ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Спасибо деду за Победу! (сборник)
Календарь ма(й)я
Затворница
Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка
Битва королей
Махинация
Исцеляющие мысли
Дом, в котором…
Баланс черного
A
A

Где он — мой?

Rina Ludvik

Глава 1. Поздно! А если нет?

- Марат Суранович, там парень с отравлением. Снотворного наглотался. Первая помощь оказана бригадой, которая его привезла, так что можете не торопиться, он уже в палате. Вот его данные.

Мне положили на стол историю болезни и карту приёма с назначениями (исключительно работа дежурного врача, то бишь меня).

Я взглянул на карту: Нартай Темиргалиев. 21 год. Адрес... Место работы: Кафе «Майсара», официант.

Отравление... Вызов в 1.30. Оказание первой помощи... Процедуры... Препараты... Доставлен в стационар... Старший сотрудник реанимационной бригады СП...

- Пульс, давление сейчас уже в норме. Лежит под капельницей. Спит. К монитору подключил, - доложил мой помощник.

Сунгат, молоденький студент-третьекурсник, недавно пришедший на практику в наш стационар - хороший парень, умница - часть моей работы сделал сам: не дожидаясь меня, поставил больному венозный катетер и капельницу с нейтрализующим раствором, а также присоединил к монитору, дал кислород. Можно было не торопиться и поспать ещё: Сунгат проследит и, если что, позовёт меня. Но привычка, выработанная годами - всё держать под контролем, прогнала сон: надо пойти проверить.

- Хорошо, Сунгат, спасибо, умница. Сейчас подойду, - улыбнулся я парню, поднимаясь из широкого удобного кресла.

Я на суточном дежурстве. Третий час ночи и четвёртый больной. Двое с сердечной недостаточностью, один с пневмонией и вот теперь с отравлением. Для моих сорока шести с таким напряжённым графиком работы с ночными дежурствами пожалуй уже тяжеловато - пора завязывать, но я не тороплюсь. Привык. Я давно большую часть времени провожу у себя в стационаре, так мне спокойнее. К тому же дома меня никто не ждёт. Алмаз вторые сутки ночует у Руслана: у моего супруга течка.

С Алмазом мы женаты двадцать четыре года. Дети - Ринат и Булат, вполне уже взрослые, самостоятельные альфы. После окончания университета остались жить в Москве. А мы с мужем остались одни, но в нашей жизни это ничего не изменило: каждый давно живёт своей жизнью. Пока росли дети - была настоящая семья с общими интересами и заботами. Но дети выросли и уехали. А мы... мы давно отдалились друг от друга. Оказалось, что кроме детей нас ничего не связывает, хотя мы считались хорошей парой, а наш брак - удачным. Мы и сами так считали, не мешая жить друг другу.

Была ли любовь? Наверное. Мы не были истинными, но, познакомившись случайно на студенческой вечеринке, куда Алмаз пришёл с моим приятелем-однокурсником, сразу обратили внимание друг на друга и в тот вечер ушли вместе. А через месяц бурных свиданий он переехал жить ко мне, в мою двухкомнатную квартиру - подарок родителей на совершеннолетие. Да, любовь была: бессонные ночи, полные страсти; дни, когда мы просто не вылезали из постели. Через год после окончания учёбы поженились, хотя мои были против этого брака. Они - истинная пара и считали, что я тоже должен дождаться своего истинного омегу.

Но я не хотел ждать, да и чего, собственно, ждать? Где он, мой истинный? Может, он живёт в другом городе, в другой стране? Да и родился ли он вообще, или, может, уже доживает свои дни? Вероятность встречи со своим истинным - один случай на миллион. А Алмаз... Нам хорошо было вместе. Да, теперь я вспомнил: не просто хорошо - мы любили! К тому же подходили друг другу по характеру, по привычкам, и запахи друг друга нас вполне устраивали, хоть мы и не были истинной парой.

У моего супруга был приятный запах - ореховый, с едва заметной коричной ноткой. Я же пах, как сам считал, отвратительно: как вам аромат прелой осенней листвы и талого снега? Я люблю лето и летние ароматы, а собственный запах пробуждает во мне ассоциации ушедшего лета, наступления промозглых ветров, затяжных холодных ливней и скорого прихода долгой морозной зимы. Но Алмазу мой запах нравился: он любил осень с её дождями и зимние холода, и снегопады. И как-то всё складывалось так, как надо.

