ЛитМир - Электронная Библиотека

— Дай мне пройти, — сказала она спокойным твердым голосом, помня, что в обращении с дикими животными ни в коем случае нельзя показывать свой страх.

Волк мотнул головой. Девушка сделала шаг. Потом еще один. Верхняя губа волка поднялась, обнажив превосходные белые клыки. Послышалось глухое рычание. Сама того не заметив, Гвендолин отлетела назад шагов на двадцать, при этом ухитрившись не упасть и не повернуться к зверю спиной.

— Да чтоб тебя! — она бессильно топнула ногой. Волк наклонил голову и медленно направился к ней.

Наверняка в этот момент она побила все спринтерские рекорды. Гвендолин пулей метнулась обратно и смогла перевести дух, только когда прочная крыша флайера отрезала ее от страшного ночного леса. Уж сюда хищникам точно не пробраться! А настырный волчара никуда не делся, все ходил вокруг поляны кругами. За кустами то и дело мелькал серый хвост и острые уши.

В конце концов, девушке пришлось заночевать во флайере. Должно быть, в ее честь волки этой ночью закатили особенно впечатляющий концерт, такой, что она до утра не могла сомкнуть глаз. Среди деревьев мерцали желтые огоньки, слышалось рычание и треск ломающихся веток. Гвен зажгла все бортовые огни, надеясь удержать хищников на расстоянии. Ее знакомый волк вышел на поляну, исполнил внушительную проникновенную песнь и гордо улегся возле флайера, вероятно, в ожидании аплодисментов. Он словно охранял ее от своих хвостатых приятелей. Эта мысль Гвен почему-то успокоила, и она, свернувшись калачиком в кресле, наконец-то смогла заснуть.

Глава 16

Утром, еще в полусне она услышала топот копыт. На поляну лихо вылетели двое всадников, Джербен и Сергей, верхом на поджарых гнедых конях. Коммандер держался в седле как влитой, его спутник изо всех сил старался ему подражать. При виде девушки, неловко вылезающей из кабины, на лицах обоих отразилось огромное облегчение.

— Жива! — физиономия Сергея расплылась в широкой счастливой улыбке. — Ну и напугала ты нас! Я вчера хотел в лес бежать, так Драгон не пустил, сказал, лорд сам разберется.

— Пришлось запереть этого героя в комнате, — добавил коммандер со смесью насмешки и одобрения в голосе.

Интересно, кто был тот серый волчище, бродивший по поляне, — подумала Гвен. — Неужели сам лорд Шипске?!

— Не понимаю, что случилось с флайером, — пожаловалась она.

— Скорее всего, защитные чары, — ответил Джербен. — Госпожа Тильда очень настороженно относится к незваным гостям, тем более, владеющим волшебством.

По его насупленным бровям Гвендолин видела, что он зол на нее за эту опрометчивую выходку и вместе с тем рад, что обошлось без серьезных последствий. Она неловко извинилась.

— Да уж, лорду ты доставила хлопот, — хмыкнул коммандер. — Ладно, не переживай, я сам с ним сегодня поговорил. Нам необязательно возвращаться в замок.

— Значит, расследование закончено? — встрепенулась Гвен.

— Я еще вчера убедился, что вольфстадцы не имеют отношения к происходящему во Фрисдаме. У Шипске сейчас хватает своих забот. Любому вожаку постоянно приходится отбиваться от желающих проверить его власть на прочность. Но в этот раз соперники Шипске зашли слишком далеко: они похитили из замка старинную реликвию — шкуру Белого волка. Такого оскорбления лорд им не простит.

— Что? Какую шкуру? — хором удивились Сергей с Гвендолин.

— Это еще одна старая легенда. Белый Волк — то ли легендарный прародитель вольфстадцев, то ли их тотем, не знаю точно. Когда ему пришло время уходить, он оставил шкуру своему преемнику, назначив того главным вожаком. С тех пор повелось, что оборотень, владеющий этим амулетом, считается верховным вождем и пользуется благоволением легендарного предка.

— В общем, этакое Золотое руно, только волчье, — блеснул интеллектом Сергей.

Гвендолин попыталась представить себе волка, невозмутимо стягивающего шубу с костей, чтобы подарить ее потомкам, и ей стало не по себе. Да уж, местные легенды были исполнены драматизма! Оставалось надеяться, что история со шкурой имела чисто метафорический смысл.

