал никогда в жизни. Страх подгонял его. Почти до самого кишлака не сбавлял шагу.

Дома охотник ничего не смог внятно объяснить жене, сумбурно махал руками, заикался – так сильно был взволнован. Потом поспешил к учителю – Азизу Мамадкулову, чтобы рассказать о увиденном.

Тот дал Касыму успокоительного, а затем принялся расспрашивать. Не сразу охотник пришёл в себя и рассказал всё. Азиз признался, что ему трудно поверить в услышанное. Предложил сходить к старому охотнику Назару-бобо, признанному знатоку местной живности. Что они и сделали.

К их удивлению, Назар-бобо заявил, что ему известно это животное. Вернее, сразу же поправился, он слышал о таком от своего деда, который однажды повстречал в горах подобное чудище и даже убил его. Это случилось тоже после землетрясения, и тоже в ущелье Гарм-дара.

В неожиданно возникшем порыве они захотели немедленно идти к ущелью, но день уже клонился к вечеру, скоро начнёт темнеть, а ночь – не лучшее время для подобных прогулок. Посему отложили «визит» на завтра.

С нетерпением дождались рассвета.

Назар-бобо взял с собой ружьё. Учитель при виде его скептически усмехнулся: он не верил в существование монстра.

Когда пришли на место, то ледяной глыбы в горячем озерце уже не было – растаяла. Чудовища здесь также не оказалось. А то, что исчез и улар, было естественно: барс, медведь, волк или шакал полакомились птицей. Мог её съесть и дикий кабан.

Азиз торжествующе улыбнулся: ну, где ваше чудище? Что я вам говорил, нет его!..

Он даже снял ботинки, брюки, подвернул халат, вошёл в воду и походил, прощупывая дно.

– Никакого вашего дракона нет! – воскликнул он. – Это всё сказки! Даже и искать бесполезно. Вам, Касым-джан, извините, померещилось невесть что. В горах такое нередко случается. Переутомление, разреженный воздух – неблагоприятно подействовали на ваше воображение, вкупе с землетрясением.

Назар-бобо покачал головой и показал на необычные отпечатки огромных трёхпалых лап, похожих на птичьи, но величиной почти в полуметр. Они сохранились на влажной почве близ озерца, а дальше на плотной каменистой поверхности были уже неразличимы.

Азиз изменился в лице, ибо увидеть подобное не ожидал. В его голове мелькнула судорожная мысль: «А что, ежели Касым прав?!.»

+ + +

Стадо архаров отдыхало на скальном выступе, не ведая, что совсем близко, используя неровности местности, к ним крадётся их извечный враг – ирбис, снежный барс.

Это был истинный властелин здешних гор: молодой самец в полном расцвете сил. Нарядная пятнистая шкура делала его почти неразличимым среди скал. Он уверенно проходил по почти отвесным кручам, мог играючи запрыгнуть на уступ высотой в три метра, прыгнуть в длину на десяток метров. Легко переносил морозы в сорок и свыше градусов. Ирбис был искусным охотником. Вот и сейчас он умело подбирался к добыче: не полз, а буквально струился между валунов, кустов и расщелин. Даже почти отвесный склон его не остановил, барс одолел крутизну одним прыжком без видимого напряжения, дождавшись, когда стадо баранов все разом повернулись в противоположную сторону, среагировав на внезапно взлетевшую вдали птицу.

Приблизившись на расстояние прыжка, зверь весь подобрался. Улучив момент, как подброшенный невидимой катапультой, взметнулся в воздух и в несколько скачков обрушился на ближайшего архара. Животное рванулось, сделало несколько шагов, но осело под тяжестью хищника, который подобрался к его жилистой шее, стараясь вцепиться в неё. Архар сделал попытку освободиться, упал, кувыркнулся и полетел вниз, в пропасть на скальные обломки: смерть наступила мгновенно. Его более счастливые собратья умчались прочь.

Ирбис ухитрился устоять на ногах, никого преследовать он даже и не пытался, ибо хорошо знал по опыту, что это бесполезная трата сил и времени. Да и зачем, ведь у него уже имеется добыча!

Кружным путём барс осторожно спустился в ущелье, но здесь его ожидал неприятный сюрприз – к туше архара спешил ещё один претендент. Это была чудовищных размеров ящерица в сплошном панцире из ороговевших пластин, а её голову увенчивали четыре рога. Тяжёлое тело несли трёхпалые лапы. Подобного соперника ирбис никогда не встречал. Ещё никто не осмеливался встать на его пути. Барс смутился и был готов отступить, уйти, смирив себя, но неизвестный зверь, которого мучил многотысячевековый голод, подбежал к барану и принялся рвать куски свежего мяса.

Этого ирбис не стерпел. Взъярился, зарычал и совершил великолепный прыжок на спину ящерицы. Начал рвать её когтями и грызть зубами, но роговой покров походил на камень…

Чудовище резко крутнулось и барс скатился наземь. Едва успел увернуться от смертоносных клыков врага, но в следующее мгновение гигантский хвост хлестнул его, словно пушинку, швырнув на скалы: подобного боевого приёма ирбис не ожидал и оказался застигнутым врасплох.

Тут же вскочил, но его задняя нога повисла, переломленная надвое. Теперь барс хотел лишь одного – убежать, спасти свою жизнь, а гигантская ящерица отрезала все пути отступления. Ирбис взвизгнул от страха при виде надвигающегося врага и попытался перепрыгнуть через него, но подвела искалеченная лапа – прыжок не получился. А чудище, проявив редкое проворство при своей огромной массе, молнией метнулось к нему, ухватило поперёк туловища страшными клыками и сомкнуло челюсти, дробя кости… Лапа владыки гор бессильно скребнуло по бронированному телу ящерицы и замерла.

1
{"b":"629747","o":1}