ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Доктор Лизандер — часть моей семьи в том смысле, который имеет значение. Она, как мама, защитила бы меня, если бы могла.

Мне вспоминаются мамины слова, которые она сказала мне дома: «заботиться о тех, кого любишь, кто рядом с тобой здесь и сейчас».

Я бросаю взгляд на часы: 2.20

— Кайла?

— Кэм? Помнишь, ты говорил, что, если можешь чем-то помочь, мне нужно только попросить?

— Конечно.

— Ты можешь очень быстро отвезти меня домой, чтобы я переоделась? А потом подбросить меня в одно место. Но самое главное, никаких вопросов.

Он ухмыляется и жмет на газ.

Несусь на второй этаж по лестнице, на ходу сбрасываю туфли и расстегиваю платье. Швыряю платье на пол, запрыгиваю в джинсы, натягиваю темную кофту. Я бы избавилась и от пистолета — ощущения от него самые неприятные, — но он может понадобиться. Лечу к двери, потом приостанавливаюсь.

Коммуникатор. Возможно, он служит еще и «маячком», а я не хочу, чтобы Нико знал, куда я направляюсь. Я нащупываю его под «Лево» и пытаюсь отыскать, как его отсоединить. Чертыхаюсь, уже готовая сдаться, но тут ноготь наконец находит край. Одно нажатие, и он отсоединяется. Я бросаю его в ящик с одеждой и бегу вниз.

Кэм уже в машине, тоже переоделся.

— Ты быстро, — говорит он. — Это что-то срочное?

— Никаких вопросов, помнишь? — отзываюсь я, потом смягчаюсь: — Можно сказать, что я должна помочь другу.

По дороге я показываю ему, куда ехать, при этом спрашиваю себя: что я делаю? Осмелюсь ли пойти против Нико?

Да.

Слишком долго меня тянули то в одну сторону, то в другую, вынуждая разрываться между мною бывшей и мною нынешней. Но кем я хочу быть? Кто я есть сейчас и что делать сейчас, решать мне, и только мне.

Так много вопросов, серьезных, важных. Политических. Вроде того, во что втянуты Катран и Нико. Лордеры — это зло, страшное зло, но перерезать им глотку по одному за раз — разве это выход? Я убедила себя, что Нико прав, что как Рейн я уже давно сделала свой выбор и что для достижения цели все средства хороши. Но я ошибалась. Это не мое решение.

Я направляю Кэма на одностороннюю дорогу, по которой Нико вез меня в первый раз, и вдруг ощущаю внезапный страх: а что, если он тоже поедет этим путем? Но поворачивать назад поздно.

— Остановись здесь, — говорю я наконец. — Нам придется немного сдать назад, чтобы ты смог развернуться.

— Здесь? Ты уверена? — Кэм вглядывается в нависающие ветки деревьев.

— Да, здесь. Спасибо.

— Не пора ли тебе рассказать, что же все-таки происходит? — Он замолкает, вглядывается мне в лицо. — Аллилуйя! Ты и правда собираешься мне что-то рассказать, да?

— Только одно, — отвечаю я. — Помнишь тех лордеров, с которыми мы тогда «познакомились»? Они могут быть злы на меня, и я надеюсь, на тебя это не распространяется. Просто хотела предупредить тебя. Извини.

— Злые лордеры — это мне нравится. Правда, не в непосредственной близости от меня. Но если уж так случилось, разреши мне пойти с тобой. Может, я смогу помочь.

— Нет.

Он вздыхает.

— Ты уверена, что справишься?

— Абсолютно, — вру я, держа руку на двери, готовая убежать, если он попытается пойти следом.

— Удачи, — говорит он.

— Пока, Кэм. — Я выхожу, ныряю в деревья. Спрятавшись, приостанавливаюсь, чтобы убедиться, что он уехал. Он сдает назад, скрывается из виду. У меня возникает странное чувство, 

что что-то тут не так. Почему, не могу понять. Может, потому что он слишком быстро сдался? Я прислушиваюсь, как звук мотора удаляется, потом пропадает.

То, что Кэм оказался втянутым во все это, ужасно тяготит мою совесть. Он не виноват, что попал в поле зрения лордеров, это случилось исключительно из-за меня. Я надеюсь, очень надеюсь, что ему не придется еще больше пострадать за свое благородство. Если сегодня все получится, если доктор Лизандер сбежит, Коулсон очень скоро узнает, что я затеяла. Сомневаюсь, что ему это понравится.

