ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Борис Викторович Сударушкин

Икона для невесты

1

Поступать в Российский Университет Дружбы Народов [носивший когда-то  имя Патриса Лумумбы] Аня Бекоева решила  по двум  причинам. Первой причиной  было  то, что  один из проректоров  данного  учебного заведения  был хорошим знакомым  её  отца Боци Налуковича Бекоева. Вторая  причина заключалась в том,  что в Москве она жила  рядом  с  этим Университетом  на улице Миклухо-Маклая.

Будучи дочерью папы-осетина  и  русской  мамы, и  при  этом  родившись в столице  нашей Родины, да  ещё в  семье, которая  распалась  когда Ане  было  10   лет,  она всю жизнь  мечтала хоть  как-то  напомнить  о  себе  отцу,  который   жил теперь  во Владикавказе и  по  масштабам  Северной Осетии считался   довольно крупным бизнесменом. Конечно,  она  ездила на  лето  к бабушке в Осетию, конечно  2-3 раза в год её любимый  папа приезжал в Москву..., но девочка  скучала по  кавказской  родственной теплоте, по своим младшим сестрёнкам в новой  семье  отца,  по южной природе и горам, а потому  не  только  учила  осетинский  язык, но  решила  поступать на исторический  факультет и специализироваться на  истории Кавказа. В этом  плане  Университет Дружбы  Народов  был отличным  местом  учёбы - факультет гуманитарных и социальных  наук  готовил  в  том  числе и историков.

  В  своё  время решение о  создании интернационального Университета дружбы народов в Москве было продиктовано желанием  оказать помощь странам, получившим свободу от колониальной зависимости на рубеже 1960-х годов. Основной задачей Университета стала подготовка высококвалифицированных национальных кадров для стран Азии, Африки и Латинской Америки,  но  и для  Россиян  двери  Университета  никогда не закрывались...

Вот и Павел Нестеров  поступил в этот  самый  университет, но  на  четыре  года  раньше  Ани Бекоевой, причём  уже отслужив  в армии, да ещё к тому-же в ВДВ.  Стало быть  сколько  ему было   лет в тот момент, когда они  познакомились  в  спортзале? Он  уже был аспирантом, а  она только начала  учится   на  третьем   курсе - то есть ему, получается,  было 25.

И  без  слов  понятно, что   зацепило  Павла  в  этой девушке. Красивых девиц в Москве  много, тем более  среди 20-ти  летних - а вот  сочетание внешних  данных с кавказской сдержанностью,  умением  себя  спокойно вести, не  выставлять  себя сразу как на  витрину - вот, что  привлекло  внимание... К  тому-же Аня была  москвичка и наполовину  русская - в  ней  не было самоощущения отделённости  и замкнутости  внутри  своей  национальной  среды, которая  часто затрудняет  общение... Осетины - это  единственный   христианский [в большинстве]  народ среди многочисленных мусульманских народов  Северного Кавказа - мы  говорим о республиках Северного Кавказа Российской Федерации, а не о христианских странах Закавказья  типа Грузии  и  Армении - это  надо  понимать, так  как развернувшиеся  вскоре  после знакомства  Павла и Ани  события были  целиком  связаны с этим  фактом...

В  самом  начале  сентября, выходя  из  аудитории  после лекции, Аня лицом к лицу  столкнулась  с  Видьядхаром, пятикурсником  из Тринидада, которого  она знала  по  Университетскому ИнтерКлубу :

- Анья, у меня для  тебя  есть  письмо, -  закричал  парень, сверкая  белками  глаз на  смуглом  лице и добавляя  мягкий знак  в  имя  девушки...

- Что  ты  кричишь, Видья - у  меня  аж в ушах звенит... Я  же  не  через  улицу  от  тебя стою...

- Прости, Анья, прости...  Помнишь Эрнесто, колумбийца,  который со  мной в одной  комнате  жил в общежитии? Ну, он в прошлом  году бакалавриат закончил и уехал  на  Родину  к  себе?

Аня  вспомнила  странноватого латиноамериканца,  который с  первого  курса  пялился  на  неё  и  однажды  даже  пытался  пригласить в  кино...

- Вот, он  письмо  прислал и  просил тебе  передать, -  с этими  словами Видьядхар вручил  Ане  конверт и  расплылся  в  счастливой белозубой  улыбке...

2

То, что Аня  прочитала в  письме было  лично для неё настолько  неожиданным и потрясающим, что  понять  это  можно не  сразу:

"Дорогая  Анна, - писал Эрнесто, - я помню  твой  доклад  на  СНО об Иверской иконе Божьей Матери и её копии, знаменитом  списке,  который грузинская  царица Тамара  подарила осетинскому  народу в 13-ом  веке в ознаменование  принятия христианства  осетинами. Ты  говорила,  что  та  икона хранилась в Северной Осетии и  почиталась     величайшей  национальной  святыней осетинского  народа. Как  ты  и отметила тогда  в докладе, тот список Иконы по Промыслу Божиему во время боевых действий на Северном Кавказе в годы второй мировой войны был утрачен. Может кто-то украл и немцам продал, может где-то до  сих  пор тайно хранится... Дорогая  Анна, ещё  тогда  я  подумал,  что  есть  одна  нить,  которая  десятилетиями связывала  нацистских  похитителей ценностей  на  оккупированных  территориях и  Латинскую Америку. Это  так  называемые "крысиные тропы" бегства нацистов после  войны, о  которых  всем  хорошо  известно. Было несколько основных маршрутов "крысиных троп": один вел нацистов  из Германии в Испанию, затем в Аргентину; второй – из Германии в Италию, затем в Южную Америку. Власти Аргентины вообще создали для нацистов свои собственные маршруты через Скандинавию. После войны бывшие  офицеры Вермахта руководили множеством  коммерческих  фирм в Аргентине, Чили, Уругвае, Венесуэле, Боливии, Колумбии и Эквадоре... Но это  пока  предисловие...Анна, у  нас в Колумбии , в департаменте Путумайо  живёт женщина, которая  была  служанкой у   иммигранта-немца, бывшего  нацистского  офицера,  умершего в 2009  году.  Я был  на  свадьбе  родственников в деревне  и  увидел  икону  у  неё дома - вот  фото. Я  внимательно исследовал  всё, что  доступно в Интернете  об  осетинской  иконе  и я  уверен - это та  самая  икона...Я хотел  её  купить,  но женщина  отказалась  продавать  мне -  подумала, что я  спекулянт. Но я  уверен, ты  сможешь  уговорить  её - она хочет вернуть икону кому-нибудь из Осетии. Я  готов  встретить  тебя у  нас в столице, в Боготе,  и на  машине  привезти  прямо к ней в Путумайо - возьму  на  себя твои  расходы  по  пребыванию в Колумбии. - Эрнесто."

Образно говоря, наши сладкие  мечты  сделаны  "из  дрожжей" - ну и , соответственно,  растут  они [мечты]  как  на  дрожжах. Сначала  Аня  просто  приняла к  сведению  то,  что  прочитала - фото  иконы в точности  совпадало с довоенными  фото, и в  принципе  вся  история    звучала  вполне  правдоподобно...,  но  что  дальше? Не  лететь-же  через океан в Колумбию? Сообщить о находке отцу в  Северную Осетию? Написать  статью в научный  журнал?

1
{"b":"629927","o":1}