ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Корнилаев Павел

Созданные для Рая

Павел Корнилаев

Созданные для Рая

Автор особо отмечает, что все описанное в повести - вымышлено и

предостерегает читателя от поиска сходства с реальными

людьми и событиями.

Звездная ночь раскинула свои крылья над главной базой. Время перевалило за три, и все, кто не страдали бессонницей, давно уснули. Спал гарнизон, спала дежурная смена у обзорных экранов, спали пушки и тяжелые снаряды в гнездах бесконечных цепных транспортеров. Даже часовые на постах, как обычно в это время, уже дремали. Но не спали фонари, прожектора и сигнализация ,,периметра", в напряженном ожидании затаились растяжки минных полей.

В нескольких сотнях метров за рядами проволочных заграждений борьба света и тьмы завершалась победой ночи, а еще дальше мрак и тишина создавали полную иллюзию спокойствия. Ночь усыпила почти всех, лишь чьи-то неясные тени бесшумно скользили среди развалин покинутого селения в тридцати километрах к северу от базы, да одинокий путник шаг за шагом отмерял пустыню.

Маленький худой человек поднимался по пологому склону легкой кошачьей походкой. Темнота и большой бесформенный балахон делали его почти невидимым, обувь и походка - почти неслышным. Он прошел незамеченным двадцать шесть километров контрольной зоны и был совсем близко к своей цели. Его быстрые черные глаза видели в темноте без приборов, тренированные ноги не знали усталости.

Полчаса назад человек останавливался, но только за тем, чтобы допить воду из фляжки. Это была его последняя вода, и он выпил ее медленно, маленькими неторопливыми глотками. Потом, повернув фляжку на ребро, путник выждал секунд тридцать, чтобы остатки влаги собрались в одном месте, и вылил в рот последние капли.

Свечение над холмом подтверждало правильность выбранного пути и делало уже ненужными компас и карту.

Его багаж был невелик. Немного оружия, переговорное устройство и небольшая плоская коробочка размером с ладонь. Если его убьют раньше времени, эта коробочка взорвется в чужих руках. Тогда враг не поймет, за чем он шел, и через день по этому маршруту пойдет другой, но шансов на успех у него будет гораздо меньше. Большая часть багажа казалась просто обузой в пути. Это задание не было связано ни со стрельбой, ни с постановкой мин, но за последние пятнадцать из двадцати семи лет жизни оружие стало его вторым я, и он не мог удержаться от того, чтобы не взять с собой часть своего обычного арсенала.

Возможно, вместо пистолета и гранат было бы умнее взять пилюлю с ядом, но путник надеялся, что его попытаются взять живьем, и, умирая, он сможет прихватить с собой одного из врагов, или даже двух, в случае удачи. Если через час его не найдут, он закопается в песок в трех километрах к северу. Тогда у него появится шанс, хотя бы и небольшой. Возможность перележать день в песке, а следующей ночью выйти из контрольной зоны к приметному кусту пустынной колючки, под которым он закопал воду и оружие.

Чем ближе путник подходил к гребню холма, тем осторожнее становились его шаги. Последние двадцать метров он преодолел ползком. В двух километрах перед ним открылось обширное пространство, освещенное ярким электрическим светом. Человек огляделся по сторонам, вслушиваясь в ночную тишину. Не заметив ничего подозрительного, он посмотрел на часы и нажал кнопку переговорного устройства. Ничто не шелохнулось в ночи, только колокола судьбы, долгим, тягучим звоном, прозвучали у него в ушах... Гл. 1

Светящиеся цифры на темной стене показывали : 03.25.22. Бежали секунды, и пора было подумать, что могло его разбудить, но капитан Николас Степ помнил, что уснул в гостинице, и мысль об опасности никак ни шла ему в голову. Главная база считалась совершенно безопасным местом, но звук неблизкого взрыва заставил его встать с постели и подойти к окну. Степа удивила непривычная темнота. База лежала во мгле, и казалось ничто не нарушало ее тихого и спокойного сна. Освещение не работало, даже на ,,периметре" - ни одного огонька.

