ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Осторожнее.

Она не отвечает, ведет машину молча. Движение и вовсе останавливается.

— Кайла, что конкретно ты знаешь о Роберте, моем сыне?

Я поворачиваюсь и с испугом замечаю, что ее глаза наливаются слезами.

— Его имя на мемориальной доске в школе. Он погиб во время взрыва школьного автобуса, — говорю я, хотя Мак был там, и у него другая версия событий.

Она качает головой.

— Нет. Я долго так считала, но это неправда. Я обнаружила, что он не погиб тогда, но я никогда его больше не видела. Думаю, он был Зачищенным, хотя доказать это мне не удалось. Я сделала все, чтобы найти его, но ничего не вышло.

Я потрясенно смотрю на нее. Она знает.

Сзади раздается звук автомобильного клаксона, движение возобновляется. Мы едем дальше.

— Вот почему, Кайла. Ты понимаешь? Я надеюсь, что кто-то где-то заботится о Роберте. Кто-то любит его. Поэтому я делаю это для вас с Эми.

ГЛАВА 28

Дверь фургона скользит вбок.

— Давай быстро, — бросает Эйден, и я забираюсь внутрь. — Извини, тут не слишком удобно. — Он пододвигает ко мне ящик с инструментами. — Присаживайся.

Я сажусь на край ящика. Эйден стучит в стенку водителю, и фургон громыхает дальше. Он под завязку забит всякой аппаратурой, запчастями, инструментами. Какие-то штуки свисают с потолка, что-то висит на стенках, что-то разложено на полках. Среди всего этого едва хватает места для нас двоих.

— Это все — другая половина твоей двойной жизни? — любопытствую я.

— Телефонный мастер днем, супергерой ночью? — Эйден смеется легким, естественным смехом, как смеется всегда. — Что-то вроде этого, — говорит он и улыбается. А меня поражает мысль, как он рискует сейчас, чтобы найти Бена. Точно так же он рискует все время, отыскивая других пропавших людей.

— Огромное тебе спасибо.

— Благодарить меня еще рано. Я видел фотографию и по-прежнему не убежден, что это действительно Бен. Но мы выясним. Я организовал срочный ремонт в доме напротив тренировочного поля.

— Правда?

— Ну, дело окажется простым, хотя длиться может столько, сколько нам понадобится. Ремонт много времени не займет, поскольку я точно знаю, в чем проблема. Потому что побывал там ночью и сам же и устроил эту поломку.

— Негодник!

— Только не возлагай слишком больших надежд на эту нашу вылазку. Вполне возможно, его сегодня не будет, хотя два последних воскресенья он был.

— Бен ни за что не пропустит тренировку.

— Если это действительно он, — вновь предупреждает Эйден, в один миг становясь серьезным.

— Куда мы направляемся? — спрашиваю я.

Эйден находит на полке карту и показывает

мне конечный пункт нашей поездки: около двадцати миль по проселочным дорогам.

Я быстро запечатлеваю маршрут в памяти. Фургон попадает в выбоину, и я подпрыгиваю и больно ударяюсь о ящик.

Проходит, кажется, целая вечность, хотя на самом деле минут тридцать, и мы выезжаем наконец на более ровную дорогу и едем быстрее. Сзади есть окно, но из-за Эйдена и всего этого хлама мне не видно ничего, кроме мелькающих деревьев и голубого неба.

Потом мы замедляем ход, делаем несколько поворотов.

— Думаю, почти на месте, — говорит Эйден приглушенным голосом. Фургон останавливается. Через несколько секунд раздается стук, и дверь открывается. Водитель кивает, я говорю «привет». Эйден не представляет нас, и водитель отворачивается так быстро, что я едва успеваю взглянуть на него.

— Идем, — говорит Эйден. Под прикрытием фургона мы идем к задней части дома, а шофер остается, достает оборудование. Он демонстративно проверяет провода перед домом, а мы тем временем подходим к задней двери. Эйден просовывает руку под цветочный горшок и достает ключ.

— Дома никого?

— He-а. Дом принадлежит друзьям друзей, но они специально уехали. Хозяйка сказала, что лучше всего нам будет видно из передней спальни на втором этаже. Именно оттуда и была сделана фотография.

Окно спальни наверху выходит на зеленое поле, окруженное беговым треком. В дальнем конце какое-то большое здание. Спортзал? Рядом группа из нескольких десятков ребят, тренер, какие-то зеваки. Мальчишки стоят, разминаются.

