ЛитМир - Электронная Библиотека

— Перестань, не вини себя, — Гвендолин погладила ее по плечу. — Франц уже не ребенок. Он знал, что ночью в городе опасно.

— Может, и к лучшему, что Марк положил глаз на Роуз, — совершенно нелогично продолжила Райна. Впрочем, “змиева спотыкачка” могла сотворить с вашей логикой такое, что вам и не снилось. — Разве со мной можно иметь дело? Я только все порчу!

— Что сделал Марк?! — изумилась Гвен.

— При чем тут я? — хором с ней воскликнула Роуз.

— Обе вы красотки, — снова подал голос Кожаный колет с соседнего стола, робко покосившись на секиру. — А насчет пропавшего колечка ты, дочка, в стражу обратись. У моего бывшего хозяина тоже недавно камень пропал, так ведь нашли!

— Да мы сами вообще-то… — начала Гвен, но “охранника” уже несло:

— И ведь все равно меня уволил, подлая его душа! Нешто я виноват, что кто-то из бывших слуг на него зуб наточил? Подумаешь, один камушек — тьфу! Да у этого Августа добра в сундуках попрятано больше, чем в пещере у дракона!

— Слушай, а ведь это идея, насчет купцов! — загорелась Гвендолин. — Райна, твое кольцо запросто могло попасть к кому-то из них! Необычное, старинное — наверняка его кто-нибудь, да запомнил!

Этой призрачной надежды Райне хватило, чтобы немного повеселеть. Девушки заказали ужин. Трактирщик, господин Слегер, накормил их жареной картошкой с печенкой, а потом еще угостил ягодными компотами собственного производства. Правда, Гвендолин заподозрила, что туда кроме ягод входили и другие, более взрывоопасные компоненты. Ужин оказался неожиданно вкусным, а Кожаный колет, имени которого, впрочем, никто не запомнил, — приятным общительным человеком. В общем, когда девушки вывалились из душного уютного зала на стылую туманную улицу, уже совсем стемнело. Рогатый месяц, взглянув сверху на их шумную троицу, укоризненно отвернулся, прикрывшись облачной вуалью. Гвен попыталась вернуть себя в реальность, запоздало обнаружив скрытое коварство напитков господина Слегера: они не влияли на мозги, зато куда-то уносили ваши ноги. Девушка сделала шаг и чуть не упала на Райну.

— Упс, извиняюсь, — смущенно хихикнув, Гвен взяла Райну под руку. Северянка казалась сделанной из камня и наверняка могла, не особенно напрягаясь, дотащить обеих подруг до дома, как котят.

— Иди сюда, — улыбнулась Райна. — И ты тоже, Роуз.

Розалин пробормотала что-то себе под нос и громко рассмеялась.

Улицы были почти безлюдны. Только фонарщик Ваймер, колдовавший неподалеку над очередным фонарем, внимательно проводил девушек недобрым взглядом, а затем отправился прочь неуверенной угловатой походкой. Но они его не заметили.

Глава 21

Вызов лорда статхаудера для Джербена означал, что напряженность обстановки в городе превысила некий критический уровень. Ему нечасто приходилось бывать в Ратуше. Лорд Виллем, сам очень занятой человек, не имел обыкновения дергать людей по пустякам. Он правил городом уже пятнадцать лет, и все заинтересованные лица успели тщательно изучить его привычки.

В отличие от Внутренних земель, давно раскроенных на крошечные королевства, Низинные земли довольно долго оставались свободными. Попробуйте-ка наложить лапу на территории, которые то возникают из морской пучины, то снова оказываются потеряны из-за очередного наступления моря. Фрисдам долгое время пользовался статусом города-призрака, который то ли существует, то ли нет. Когда город расширился и заматерел на торговле, многие лорды Внутренних земель спохватились, что в этом холодном болотистом углу есть чем поживиться. Все наперегонки кинулись с ложками к жирному фрисдамскому пирогу и обнаружили, что опоздали. Фрисдамцы, уже вкусившие свободы, отчаянно отстаивали свою независимость, широко используя не только привычное оружие, но и возможности своего коварного союзника — моря. Однажды ночью горожане разрушили дамбу, открыли шлюзы — и армия захватчиков была смыта волной сопротивления в самом прямом смысле слова. Правда, фрисдамцам после этой эскапады пришлось заново отстраивать свои дома, зато у многих внутриземельных лордов пропала охота домогаться «бешеных сырных бобров».

