ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я не хотел откладывать, хотел сразу тебе рассказать. Но сейчас, когда ты здесь, это нелегко.

— Что-то с Беном? — взволнованно спрашиваю я. 

— Нет, насколько мне известно. Но я попытался отыскать информацию о школе-интернате, в которую он ходит. Ее не существует.

— Что ты имеешь в виду? Мы же видели ее.

— В физическом плане она есть. Но никакой информации о ней мне найти не удалось. Ее нет ни в одной образовательной базе данных — ни графства, ни страны. Ни в каких официальных источниках о ней нет сведений. — Он делает ударение на слове «официальных».

— А как насчет неофициальных?

Он колеблется:

— Тут больше догадок и слухов, чем чего-то еще.

— Продолжай.

— Ладно. Возможно, существует некая связь между школой и лордерами. Помнишь, мы видели агентов на тренировочном поле? Это не было просто случайным совпадением. Они присутствуют в той школе.

— В моей школе тоже иногда появляются л орд еры. Они приходят на общешкольные собрания, и, кажется, у них даже есть свой кабинет.

— Это не тот случай. Они там постоянно, и не два-три человека. Поговаривают, что там проводятся какие-то эксперименты и тренировки. Что-то новое. И ученики отличаются от обычной Группы. Это не разношерстная компания, все они высокие, здоровые, спортивные. Все имеют какие-то способности, которые выделяют их.

— Что ты хочешь сказать? 

— Пока и сам не знаю. Мы постараемся выяснить больше, если получится. Но одно я знаю точно: тебе слишком опасно видеться с Беном.

Я складываю руки на груди и устремляю взгляд перед собой. Эйден успокаивающим жестом кладет руку мне на плечи.

— Ты не кажешься такой расстроенной, как я боялся.

Так много секретов, и так тяжело носить их все в себе. Я прячу лицо в ладонях и вздыхаю:

— Для этого есть причина.

— Что такое?

Я выпрямляюсь и смотрю в лицо Эйдену. В лицо правде.

— Я уже виделась с ним.

— Что?

— Помнишь тот канал рядом с тренировочным полем, который мы переезжали? Я видела его в заднее окошко и каким-то шестым чувством поняла: тот Бен, которого я знала, бегал бы там по утрам. И он действительно там бегает.

У Эйдена отвисает челюсть:

— Совсем, что ли, рехнулась?

— Со мной же ничего не случилось, верно?

— Дело не в этом. — Эйден рассержен, здорово рассержен. — Я же сказал тебе подождать, пока мы не узнаем больше.

— Ты мне не указ, — огрызаюсь я, но тут же жалею об этом. — Извини. Я не могла ждать.

Эйден молчит, берет себя в руки. Вглядывается в мое лицо.

— Я так понимаю, счастливого воссоединения не получилось, — констатирует он.

— Нет, не получилось. Он меня не узнал. Совсем. Тогда я подумала, что ему, должно быть, заново стерли память, хоть ему уже больше шестнадцати.

— Тогда? А что думаешь теперь?

— Не знаю. Что-то тут не сходится. Начать с того, что я по-прежнему знаю его, какой он, ведь так? Знала, что он будет бегать там по утрам. И он был совсем не похож на нового Зачищенного. Никаких улыбок, никакой щенячьей радости. Он был более... отстраненным. Совсем не таким, как Зачищенные.

— Интересно. «Лево» на нем есть?

— Не знаю, рукава были длинные. А что ты об этом думаешь?

— Ну, имеются кое-какие мысли. Во-первых, он там не узник, верно? Ему разрешается свободно приходить и уходить, иначе он не бегал бы по утрам один.

Правильно. Я цепляюсь за эту пусть маленькую, но все же хорошую новость.

— И они там делают что-то еще. Не зачистку. Или, по крайней мере, не так, как мы это знаем. Но с какой целью?

Он хватает меня за руки, заглядывает в глаза.

— Обещай, Кайла, что не будешь больше приближаться к нему. По крайней мере пока. Я посмотрю, что еще можно раскопать.

— Но...

— Никаких но. С таким количеством лорде- ров там это слишком опасно. Я не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилось. И тот Бен, которого мы знали, тоже не хотел бы.