А потом родились наши двойняшки, и жизнь наполнилась смыслом. Любовь? Наверное, она потихоньку отошла на второй, а потом на третий план. Не было уже той страсти, когда нас тянуло друг к другу со страшной силой. Но появились другие чувства - привычка, долг, забота. Мы купили дом, где у каждого была своя комната. Сначала мы, уложив детей, каждую ночь приходили в «гости» - либо я к Алмазу, либо он ко мне. Это была даже такая своеобразная игра, которая добавляла пикантности в наши отношения. Но со временем ночные визиты становились всё реже и бывало, что мы не навещали друг друга месяцами, хотя отношения по-прежнему оставались ровными и доброжелательными. Просто любовь как-то незаметно перешла в дружескую привязанность, а некогда страстные любовники стали супругами-друзьями.

А потом начались «свободные» отношения. Мы их не скрывали, продолжая жить ради детей, да и наша устоявшаяся жизнь была нам удобна. Наш союз без любви был тем не менее прочным и необременительным. У Алмаза появился постоянный бойфренд - Руслан, его коллега по работе в стоматологической клинике. Он тоже был несвободен, и хотя их с супругом брак давно перестал быть полноценным, будучи человеком порядочным, не мог оставить своего больного омегу, хотя очень был привязан к Алмазу. И так уж получилось, что большую часть своего времени Алмаз проводил с ними, а не со мной - своим законным супругом. Там он был нужен не только Руслану, но и его омеге Кариму, передвигающемуся на инвалидной коляске и давно уже смирившемуся с существованием у мужа любовника.

Вот только я не уверен, что если бы Руслан стал свободен и предложил моему супругу руку и сердце, тот согласился бы поменять меня - нелюбимого мужа, на него - любимого. Слишком мы хорошо знали друг друга, слишком удобен был наш союз, и к тому же мы оба не верили в любовь. По крайней мере считали, что это не то чувство, ради которого стоит ломать свою спокойную, уютную, устоявшуюся жизнь, важной частью которой была не любовь, а свобода.

У меня же никогда не было постоянных отношений на стороне, только редкие случайные, ни к чему не обязывающие связи. А дети? Я думаю, они чувствовали нашу «нелюбовь», поэтому и поторопились поскорей вылететь из родительского гнезда во взрослую самостоятельную жизнь. Теперь они уже дипломированные специалисты-архитекторы, работают в одной строительной фирме и до сих пор живут вместе, в купленной нами для них двушке в пригороде Москвы, и не торопятся обзаводиться семьями. Да и двадцать четыре года - это не возраст для альфы, торопиться некуда. Может, им повезёт больше, чем нам с Алмазом, и они встретят ещё своих истинных.

Я открыл дверь в палату, и моё сердце замерло, а потом пустилось вскачь: палата была наполнена ароматом свежескошенной травы с горькой ноткой полыни.  Я никогда не задумывался, как должен пахнуть мой истинный, просто понятия не имел, что именно этот запах, любимый мной с детства, и есть запах истинного. Мозг тут же отключил все рецепторы, сконцентрировавшись на одном - обонянии. Я остановился на полшаге и застыл в дверях, пока не поймал на себе недоуменный взгляд практиканта. Видимо, моё состояние насторожило Сунгата, потому что он тронул меня за локоть, заглянув в лицо. Как сквозь вату, через шум в ушах, до меня донёсся его встревоженный голос:

- Марат Суранович, с вами всё в порядке? Вы так побледнели, может, зайдёте позже? Идёмте, я вам давление смеряю. Вы сутки на ногах...

Я неимоверными усилиями взял себя в руки: тут же быстро, как и исчезли, стали возвращаться зрение, слух, хотя сердце по-прежнему выпрыгивало из груди, а в висках стучали молоточки.

- Нет-нет. Всё в порядке, Сунгат. Так... что-то на секунду в глазах потемнело. Это от жары, не беспокойся. Ты иди сам отдохни. Я проверю мальчика, а потом валерьяночки глотну.

Парень посмотрел на меня с сомнением, но кивнул и повернул к лестнице, направляясь в приёмный покой.

1
{"b":"631415","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Обезоружить нарцисса. Как выжить и стать счастливым рядом с эгоцентриком
Парадокс Апостола
О режиссуре фильма
Всё, что должен уметь каждый мужчина. Самое полное руководство
Стас Михайлов. Закулисье звездной жизни
Ничей ее монстр
Далекие миры. Император по случаю. Книга пятая. Часть вторая
Фальшивый золотой ключик
Особняк на Трэдд-стрит