— Если какие-то злопыхатели смогли спереть шкуру прямо из замка, значит, среди людей Шипске есть предатель! — сообразил Сергей.

— Поэтому там все такие нервные, — подтвердил Джербен. — В общем, нашему лорду сейчас не до фрисдамских проблем. Мне сейчас нужно кое с кем встретиться. А вы все-таки наведайтесь к Тильде. Вдруг она сообщит что-то интересное по нашему делу, — в голосе коммандера слышался неприкрытый скептицизм.

Он пообещал встретить их через три часа в Вольфстаде, в «Белом клыке», дал шпоры коню и умчался, оставив ребят на тропе посреди леса.

— Влезай сюда, Гвен! — позвал Сергей, протянув девушке руку. Однако, как только сдерживающий фактор в лице Джербена скрылся за поворотом, конь под Сергеем тут же продемонстрировал свой дурной характер. Он нервно переступил ногами, замотал головой и протестующе всхрапнул.

— Кажется, он не хочет нести двоих всадников, — неуверенно возразила Гвендолин.

— Что за упрямая скотина, — пропыхтел Сергей, пытаясь призвать коня к порядку. Тот ехидно взоржал и наподдал задом.

Когда Гвендолин помогла своему другу выбраться из кустов, он уже почти успокоился и только погрозил коню кулаком.

— Ну и черт с тобой! Может, оставим его здесь волкам в подарок, а?

Хитрое животное не горело желанием оставаться в лесу в одиночестве и тихонечко потрусило следом. Взяв его за повод, Сергей с Гвендолин пошли вперед.

Спустя десять-двадцать коварных подножек и резких поворотов, капризная тропа действительно привела их к аккуратному глинобитному домику под соломенной крышей. Дом приютился у старой ветлы на берегу ручья, невидимо журчавшего в тарве, и больше всего был похож на чудовищный гриб-переросток. На вид он казался совсем ветхим, но Гвен по опыту знала, что такое сооружение может простоять не один десяток лет, притворяясь развалюхой. Его крышу не мешало бы перебрать, зато наличники и дверь были аккуратно покрашены, а цветы в горшках рядом с крыльцом заботливо политы. Из открытого окна доносилось приятное незатейливое пение. Сразу было ясно, что невидимая хозяйка не старается произвести впечатление, а так, напевает себе под нос.

— Значит, она там одна и в хорошем настроении, — шепнула Гвен. — Это обнадеживает.

— Ты осторожней, — так же тихо ответил Сергей. — Может она того… путников заманивает.

— Она же ведьма, а не сирена, о, знаток мифологии, — ответила Гвендолин и постучала в ветхую дверь.

На крыльцо выглянула девушка, совсем юная, розовощекая, с рыжими кудрями, небрежно сколотыми на затылке. Одета она была в такое же простое суконное платье, как у Гвен, поверх которого был повязан чистый белый передник.

— Г…госпожа Тильда?! — выдавил Сергей, справившись с изумлением. В его понимании это бело-розовое чудо походило на ведьму примерно как нежная ласточка на ворону. Впрочем, ситуация тут же разъяснилась.

— Я Роуз. А госпожи Тильды нет дома, — объяснила девушка, с любопытством разглядывая гостей. — Ее вызвали в одну из деревень кого-то лечить. Не знаю точно, в какую. Да вы проходите! — она гостеприимно распахнула дверь.

— А когда она вернется? — спросила Гвендолин.

Из крошечной прихожей, в которой умещался разве что веник, проход вел в маленькую комнатку. Там было темновато, пахло травами и свежеиспеченными лепешками, в очаге что-то аппетитно булькало, на подоконнике сидела белка и таращила глаза-бусинки на гостей.

— У нас так редко бывают гости! — радостно воскликнула девушка. — В смысле, не из леса. — Достав с полки мешочек, она подсыпала белке орехов.

Гвен с Сергеем оглянуться не успели, как оказались за столом, на котором, как по волшебству, появились тарелки с угощениями: лепешки, травяной чай, ягоды и орехи.

— Жаль, что мы не застали госпожу ведьму. Мы из Фрисдама, у нас к ней дело.

Сергей с большой осторожностью извлек из-за пазухи пакет с «вещественным доказательством» и в двух словах объяснил ситуацию. Осторожно отделив несколько ворсинок, Роуз метнулась к очагу, бросила их в огонь и заинтересованно хмыкнула:

25
{"b":"631430","o":1}