ЛитМир - Электронная Библиотека

— Полегче, Серый, она же девушка, — вполголоса осадил его Марк.

— Она?! — Сергей с трудом разогнулся. — Ты шутишь?! Это не девушка, это, блин, бешеный заряженный хэтчбек с дополнительной опцией боксирования!

Марк, как мог, старался избегать спарринга с Райной. А та наоборот так и норовила оказаться с ним в паре. Словно ей доставляло удовольствие лишний раз извалять его в песке. Блок, разворот, подсечка — и он снова летит на землю. Серому он бы так не поддался. Но не ломать же руку девчонке?!

— Я опять положила тебя на обе лопатки, — довольно заявила Райна, упершись острыми коленками ему в грудь. А потом вдруг мягко провела ладонью по его щеке и засмеялась: — Ты весь в песке и лохматый, как пес. Но тебе идет.

Марк смутился и постарался поскорее подняться. Не то чтобы он шарахался от девушек, но Райна сбивала его с толку. Слишком резко у нее менялось настроение. Едва они успели перевести дух, как безжалостный Пирс уже засвистел, подзывая их на пробежку. Сергей даже застонал сквозь зубы:

— Эх, а Гвендолин, поди, греется у печки и лопает булки! Везет же человеку!

Марк только уныло вздохнул.

* * *

— …Эх, а ребята, наверное, прохлаждаются на дворе Управы, — завистливо вздохнула Гвен, бухнув на стол очередной пылающий противень со свежими булками и рукавом утирая пот со лба. Прошло всего полдня, а ее уже шатало от усталости.

У себя дома, освоив пылесос и микроволновку, Гвен считала себя вполне готовой к любым проблемам, связанным с домоводством. Полдня работы в пекарне серьезно пошатнули ее уверенность. Сначала ей поручили вымешивать тесто, и уже через полчаса у нее противно заныли натруженные мышцы. В огромной душной кухне водилось множество непонятных приспособлений: какие-то венчики, дырчатые ложки, миски с сетчатым дном. Каждый нож, оказывается, предназначался для определенного вида продуктов. Большая пышущая жаром печь казалась девушке средневековым чудовищем. К тому же, в глухом суконном платье на кухне было жарко, а неудобный капор сползал на глаза. До вечера Гвендолин успела сто раз проклясть несчастные булки, своего нового работодателя, его жену и, главное, волшебников, затащивших ее в эту дыру.

Господин Беккер очень любил свое ремесло и не страдал отсутствием аппетита. Также он, вероятно, любил яркие тона в одежде, так как к приходу новой работницы нарядился в красную куртку и синие панталоны. В этом костюме он смахивал на двухцветный мяч. Внушительную талию булочник подчеркнул кожаным поясом. Впрочем, вместо талии у него был скорее экватор. Все это вместе производило сногсшибательное впечатление. Господин Беккер превосходно смотрелся в белоснежном колпаке за прилавком пекарни, но на кухне суетиться не любил, главным образом, из-за того, что живот всегда опережал его на пару секунд. На кухне властвовала его жена Катарина, которая с первых минут знакомства вызвала у Гвендолин неприятные детские воспоминания, связанные с громогласными воспитательницами и строгими учителями.

Отправив очередную партию булок в печь и спровадив их таким образом с глаз долой, Гвен выбралась из огненного кухонного ада на крыльцо и обессиленно присела на каменную ступеньку. Стянула с головы осточертевший капор, слегка распустила шнуровку на платье. Свежий ветер плеснул ей в лицо, с ближнего канала тянуло прохладой. Тихо и умиротворенно шептались деревья. Мимо прошли две девушки с ведрами, покосились на нее и принялись шушукаться между собой. Мирное настроение Гвен сразу улетучилось. Что, в этом городе нельзя даже посидеть на собственном крыльце?!

— Гвендолин! — От окрика госпожи Катарины душа ушла в пятки. Булочница шокированно воззрилась на работницу, особенно на непокрытые волосы. — Куда ты пропала? За печью надо следить! Ты испортишь нам весь товар!

Вздохнув, Гвен надвинула капор на глаза и поплелась обратно в дом.

