ЛитМир - Электронная Библиотека

Брови князя сдвинулись к переносице.

– Слабо верится, – буркнул старый маг, встал, сделал несколько шагов вдоль стены, изредка поглядывая на бывшего сыскаря.

Патриарх отлично видел, что тот не врет. По крайней мере свято верит в собственные слова.

– Так что вы предлагаете, Павел Степанович? – наконец обратился старший Строганов, обращаясь к директору Департамента Хранителей Тишины. – Надеюсь не отменить наказания за нарушения закона?

Гордеев покачал головой.

– Ни в коем случае. Однако наказание должно быть адекватно совершенному проступку. Решительные действия хороши во времена кризиса и беспорядков. Когда наступил мир необходимо смягчить риторику. Казнить всех подряд не получится.

– Мы никогда не отправляли невиновных на плаху, – поморщился главный боевой маг клана. – Амулеты истины работают без единого сбоя.

– Я это и не отрицаю, просто хочу сказать, что следует намного «ослабить вожжи».

Князь поднялся, подошел к окну, некоторое время рассматривая зимний пейзаж снаружи.

– Интуиция значит, – протянул он. – Ну хорошо, считайте вы меня убедили. Я прикажу провести проверку и, если все подтвердится, по отдельным позициям в уголовном кодексе будут проведены определенные корректировки.

– На большее я и не рассчитывал, – полицейский встал со стула, делая шаг к выходу. Прием был окончен.

Его светлость обернулся.

– Только не понимаю, при чем здесь Зябликов? Глава райцентра присвоил треть от выделенных средств на строительство районной больницы. Он по любому заслуживает петли. Или вы и его считаете достойным снисхождения?

Павел остановился у двери.

– Зябликов был всего лишь предлогом для начала беседы на нужную тему. В ином случае, я боялся, что вы не захотите меня выслушать до конца.

Кирилл Константинович небрежно кивнул.

– Ясно. Но будьте добры, в следующий раз просто прийти для разговора, не ища лишних поводов. Я всегда готов к конструктивному диалогу.

Гордеев молча кивнул и вышел из кабинета. Князь с Мстиславом остались наедине.

– Пусть этим займется Лариса, проведет полное исследование с подробными выкладками, – распорядился глава клана, возвращаясь за стол. – Интересно, почему наша защитница угнетенных и обездоленных первой не заметила этого прокола? Если, конечно, все действительно правда.

– Большая нагрузка, – философски заметил боевой маг. – Мы никогда не имели под властью столько людей и территории.

– Да, может ты прав, – неопределенно проронил старший Строганов, задумываясь о чем-то.

– Кстати о недовольных, – Мстислав рискнул нарушить паузу, не позволяя господину полностью уйти в размышления о проблемах слишком разросшегося владения. – У меня они тоже есть.

Глава рода недоуменно уставился на Длань Войны, первого воина и командира всех вооруженных сил клана.

– Какие у тебя могут быть недовольные? – осведомился князь, особенно выделив во фразе – «у тебя».

– Ветераны. Им не нравится, что название «Дети Вьюги» перешло на всех солдат. Из относительно небольшого отряда мы превратились в целую армию, увеличившись в несколько десятков раз за очень короткий срок. И не всем пришлось по душе, что достойное имя перешло к тем, кто до этого вообще не имел никого отношения к клану.

– Оскорблены значит?

– Не без этого. То есть, никто конечно же не высказывает неуважения к вам или к клану. Просто бойцы считают…

– Ладно, я понял, – князь взмахом руки остановил Мстислава. – Хорошо, выделим Детей Вьюги в отдельное подразделение. Что-то вроде гвардии. Будем направлять туда только самых лучших, как боевых магов, так и обычных солдат, показавших высочайшую выучку.

– Благодарю, ваша светлость, – здоровяк склонился в легком поклоне.

– Что-то еще?

– Эмм… да, насчет княжны…

Старший Строганов задумчиво побарабанил пальцами по подлокотнику.

– Да, точно, Бельская. Она долго добиралась до нас. Сколько уже прошло? Полгода почти? Знаешь, до сих пор не могу поверить, что Темную Дубраву одолели. И кто? Жалкие крысы Путиловы. Что творится с этим миром, если подобное становится возможным?