ГЛАВА 42

Я добираюсь до тайника Катрана, где были спрятаны мотоциклы в первый раз, но горка под брезентом подозрительно мала. Я откидываю его, чтобы убедиться, и вздыхаю: мотоциклов сегодня здесь нет.

Должно быть, они возле дома. Придется идти пешком, и быстро.

Воздух сырой, тяжелый, неподвижный и влажный. Небо темнеет. Мне мерещатся приглушенные звуки, словно кто-то или что-то прячется внутри этого сумрака. Воображение играет со мной злые шутки: я то и дело оборачиваюсь, уверенная, что слышала хруст ветки или что-то в деревьях. Но когда я бесшумно возвращаюсь, сделав крюк, кругом все тихо, нигде ничего.

По дороге я раздумываю над слабым звеном моего плана: кто охраняет доктора Лизандер? Если Катран был прав насчет четырехчасовых нападений, все имеющиеся силы должны быть задействованы. Возможно, будет всего один охранник возле ее запертой двери. Как мне выманить его из дома и отвлечь настолько, чтобы освободить доктора Лизандер? Я не питаю иллюзий по поводу себя: причинить кому-то реальный вред я могу, только защищаясь. Как было с Уэйном.

Морщусь. Не могу по-настоящему сожалеть, что он мертв. Возможно, это было делом рук Нико, но все равно еще одна смерть на моей совести.

Соберись.

Если Нико в доме, дело для меня пахнет жареным. Но его там быть не должно. Он должен координировать нападения.

Разве что именно он должен убить доктора Лизандер в четыре часа.

Ты всегда можешь отступить, убежать. Спрятаться.

Нет. Пришло время взглянуть в лицо беде, которую я натворила.

Я спешу по тропе, время от времени переходя на бег. Бросаю взгляд на часы — 3.15 — и припускаю еще быстрее, попутно придумывая и отвергая разные планы действий. Слишком много неизвестного.

Добираюсь до места, где недалеко от дома спрятаны мотоциклы. Почти пришла. И вновь возвращается ощущение, что за мной следят, и оно очень сильное. Я останавливаюсь, задерживаю дыхание и прислушиваюсь, но ничего не слышу. Только ястреб кружит над головой, высматривая внизу какую-то добычу.

Страх и воображение, вот и все.

Я бесшумно подбираюсь под прикрытием деревьев к дому. Машин не видно, значит, Нико тут нет. Облегчение настолько велико, что я без сил прислоняюсь к дереву. Старалась убедить себя, что могу противостоять ему, но так ли это на самом деле? Не считая обычной власти, которую он имеет надо всеми, надо мной у него особая власть, до недавнего времени похороненная настолько глубоко, что я даже не подозревала о ней. Он — мой ужас. Черная дыра моих ночных кошмаров.

В дверях какое-то движение. Я припадаю к земле.

Темноволосая фигура появляется на крыльце, выплескивает остатки из чашки на землю и заходит обратно. Тори. Она — охрана? А возможно, и палач. В остальном дом выглядит покинутым, пустым.

Глаза могут отыскать мелкие детали, которые говорят другое, только потому, что знают, где искать. Я вижу и перешагиваю проволоку, натянутую по периметру и спрятанную в траве: система предупреждения для тех, кто находится в доме.

И все-таки... все-таки чувствую, что что-то не так. Тишина, не из дома, но вокруг меня, словно деревья затаили дыхание. Птицы молчат. Даже ветер, и тот утих.

Я отхожу назад. Вдруг слева — легкий хруст. Я резко разворачиваюсь, вскидываю ногу для удара, но в последнюю минуту удерживаю себя.

— Кэм? Какого черта ты тут делаешь? — шиплю я и затаскиваю его назад в деревья.

Он улыбается:

— Не мог же я позволить тебе уйти, не убедившись, что с тобой все в порядке. Что тут происходит?

— Перестань ухмыляться. Это не игра! — Я злюсь на себя за то, что избрала легкий путь, попросив отвезти меня; на него, за то, что увязался за мной, и снова на себя за то, что не засекла его раньше.

Он убирает улыбку, но она остается в глазах.

— Простите, мисс.

— Возвращайся той же дорогой, и быстро.

— Никуда я не уйду, даже и не думай, лучше дай мне помочь тебе. В чем дело? Ты сказала, что помогаешь другу, но если твой друг там, чего ты крадешься, осторожничаешь, близко не подходишь? Может, мне пойти постучать и посмотреть, там ли они? — Он делает шаг вперед, но я хватаю его за плечо, снова оттаскиваю назад.

56
{"b":"631508","o":1}