— А мы не можем подойти поближе, чтобы было лучше видно?

— Подожди. Они сейчас побегут по кругу, — отвечает Эйден. — Тогда и увидишь поближе.

А пока возьми вот. — Он дает мне бинокль, и я жадно вглядываюсь, пытаясь разглядеть лица, но они все время движутся, поворачивают головы и...

Вот оно.

— Кажется, я вижу его. На дальнем краю группы. — Я передаю бинокль Эйдену. Он смотрит, размышляет.

— Может быть, — говорит через минуту, возвращает мне бинокль, и я снова смотрю. Это и вправду ты, Бен?

Спустя, кажется, целую вечность они начинают бег по дорожке вокруг поля. И чем ближе они, тем сильнее крепнет моя уверенность. Это его тело, его манера двигаться, размашистый, легкий шаг, благодаря которому он быстро оставляет остальных позади.

— Это он!

Я поворачиваюсь к двери с широкой улыбкой на лице. Всего лишь один мимолетный взгляд на расстоянии, и сердце мое колотится, кровь бешено пульсирует. Единственное желание — бежать к нему, броситься ему на шею и...

— Погоди. — Эйден останавливает меня, положив ладонь на руку.

— Но я должна его увидеть.

— Не так быстро. Ты была так поглощена, что не заметила.

— Чего не заметила?

— Только что подъехал какой-то черный фургон. Наведи бинокль на здания по другую сторону бегового трека. Что ты видишь?

С упавшим сердцем я вновь прикладываю бинокль к глазам и смотрю на дальний конец поля. Несколько фигур. Люди в черном. Стоят, наблюдают за бегунами на треке. Меня пробирает озноб, и я непроизвольно отшатываюсь от окна. На таком расстоянии им нас не увидеть, разве только у них тоже есть бинокли. Что вполне вероятно, если есть причина высматривать все подозрительное вроде, скажем, телефонного фургона. В воскресенье. Во рту у меня пересыхает.

— Что здесь делают лордеры?

— Не знаю. Прости, но они слишком близко, так что подобраться к Бену сегодня не получится. Нам вообще опасно оставаться тут. Не нравится мне это, ох не нравится.

Меня охватывает ледяное отчаяние.

— Но я не могу уехать, не сказав ему ни слова, не убедившись, что с ним все в порядке. Не могу. Я должна его увидеть! — Должна предупредить его о Коулсоне. Рано или поздно, если я не выдам ему планы Нико и «Свободного Королевства», он исполнит свои угрозы.

— Извини, но это слишком опасно. Мы уезжаем отсюда, и быстро.

Эйден выбирает время, когда большинство бегунов, делающих второй круг, находятся на другой стороне поля, между нами и лорд ерами. Мы выскальзываем из дома, и я забираюсь в кузов фургона, сражаясь со своими инстинктами, которые кричат, чтобы я бежала на трек. Увиделась с Беном. Но я дала обещание Эйдену.

На этот раз я одна в кузове, Эйден сидит впереди с водителем, хочет собственными глазами видеть, что происходит. Я считаю повороты, когда мы объезжаем поле, соображаю, что нам придется проехать мимо лордеров. Мне делается плохо, и я съеживаюсь на полу фургона, подальше от окна. Но ничего не происходит. Мы едем дальше.

Убедившись, что мы проехали поле, я продираюсь сквозь джунгли аппаратуры и свисающих с потолка проводов и выглядываю в заднее окошко. На другой стороне виднеется ряд зданий, похожих на школьные. Школа-интернат, в которую, по словам Эйдена, ходит Бен? И вдоль нее канал. Мы проезжаем по мосту, дорога идет вдоль берега, насколько я вижу. Бен бегал бы здесь. Рано по утрам. Точно, бегал бы.

Дрожа от разочарования, снова опускаюсь на пол, обнимаю колени руками. Мы были так близко! Слезы подступают к глазам, и я борюсь с ними изо всех сил, но проигрываю безнадежное сражение.

Фургон замедляет ход, останавливается. Через пару секунд Эйден открывает дверь. Я вытираю лицо рукавом.

— Я высадил своего коллегу на последнем перекрестке. Остановился здесь передохнуть, ладно? Выходи, — говорит он и протягивает мне руку. Я берусь за нее, выхожу на деревянных ногах и вижу, что фургон стоит на обочине односторонней дороги з и деревья образуют зеленый тоннель над головой.

36
{"b":"631508","o":1}