* * *

Трое друзей договорились поужинать вечером в харчевне «Копченый пес». Это заведение им присоветовал опытный Пирс, считавший его, несмотря на сомнительное название, вполне безопасным для здоровья. Гвендолин пришла первой. Она успела почти до дна опустошить миску сухариков, выставленную на стол, прежде чем появились Марк с Сергеем — оба взъерошенные, шумные и страшно довольные собой.

— Нет, ты видел наш последний поединок? Я продержался против Пирса минут десять!

— А потом он заметил, что все, что ему нужно — подождать несколько минут, пока ты сам не наткнешься на его меч.

— Ах так! А тебе он сказал, что через пару занятий ты, возможно, научишься прилично выхватывать меч из ножен!

— Да я… что, Гвен?

— Давайте уже закажем еду! — Гвендолин с трудом вклинилась в этот поток мужского самолюбования.

— А ты голодная? — удивился Сергей. — Разве твоя работа не предусматривает поедания некондиционной продукции? Я боялся, что ты у нас превратишься в ходячую плюшку!

14-19 минут

Бешеный взгляд подруги без лишних слов дал ему понять, что шутка была неудачной. К счастью, очень вовремя явилась подавальщица с тарелками, и внимание девушки переключилось на кашу с пикшей. Парни тем временем увлеченно продолжили обсуждать всякие стойки, повороты и выпады. Наконец, у Гвен лопнуло терпение:

— Ну все, хватит! Вы что, на всю жизнь собрались здесь обосноваться?! Того и гляди, Серый примется рассуждать, как бы ему дослужиться до сержанта! Опомнитесь уже! Когда мы пойдем обследовать флайер?

— Ты права, — спохватился Марк. — Кажется, мы немного увлеклись. Давайте проведаем флайер завтра вечером, после службы. Сегодня я не смогу, Гвен, извини. У меня такое чувство, что я сейчас рассыплюсь.

— Да, в тот раз Райна тебя здорово приласкала, — хихикнул Сергей, толкнув приятеля в бок. — Похоже, она к тебе неровно дышит.

— Отвали.

Как ни старалась Гвендолин воззвать к их чувству ответственности или, на худой конец, самосохранения, у нее ничего не вышло. В воображении Сергея крупными неоновыми буквами мигала вывеска “Приключение!”, и неопределенность их положения была ему до лампочки:

— Старик Хенрик обещал вернуть нас в ту же ночь, так что мы ни секундочки не потеряем, — беззаботно сказал он, прихлебывая душистый чай. — Расслабься, Гвен. Каникулы в волшебной стране — это же круто!

Лопнуть от возмущения ей помешал спокойный голос Марка:

— Попробуй взглянуть на это как на эксперимент. Нас угораздило попасть в центр какой-то аномалии с другими физическими законами, которые местные считают магией. Это такой шанс расширить наши представления об окружающем мире!

”Все бесполезно”, - с отчаянием подумала Гвен. Встреча с новым миром пробудила в Сергее деятельного энтузиаста, увлеченно играющего с деревянным мечом, а в Марке — мыслящего скептика, тщательно изучающего новую реальность. Похоже, ей придется смириться с тем, что проблема возвращения домой для ее друзей отодвинулась на задний план.

Глава 7

Марк сидел в кабинете Джербена и наблюдал, как коммандер ловко расправляется с только что поступившими бумагами. Большая их часть отправлялась со стола прямо в камин, растопленный специально для этого случая. Джербен не любил копить бумажные дела, справедливо опасаясь, что стоит ему разок расслабиться, как эпистолярное болото тут же поглотит его с головой.

Его кабинет на первый взгляд казался таким же казенным, как и остальные помещения в Управе, но, приглядевшись, можно было заметить, что Джербен идеально приспособил эту комнату к своим нуждам и чувствовал себя здесь уютно, как нож в старых привычных ножнах. Полки с многочисленными папками висели так, чтобы можно было, не вставая, дотянуться до них рукой. Крепкий запах кофе, кажется, въелся даже в стены. На одной стене медленно тикали гномские механические часы с одной часовой стрелкой, внося в обстановку какую-то нотку безмятежности и покоя. В середине кожаного потертого кресла было заметно углубление, свидетельствующее о том, что хозяин кабинета проводил в нем действительно много времени.

8
{"b":"631430","o":1}