Бен. Объект какого-то неизвестного эксперимента лордеров. По крайней мере, он выглядел бодрым и здоровым. Не восторженным, как Зачищенные, но и не несчастным. Несмотря на угрозу Коулсона, они едва ли сделают с ним что-то из-за меня, ведь так? Какими бы жестокими ни были лордеры, они рациональны. Они не испортят эксперимент, только чтобы добраться до меня. Коулсону неизвестно, что я знаю, где Бен, он может просто рассказать мне какую-нибудь другую сказочку и будет ждать, что я в нее поверю. Но видеться с ним снова бессмысленно, я этим ничего не добьюсь. Он опять не узнает меня.

— Хорошо. Обещаю.

Но как бы ни убеждала логика, что Бен в безопасности, по крайней мере пока, все в душе кричит от страха за него. Кто знает, что происходит или произойдет с ним там? Доктор Лизандер должна знать или может узнать. Я встречаюсь с ней завтра во время нашего обычного больничного приема. Но скажет ли она мне?

ГЛАВА 35 

Тот же лордер стоит на страже перед дверью кабинета доктора Лизандер, пока я жду. Он смотрит прямо перед собой, лицо ничего не выражает. Тот чертик, который дернул его подмигнуть мне в прошлый раз, явно сбежал.

— Входи, — зовет доктор Лизандер, и я шмыгаю в кабинет и закрываю дверь.

Она наблюдает, как я прохожу к стулу, сажусь. Руки сложены на столе, компьютер закрыт. Что-то тут неладно. Опасность. Я натужно сглатываю.

— Доброе утро, Кайла, — произносит она наконец. — Как поживаешь?

— Хорошо. А вы?

Она мешкает.

— Тоже хорошо, спасибо. Но я кое-что поняла после нашей последней встречи. Мы с тобой играли в кошки-мышки.

— А я кто — кошка или мышка? — выпаливаю я, прежде чем успеваю остановиться.

— Должна быть мышкой, но порой я в этом не так уверена. Мне нужны кое-какие ответы, Кайла.

— У меня тоже есть вопросы.

Раздражение борется с любопытством у нее

на лице.

— Хорошо, — говорит она наконец. — Ты задавай вопрос, я отвечу, а потом придет твоя очередь. Договорились?

— Договорились, — отвечаю я, хотя осторожность требует, что было бы лучше начать ей. Я подыскиваю слова.

— Итак?

— Вы ведь помните Бена? Бена Никса. Моего друга, — говорю я, и она слегка наклоняет голову. — Я хочу знать, что с ним случилось. Где он сейчас.

— Я уже говорила тебе, что не знаю.

— Вы знали, что он срезал свой «Лево», вы это говорили. Вы должны что-то знать.

— Ты тоже знала, и я никогда не спрашивала тебя об этом. Что произошло с ним потом... Я смотрела в свое время, но такой информации в нашей системе не было. — Она вздыхает. — Послушай, я это докажу, хорошо?

Она открывает свой компьютер.

— Подойди сюда, и увидишь все своими глазами. Его фамилия Никс, говоришь?

Я киваю. Она набирает «Бен Никс» и нажимает кнопку поиска.

В ответ ничего.

— Может, он значится как Бенджамин. — Она пробует так — результат нулевой.

— Ничего не понимаю. — Доктор хмурится, потом лицо ее проясняется. — Он будет в твоих записях. Да. Я делала перекрестную ссылку с ним под твоими друзьями и членами семьи. Да, вот его номер. — Она переключает экраны и вновь постукивает по экрану.

Нулевой результат.

На лице ее мелькает гнев и что-то еще. Она закрывает компьютер.

— Что случилось? — спрашиваю я.

Доктор Лизандер откидывается назад, снимает очки, трет глаза. Без своих грубых очков в массивной черной оправе она выглядит по- другому. Глаза, не увеличенные линзами, кажутся уставшими, более человечными. Она вновь надевает их.

— Его, должно быть, удалили.

— Что это значит? Что он...

— Умер? Не знаю. Просто смерти недостаточно, чтобы удалить человека из системы. Никто из больничного персонала не может этого сделать, даже члены правления. Я могу создавать новые файлы пациентов, обновлять их, редактировать, но не удалять. Это против всех правил. И все же его как будто и не существовало.

— Кто мог сделать это?

— Безымянные лица с... — Она смолкает. — Ты кошка, а я мышка? Довольно твоих вопросов. Ты же видишь, я ответила, как могла. И рассказала тебе то, чего не должна была. Теперь твоя очередь. Скажи, к тебе вернулись еще какие-нибудь воспоминания? — Она подается вперед, лицо по-прежнему старательно сохраняет беспристрастность, но за ней угадывается напряженное любопытство.

44
{"b":"631508","o":1}