ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это хороший меч, — пояснила Райна. — Он принадлежал моему брату. Ты тоже стал мне почти братом.

— Я… Ох, спасибо! — выдохнул парень, растроганный чуть не до слез. — Даже не знаю, что сказать! Мне тоже хотелось бы что-нибудь подарить тебе на память, но…

Он нерешительно похлопал себя по карманам, но, разумеется, ничего там не обнаружил. На них троих снова была привычная одежда, в которой они два месяца назад явились в Фрисдам: джинсы, футболки и ветровки. Ничего подходящего для памятного подарка.

— Ты подарил мне сюжет для песни, — улыбнулась Райна. — Один мой знакомый скальд сложит вису о ваших подвигах. Норны сплели вам необычную судьбу, и я рада, что этот меч будет служить тебе!

— Он очень красивый, — искренне сказала Гвендолин. Райна обняла девушку и что-то прошептала ей на ухо, отчего Гвен засмеялась и покраснела.

— Я так и не понял, как ты догадался, что кольцо статхаудера — то самое? — спросил Сергей у Марка.

— Легко. Расспросил нашего обокраденного Августа, помнишь его? Ну вот. Потом поспрашивал других купцов. Напросился с Джербеном в Ратушу. Как только увидел перстень, сразу понял, что это он. Камень необычный. Кольцо явно было сделано до того, как изобрели фасетную огранку.

Все посмотрели на перстень. Он сидел на пальце у Райны как влитой.

11-15 минут

“Жаль, что у себя дома Сергей сможет разве что повесить меч на стену”, - подумала Гвен. Ведь там их ждет совсем другая жизнь! Надо им поскорее отправляться, пока Серый вообще не передумал отсюда уезжать!

Налетевший озорной ветер принялся бросаться в продрогших подростков горстями ледяных капель. Над морем вспыхивали зарницы. Гроза кружила вокруг города, как темная хищная птица.

— Может, уже пора подняться в небо? — спросила Гвен.

— Рано, — флегматично ответил Марк. — Николас сказал: когда первая молния ударит над Цитаделью.

Через секунду, как по заказу, огненная ветвистая плеть на миг сплела Цитадель с небом. Гром оглушительно расхохотался им в лицо.

— Пора! — быстро обнявшись напоследок с друзьями, ребята совершили бросок к флайеру, прикрываясь куртками от дождя. Вскоре теплая уютная кабина отгородила их от бушующей стихии. Все трое облегченно выдохнули и принялись устраиваться в креслах.

— По справедливости, этот меч должен был достаться тебе, — сказал Сергей Марку. — Ведь это ты помог Райне добыть кольцо.

При этом он держал меч поближе к себе и, кажется, вообще боялся выпустить из рук.

— Райна знает, кому что дарить, — ответил Марк с загадочной улыбкой.

Сергей внимательно посмотрел на приятеля, но тот был непроницаем, как сфинкс.

— А тебе она что шепнула? — повернулся он к Гвендолин.

— Райна попросила для меня благословения у Яблоневой Девы, — так же загадочно улыбнулась Гвен.

— Блин, какие вы оба таинственные, с ума сойти! — не выдержал Сергей.

Гвендолин бросила последний взгляд на город, но сквозь залитое дождем стекло мало что можно было разглядеть, кроме блестящих луж. Флайерс уже разворачивался. Капли на стекле задрожали, прочертив замысловатые дорожки. И все же она увидела:

— Смотрите, там кто-то бежит!

Какой-то человек торопился вдогонку за флайером, разбрызгивая воду.

— Это Хэлси! — Марк энергично замахал рукой.

— Пока, старик! — крикнул Сергей, надеясь, что его голос перекроет шум мотора, и тоже замахал руками. — Эх, жаль, не успели толком попрощаться. Он парень что надо.

— Это точно, — серьезно подтвердил Марк, искоса взглянув на Гвен.

У нее так шумело в ушах, что голоса приятелей доносились будто из соседней комнаты. Что ей делать?! Она чуть не вскочила, потом, наоборот, вцепилась в кресло. Все равно ведь ничего не изменишь! Дарт уже разогнался вовсю:

— Ну-ка покажем класс местным бюргерам! Йу-ху!

Флайер резко взмыл в небо. Набережная, ленточки каналов, высоченный собор и весь город быстро скрылись за клочьями низких облаков. Прощай, Фрисдам!

