ЛитМир - Электронная Библиотека

— Досадно, что именно в это время вас почтила своим присутствием леди Розалин. Вы и так заняты, а молодая девушка с таким характером, как у нее, может доставить немало беспокойства.

«Сколько же у тебя шпионов?» — с невольным восхищением подумал коммандер. Роуз приехала всего несколько дней назад и почти никуда не выходила, но тем не менее в Ратуше о ней уже знали.

— Думаю, мы могли бы подыскать для нее подходящую компаньонку, такую, что устроила бы самого лорда Шипске, окажись он здесь, — продолжал Виллем. — Жаль, что леди Тильда не смогла приехать.

Джербен не мог не согласиться, что молодые леди действительно доставляют много хлопот. Особенно те, жизнь которых с рождения омрачена странным пророчеством. А если у девушки к тому же имеется любящий папа, которому вы на один зуб — и это отнюдь не фигура речи, а у папы, в свою очередь, есть сотня таких же зубастых солдат… В общем, Розалин была так же потенциально опасна, как бочка «гномского порошка» с зажженным фитилем.

— Обещаю, что за девушкой присмотрят, — сказал Джербен, адресуясь не к словам Виллема, а скорее к тому, что скрывалось в паузах между ними.

— Я надеюсь на это, коммандер. Очень надеюсь.

Когда четкие шаги обоих стражников стихли в коридоре, лорд Виллем еще долго стоял возле окна, любуясь на остроконечные крыши домов и просторную площадь с каменным фонтаном, по которой сновали деловитые голуби. Площадь Согласия была как бы сердцем города. Город не может вмешиваться в дела Цитадели. Но можно попробовать перенаправить неуемную энергию волшебников себе на пользу. Джербен достаточно сообразителен, чтобы уловить некоторые намеки.

«Вот и пойми, — думал коммандер, спускаясь по ступеням Ратуши, — то ли лорд статхаудер хотел предупредить его о чем-то, то ли помочь, то ли заранее искал козла отпущения на всякий случай».

* * *

В доме госпожи Вагенбур было тихо. Хозяйке пришлось сегодня утром самой сходить на рынок, так как Розалин была занята с Францем, и теперь госпожа Ванна отдыхала в гостиной от жаркой уличной суеты. С кухни доносился голос служанки Танне, чистившей овощи для ужина и что-то напевавшей себе под нос. Роуз, снова осмотрев больного и не найдя в его состоянии никаких изменений, присела с шитьем у окна. Как говорила госпожа Тильда: «Маленькое дело лучше большого безделья». Жизнь у ведьмы воспитала в Розалин множество привычек и первым делом отучила ее сидеть сложа руки. Марк с Сергеем еще затемно утопали в Стэн, Райна ушла с ними. Гвен упорхнула в конюшни, где вместе с мастером Питерсом собиралась хорошенько заняться беговелом. Каждый из новых друзей Розалин утром заглянул в комнату с вопросом «ну, как он?», однако девушка ничем не могла их обрадовать. Ей удалось сегодня влить в рот Францу несколько капель укрепляющего эликсира, но, кажется, ему это не очень помогло.

За окном безмятежно зеленел канал Принцев, слышались крики играющих на улице детей. Вдруг Розалин показалось, что Франц шевельнулся. Затаив дыхание, она наклонилась над мальчиком. Нет, ничего! Ключ, найденный тогда на улице, выскользнул из выреза платья и закачался на цепочке. Вдруг он мягко загорелся теплым золотистым светом с переливами синего и оранжевого. Роуз изумленно разглядывала его, положив на ладонь. Ключ ощутимо нагрелся и весь сиял. «Вот оно — Волшебство! — с внезапной радостью подумала она. — Настоящее волшебство, не примитивная ворожба Тильды, не результат долгих сидений над чужими рукописями и последующей возни с вонючими пробирками!» А вдруг это тот самый чудесный ключ, который, по легенде, может привести человека к исполнению его самой заветной мечты? Оглянувшись на Франца, Роуз от всей души пожелала попасть в то место, где она смогла бы найти для него лекарство. Ключ отозвался, словно потянув ее к двери.

Роуз выглянула в полутемный коридор. Все комнаты были закрыты, но из-под порога самой дальней, находившейся в углу двери пробивалось такое же радужное свечение. Она на цыпочках неслышно прошла по скрипучим половицам и, затаив дыхание, вставила ключ в заветную скважину. Дверь послушно приоткрылась, впустив Розалин в поток золотистого света.