В свете звезд можно было различить только контуры ближайших зданий. Небольшой костер, вяло горевший в стороне склада ГСМ, не только не рассеивал мрака, а лишь подчеркивал его силу. Все тихо, можно спокойно ложиться спать, ведь отключенное электричество - не его забота. Но взгляд Степа задержался на огоньке. ,,Интересно, - подумал он, - что за придурки жгут костер на территории базы? "

Хотя стоп! Что это? Маленькая желтая искорка вынырнула откуда-то слева, медленно и плавно снижаясь, направилась к огоньку. Степ спокойно следил за ее движением, но, оценив плавность полета, подумал, что было бы пожалуй логичнее, если бы искры летели из костра, а не в него.

Рядом с огоньком что-то сверкнуло, и в полной тишине распустился яркий оранжевый цветок. Судя по всему, вражеская ракета попала в емкость с авиационным горючим. На постели пошевелилась Лу. ,,Что случилось Ник ?"сонно спросила она. Происходящее оказалось настолько невероятно, что разом спутало мысли Степа. Он не мог сосредоточиться и, против обыкновения, помедлил с ответом пару секунд, из тех семнадцати, за которые долетел звук взрыва. ,, Лу, - нежно сказал Ник, добавив в голос немного грусти, - банда тагов вырезала гарнизон базы и сейчас ползет к нашей двери ". Главная база считалась совершенно неуязвимой, а сказанное оказалось настолько забавным, что Лу рассмеялась, и ее совершенно не испугали: ни звук взрыва, ни ,,поднимающий мертвых" сигнал боевой тревоги.

Гарнизон проснулся так быстро, будто всю ночь ждал воя сирены. Залпом ударила главная батарея, и долина вздрогнула от грохота орудийных выстрелов. Набирая обороты, в подвале соседнего здания завыла турбина аварийного генератора. В номерах гостиницы зашевелились люди, многие из которых не успели ни проснуться, ни протрезветь. Накануне половине гарнизона выдали жалованье, но по непонятной причине вся база оказалась пьяной, в крайнем случае весь ее офицерский состав.

Через девяносто секунд, по тревоге, к главному входу должны подкатить два автобуса. Судя по траектории ракет, это место вполне могло оказаться в зоне обстрела, поэтому особенно торопиться не было смысла. Но в этой гостинице Степ был младшим по званию и не имел возможности заставить себя ждать. На семьдесят пятой секунде он оделся, потом поцеловал Лу и на восьмидесятой вышел в коридор.

Натягивая кителя и застегиваясь на ходу, по коридору спешно шли старшие офицеры. Выйдя в вестибюль, Степ замедлил шаг, увидев через открытую дверь спины толпящихся перед гостиницей командиров. Автобусы еще не подошли, и тагам самый раз было подать к подъезду пару ракет, но видимо им хватало других забот.

Главная батарея продолжала стрелять, с каждым залпом отправляя на север по шесть тяжелых снарядов. Учитывая исключительную точность системы наводки, жизнь ракетчиков должна была закончиться с первыми выстрелами. Но что-то не получалось, и через каждые двенадцать-пятнадцать секунд появлялась очередная ракета. Судя по разрастающемуся зареву, вряд ли хотя бы одна прошла мимо цели. Вероятно, ракеты вылетали из разных укрытий, и батарея, способная остановить целую армию, каждый раз поражала уже пустую позицию.

На сотой секунде подошел первый автобус, и, хотя место Степа было во втором, он не рискнул задерживаться. Автобус оказался набит, как консервная банка, и ее оставалось только вскрыть.

Уж не пришло ли время переделать смешной детский стишок, чтобы получилось что-то вроде : ,,Полковники клином по небу летят - в автобус попал реактивный снаряд". Почетная перспектива пролететь по небу в компании полковников отнюдь не радовала Степа. Он успокоил себя тем, что мятежники не настолько глупы, чтобы тратить ракету на жестянку с штабными офицерами.

Автобус тормознул у парка бронетехники, и вместе с капитаном из него выскочили несколько майоров. Теперь - бегом к своему боксу. Но не слишком быстро, чтобы не запыхаться. Степ залез в броневик, включил свет, рацию, утопил нужную кнопку на панели радиооборудования и чуть не доложил о готовности, хотя его солдаты только подбегали к боксам. Первая рота - всегда первая, и в этом деле он постоянно успевал раньше других командиров. Степ быстрее всех находил в броневике тумблер ,,свет" и не ждал, пока лейтенанты доберутся до связи и соврут ему о готовности взводов. В эту ночь командир батальона успел к рации вторым, и перед докладом капитану пришлось выждать несколько секунд.

1
{"b":"63127","o":1}