Хэлси остановился, тяжело дыша и напряженно следя взглядом за стремительной железной птицей. Промокшая одежда стесняла движения, мокрые волосы прилипли к лицу, — он ничего не замечал. Флайер мелькнул среди облаков и сделал круг над Цитаделью. Гроза радостно приветствовала его громовыми раскатами. Маленький дерзкий кораблик храбро бросился ей навстречу, окутался на миг сетью молний, ослепительно вспыхнул и исчез.

Глава 32

Осенняя морось накрыла студенческий городок в Бердмане. Хулиганский ветер на улице водил хороводы сухих листьев, хлопал вывесками, хватал за ноги прохожих. Гвендолин, выйдя из дома, зябко закуталась в длинный шарф и надела перчатки. Осенняя пора, очей очарованье, чтоб ей! Глянцевые лужи, желтые вспышки берез в низком пасмурном небе, пронизывающий холод и сырость, от которых даже нанолайт с вальтермом не спасают. В общем, полный багрец. Хорошо, что до учебного корпуса бежать недалеко.

Прошло уже два месяца с тех пор, как они вернулись из своего невероятного путешествия. В колледже шел первый семестр. Сосредоточиться на учебе было сложно. Иногда на лекциях монотонное бурчание профессора куда-то уплывало, а перед глазами Гвендолин снова вставали зеленые каналы Фрисдама, казенная обстановка Стэна или волшебные вольфстадские леса. И лицо Хэлси, как живое, до последней черточки. Вряд ли она когда-нибудь сможет его забыть.

Лекцию потом приходилось скачивать у Сергея. Он старался утешить подругу: «Все равно ты ничего не потеряла. Лекция — это всего лишь процесс передачи информации с доски препода на планшет студента, минуя чей-либо мозг». Вот на семинарах и практикумах следовало быть внимательней, иначе потом с зачетами проблем не оберешься. Кстати, не опоздать бы, спохватилась Гвен. В кармане пискнул смартфон: «Ты не забыла, что сегодня лабы по термеху?» Сергей, легок на помине.

Гвендолин свернула в свой любимый сквер на багряно-золотую кленовую аллею, ведущую к колледжу. Это место всегда поднимало ей настроение. То ли из-за небрежности местного садовника, то ли по какой другой причине клены на аллее имели растрепанный, крайне хулиганский вид. Они были похожи на сорванцов, застигнутых врасплох и послушно замерших при ее появлении. Наверняка, стоит ей отойти подальше, как они продолжат перебрасываться листьями, щекотать друг друга ветками и всячески безобразничать. Смартфон пискнул еще раз: «Гвен, мы с Марком оба трупы, если ты не придешь!» Да, с механикой у ее друзей всегда не ладилось. Она засмеялась и ускорила шаг.

* * *

В полупустой светлой комнате, стены которой были увешаны множеством картин, перед мольбертом стояли двое. Господин Корнелис наносил на холст последние штрихи, Хэлси за его плечом замер, затаив дыхание.

— Да, — сказал он немного погодя. — Это оно. Я чувствую, что это должно быть так.

Тихую благоговейную атмосферу нарушил скрип двери и веселый голос госпожи Ванны:

— Вы все же спуститесь пообедать или до вечера проторчите в мастерской?

— Да-да, — Корнелис поспешно отставил палитру в сторону и стал вытирать руки.

Хэлси, мысленно улыбнувшись, заметил, что художник по рассеянности принялся стирать краску новым шелковым платком. А госпожа Вагенбур в последнее время повеселела и перестала одеваться в черное. Кажется, в этом доме намечались перемены. Он отошел к открытому окну, чтобы не смущать художника. Вода в канале отражала старое золото деревьев, в лицо дохнуло крепким осенним ветром. По той стороне улицы прошли двое патрульных. Кажется, это были Дирк с Якобом, как всегда улыбчивые, исполненные разухабистой беспечности. К ним лихо подкатил Франц на обновленном велосипеде, снабженном бесшумными резиновыми шинами. А Райна с каждым днем становится все печальней. А Джербену иногда приходят письма из Вольфстада, которые он прячет у себя в столе и по вечерам подолгу сочиняет ответы.

— Ты все-таки хочешь попробовать, — взволнованный голос Корнелиса вырвал волшебника из размышлений.

54
{"b":"631430","o":1}