– Они действовали при поддержке рода Гагариных, – тактично напомнил Мстислав. – Против объединенной силы двух кланов, «эльфы» не выстояли.

– Идиоты! – в сердцах выпалил князь. – Как Ярослав мог так подставиться? Невероятная глупость!

Появление дочери старого друга всколыхнуло у Кирилла Константиновича мучительные воспоминания о произошедших событиях во время передела зон влияния между русскими кланами.

– Я бы сейчас многое отдал, чтобы добраться до этих ублюдков, – мрачно заявил властитель Холодного Предела, глаза Патриарха тускло свернули.

– Как вариант, можем женить Виктора на Светозаре и предъявить права на Дубраву, – скорее попытался неуклюже пошутить, чем на самом деле предлагая действовать в подобном ключе, проронил Мстислав.

И тут же осекся, увидав, как во взгляде князя появляется легкая заинтересованность.

– Я просто неудачно выразился, – поспешил добавить здоровяк.

– Нет-нет, может в этом что-то есть… Право наследования через брак… Это ведь не прямая агрессия, а законное требование… Другие кланы не посмеют вмешаться…

Старший Строганов помолчал, с удовольствием обдумывая заманчивую идею, затем подозрительно покосился на Мстислава и поинтересовался:

– Кстати, а где вообще шляется Виктор?

Глава 7

Джакарта.

Центральный район города. 10:21

Правильно говорят: дурная голова – ногам покоя не дает. На кой черт нужно было связываться с той троицей и устраивать разборку на улицах города? Ведь вполне мог избежать неприятностей, проигнорировать нападение, не доводя до прямого столкновения.

Бросить обманку, резко ускориться, затерявшись среди каменных джунглей, а не изображать из себя супергероя, тем самым привлекая к себе внимание остальных диких, с большим энтузиазмом бросившихся к месту побоища.

Так нет же, захотел покрасоваться, показать мастерство владения боевой магии непонятно кому…

А идиоты американцы? Эти-то откуда взялись? Барсик учуял странное излучение, исходившее от техно-магического устройства, естественно захотел удовлетворить любопытство и закономерно попал под огонь, перепуганных морских пехотинцев, охреневших от появления здоровенного белого тигра.

Тут уж и мне пришлось вмешаться, спасая непутевого полосатика.

Справедливости ради стоит сказать, что моя реакция в этом случае полностью соответствовала сложившимся обстоятельствам. В отличие от ситуации с одаренными из числа местных аборигенов.

Пальба из двух десятков стволов скорострельных винтовок вынудила действовать быстро, жестоко и бескомпромиссно.

Виктор Строганов исчез, вместо него появилась идеальная боевая машина, запрограммированная на единственную задачу – уничтожить врагов и подавить любое сопротивление.

Участие в многочисленных боях с другими кланами после Великого Откровения научило меня одной простой вещи – в реальном бою нет места нерешительности и сомнениям. Будешь колебаться, враг обязательно этим воспользуется и постарается прикончить тебя.

А умирать я совсем не хотел. Поэтому, как и Полина, научился впадать в некое подобие транса, где на передний план выходили боевые навыки, вбитые на уровень безусловных рефлексов.

Лично мне это состояние напоминало сноубордиста, оседлавшего вершину лавины на сходе. Он действует не думая, а полностью отдавшись инстинктам, стараясь остаться в живых, балансируя на самой грани и лишь благодаря мастерству выходя победителем в противостоянии с мощью безудержного природного явления.

Примерно так же представлял себя я, когда вступал в бой, где любая оплошность обязательно приведет тебя к смерти. Любой прокол и неточность – и ты благополучно отправляешься на небеса.

Если будешь иметь глупость, тормозить и задумываться о собственных действиях.

Ты не спрашиваешь себя, кто и зачем совершил нападение? Ты просто начинаешь на него реагировать, стремясь выжить, победить противника. И если с дикими еще оставалось время увернуться от боя, то с непонятно откуда возникшими американцами уже нет.

23
{"b":"631406","o":1}