Ослепленная жаждой чудес и желанием помочь несчастному мальчишке, девушка забыла одну важную вещь: волшебные ключи работают не так, как хотелось бы нашедшему их случайному человеку. А так, как хочется их владельцу.

* * *

В это же время, в нескольких милях от дома госпожи Вагенбур, по Среднегальскому каналу медленно двигалась старая барка. Она плыла к Фрисдаму. На корме за палубной надстройкой сидела высокая женщина в темном плаще. Несмотря на скромную одежду и внешнюю непримечательность, кстати, усиленную специальными чарами, вид этой дамы вызывал у обоих лодочников такое почтение, что они не решались при ней даже громко переругиваться по своему обыкновению и молча слаженно орудовали шестами. Вдруг женщина вздрогнула и подняла голову. На лице ее промелькнула тревога, сменившись усталой обреченностью. Непонятно, что могло вызвать такую смену настроений: вокруг них расстилался ленивый летний полдень, мерно плескалась вода в канале, вдали проплывали поля и деревеньки. Тишину нарушал лишь стрекот сверчков да трель невидимого жаворонка в выгоревшем до голубизны небе.

— Опоздала, — пробормотала незнакомка и озабоченно нахмурилась.

Глава 22

— Нет, вот скажи, куда она могла деться? И как?!

Гвендолин с Марком недоуменно таращились друг на друга, стоя посреди комнаты. Свет лампы, стоявшей на столе, выхватывал из темноты отдельные предметы, придавая окружающей обстановке оттенок таинственности. За окном мягко синели сумерки. Франц лежал на кушетке в том же положении, как они его оставили утром. Розалин исчезла, и сейчас несколько отрядов стражников искали ее по всему городу.

— Госпожа Ванна клянется, что вниз она не спускалась, — задумчиво ответила Гвен. — Иначе они с Танне ее услышали бы. Потом хозяйка поднялась сюда с каким-то вопросом и обнаружила, что Роуз ушла. Она еще удивилась, как девушка могла оставить Франца без присмотра. Это совсем на нее не похоже! Но волноваться госпожа Ванна начала только к вечеру.

— И послала за тобой Танне, как я понял. Кто-нибудь еще сегодня видел Розалин? Господин Корнелис?

— У него заперто, я смотрела. Наверное, он ушел.

— Ладно. Вернется — спросим.

Марк вышел из комнаты и в задумчивости медленно спустился на один пролет по лестнице. На лестничной клетке как всегда безмятежно горел фонарь, снизу доносился взволнованный шепот хозяйки и Танне, обсуждавших исчезновение девушки. Марк подумал о Франце. Роуз ни за что не бросила бы мальчишку без присмотра, значит, собиралась отлучиться буквально на минуту. Но куда? В лавку за какой-нибудь мелочью? Возле окна в комнате Гвендолин лежало шитье. Гвен такими вещами сроду не занималась, значит, рукоделие принадлежало Роуз. Ладно, допустим, девушка выскользнула из дома, и госпожа Ванна ее не заметила, но что случилось потом? Кто-нибудь ее подстерег? Похитил? Марк вспомнил Искомую Тварь, кружившую вокруг дома госпожи Вагенбур, как акула. Какое отношение мог иметь злобный колдун к здешним обитателям? Неужели кто-то из них ему помогает? Быть того не может. Чтобы милейшая госпожа Ванна или добродушная Танне были пособниками колдуна?! Или, может, мечтательный господин Корнелис, который живет больше в своих картинах, чем в этой реальности?

— Стой! — резкий окрик Гвендолин сбил его с мысли. Марк даже вздрогнул. Девушка торопливо спускалась к нему.

— Стой, я вспомнила… А я все не могла сообразить, что мне тогда показалось неправильным… У него было две тени!

— У кого? — озадаченно поинтересовался Марк.

В это время входная дверь распахнулась, и в прихожую ввалились Сергей с Пирсом.

— Не возвращалась? — выдохнули стражники.

— Нет.

— Блин! Мы весь город перевернули! Коммандер сначала наорал на нас, теперь молча ходит, как туча, и плюется молниями. Представляете, что с ним сделает лорд Шипске, когда узнает?! Будто кто-то нарочно нас подставил!

34
{"b":"631430","o":1}