Ярко отпраздновав победу и отгрохав в ее честь целую Ратушу — внушительную каменную махину на центральной площади, один Главный Зал в которой был больше размером, чем некоторые городские дома, — республиканцы затем проявили то ли непоследовательность, то ли, наоборот, дальновидность. Они пригласили править городом лорда Виллема — предводителя одного маленького внутриземельного княжества, настолько мелкого, что найти его на карте можно было разве что с лупой. Поговаривали, будто лорд Виллем оказал немалую помощь повстанцам, но проделал это так незаметно и тонко, что никто потом не мог ни поблагодарить его, ни упрекнуть. Он прибыл в город как чужак, однако благодаря уму и прочим талантам всего за несколько лет смог стать здесь своим.

Лорд Виллем почти сразу понял, что традиционные методы управления, принятые во Внутренних землях, здесь не годятся. Фрисдамцы слишком привыкли смотреть в море и понимали, что на одном пятачке земли свет клином не сошелся. Сожми их в кулаке — и тут же полгорода просочится у тебя между пальцев, растворившись в туманной дали. Так что Виллем отказался от проверенной временем политики тотального запугивания в пользу умелого лавирования.

В городе существовало множество влиятельных организаций: водяные комитеты, ремесленные гильдии… Все стороны прекрасно понимали, что если они проявят достаточно благоразумия и умения прислушиваться друг к другу, то дело пойдет как по маслу. Фрисдамцы чтили принятые для города законы, однако в повседневной жизни предпочитали пользоваться гибкой системой неписаных правил, основанной на взаимовыгоде. Таким образом, в последние несколько лет город процветал, а лорд Виллем неспешно оттачивал навыки дипломатии и потихоньку гнул свою линию. И все же иногда Джербену очень хотелось, чтобы его светлость не был столь… многослойным. Ему, простому стражнику, сложно было пробиться сквозь пелену смыслов, окутывающую речи статхаудера, чтобы добраться до истинной сути.

Неожиданно вместе с ним в Ратушу напросился Марк. Коммандер не возражал, только попросил вести себя тихо и держать ухо востро. Их проводили в просторный кабинет, богато обставленный, однако совершенно безликий. Словно человек, обживавший эту комнату, нарочно постарался создать о себе максимально нейтральное впечатление. Возле окна стоял невысокий изящный вельможа в практичной неброской одежде, единственным украшением которой было богатое кружево на воротнике рубашки и старинный серебряный перстень на холеной руке. Тонкое умное лицо с аккуратной треугольной бородкой оживилось при появлении коммандера.

«Хитрый лис в своем логове», — подумал Джербен, отчеканив положенное приветствие.

Лорд Виллем не стал тянуть кота за хвост и сразу перешел к делу:

— Было бы неплохо, если бы господа магистры улаживали разногласия между собой, не выплескивая их на улицы города. Цитадель — это кладбище старых тайн, многие из которых лучше не ворошить.

— Искомая Тварь будет обезврежена в ближайшее время. Мы дважды ее загоняли, правда, ей удалось уйти, но в следующий раз…

— Да, благодаря Твари в городе теперь так тихо по ночам, что сложно заснуть. Но я сейчас не об этом. Господа магистры, кажется, научились вербовать себе союзников среди простых обывателей. Это неприятно. Мне кажется, нашим ученым мужам более к лицу уединение и отстраненность. Если вам понадобится поддержка, я могу выделить дополнительные силы.

— Полагаю, мы справимся, — несколько уязвленно ответил Джербен, прикидывая, в какую часть мозаики поместить полученные кусочки информации. Лорд Виллем не стал спорить. Марк за спиной коммандера превратился в тень, стараясь не упустить ни слова из их беседы.

Они обсудили несколько текущих вопросов, касающихся организации работы стражи. Джербен полагал, что на этом аудиенция закончится, однако лорд Виллем неожиданно затронул еще одну тему:

33
{"b":"631430","o":1}