ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты и вправду не собираешься уйти по- тихому, да?

— Не собираюсь, — отвечает он на этот раз с серьезной решимостью в глазах, которая все время скрывалась за его шутками.

— Кэм, ты не понимаешь, во что ввязываешься.

— Так расскажи.

Я вздыхаю, оттаскиваю его поглубже в лес. Делать нечего.

— В доме кое-кто заперт, и я хочу его оттуда вызволить.

— Побег из тюрьмы. Хорошо, мне это нравится.

— Надеюсь, там только один охранник.

— Ага. — Он принимает стойку, вскидывает кулаки. — Хочешь, чтобы я взял его на себя?

Я закатываю глаза.

— Это она, а ты заткнись и дай мне подумать.

Он замолкает. Мне нужно отвлечь Тори. Драка — это один способ, но есть и другой: Бен. Я вздыхаю. Ох уж эти уколы совести, с которыми приходится справляться в попытке поступать правильно. Мне придется рассказать ей, что Бен жив. Это должно на время отвлечь ее от обязанностей надзирателя.

— Ладно, как насчет этого, — говорю я Кэму. — Я пойду туда, позову ее поговорить, поведу за угол дома, а ты тем временем проскользнешь в дом и выпустишь узника. — Я объясняю расположение комнат, где лежит ключ. Надеюсь, Тори не заберет его с собой, когда выйдет.

— Ага, понял, — отзывается он. — Проще пареной репы.

Я качаю головой. Все может оказаться совсем не так просто.

Заставляю Кэма спрятаться сбоку дома, где Тори не увидит его, когда мы выйдем.

— Я обойду вокруг, чтобы выйти из леса в нужном месте на случай, если она наблюдает за дорогой. Так что подожди несколько минут.

Я отступаю назад в лес, стараясь не издать ни звука, но что-то не дает покоя. Ощущение, что что-то не так, никуда не ушло. Кэму не следует быть здесь, но дело не только в этом. Как он здесь оказался?

Я резко останавливаюсь, пытаюсь сообразить, разобраться, что меня тревожит. Я так разозлилась и так старалась придумать, как заставить его уйти, а потом, что делать, когда он уйти отказался, что не обратила внимания на одну очень важную вещь: как он нашел меня? Он должен был остаться далеко позади, ведь он уехал так далеко по дороге, что я больше не слышала его машины, значит, ему нужно вернуться назад и пройти по лесу. Откуда он знал, куда идти? Я шла очень быстро, как он вообще догнал меня?

Одно из двух: либо он мастер слежки и бесшумного бега по лесу, либо, что более вероятно, он сел мне на хвост, потому что где-то на мне есть «маячок». Я ничего не понимаю, это как-то не вяжется... Кэм?

Я тихо и осторожно прокрадываюсь назад к его позиции. Может, ему просто повезло, он пошел в правильную сторону и наткнулся на мотоциклетную тропу. Стоит немного пройти по ней, и уже не собьешься с дороги.

Маловероятно.

Он по-прежнему там, где я оставила его, ждет, как приказано. Я подкрадываюсь ближе. Он спиной ко мне, наклонился и возится с чем-то. До меня доносится тихий металлический щелчок.

Он слегка поворачивается, и я вижу в его руке пистолет, а на лице беспощадное выражение.

Кэм? С пистолетом?

Шок настолько силен, что я непроизвольно отшатываюсь. Он оборачивается на шум, видит меня, и мне ничего не остается, как атаковать. Я бью ногой по запястью, выбиваю пистолет, и тот летит по воздуху.

— Кто ты? — удается выдохнуть мне.

Нет ответа. Но теперь в его руке нож. Он бросается вперед, делает ложный выпад к одному боку. Я отскакиваю, но недостаточно быстро: нож задевает плечо. Я вспоминаю про пистолет, пристегнутый к руке, пытаюсь добраться до него, но он снова делает бросок, и еще один горячий всплеск у меня в боку, на этот раз глубже. К черту отвлекающий маневр — мне нужна помощь.

Я цепляю ногой спрятанную сигнальную проволоку и падаю. Кэм подходит ко мне, улыбается, но улыбка не затрагивает глаз, и это не тот Кэм, которого я знала.

— Кто ты? Кто ты такой? — снова шепчу я, прижимая руки к боку, и пальцы чувствуют что-то липкое и влажное. Все вокруг кружится. Его образ раздваивается, расплывается, вдруг делаясь уродливым, деформированным.

Он лицом ко мне, но спиной к дому, поэтому не видит, как из-за угла появляется Тори с пистолетом в руке. На лице написана нерешительность, ведь она плохой стрелок. Она подкрадывается ближе и бьет Кэма рукояткой по затылку.

Тошнотворный глухой стук, он поворачивается и валится лицом на землю.

Тори обходит вокруг и пинает его, но он остается неподвижным.

— Кто это? — Она поворачивается наконец ко мне, замечает, что я истекаю кровью и не двигаюсь. Подбегает. Краем сознания я отмечаю, что Нико был бы ею сильно недоволен. Не проверила, нет ли других нападающих, выпустила Кэма из-под наблюдения, ну и так далее.

Я стону, в голове начинает формироваться план.

— Умираю, — шепчу я, хотя сомневаюсь в этом. Порезы поверхностные, течет кровь, и я почти теряю сознание, но не из-за ран.

Но Тори этого не знает. Испуганно смотрит. У меня нет иллюзий по поводу ее отношения ко мне, но она знает, что я зачем-то нужна Нико.

— Тори, — шепчу я. — Врач, мне немедленно нужен врач, это единственный способ... — Голос мой обрывается, глаза закрываются. Я кулем валюсь на спину, изображая обморок, потом выглядываю из-под ресниц. К ее чести, она пинает Кэма, чтобы проверить, нейтрализован ли он, и только потом бежит в дом.

Я делаю глубокие вдохи и выдохи, заставляя себя не обращать внимания на красное, сочащееся из плеча и бока. Пробую пошевелить руками и ногами, но от малейшего движения все тошнотворно кружится. Вот черт.

Через минуту в дверях появляется доктор Лизандер. Она бежит ко мне, Тори сзади, нацелив пистолет ей в спину.

Доктор опускается на колени рядом со мной, ощупывает, оттягивает одежду. Она должна сообразить, что я не могла потерять сознание только от этого. Из-за ее спины Тори не видно моего лица. Я открываю глаза и подмигиваю.

Глаза ее расширяются.

— Мне нужен жгут, быстро, — говорит она. — Принеси мне аптечку!

Тори колеблется.

— Иди же скорей, иначе она умрет.

Тори бежит к дому. Я сажусь.

— Бегите, — говорю я, указывая рукой направление. — Вот там тропа, на развилке свернете налево.

— Без тебя не пойду.

— Идите же! Я не могу. Я в полуобмороке от крови.

— Нет. — Она тянет меня подняться, ноги подкашиваются, но доктор твердо удерживает меня рукой за талию, и мы делаем несколько нетвердых шагов в глубь леса.

Тут Тори выскакивает из дома, бросает аптечку и кидается к своему пистолету. Но не успевает она добежать до него, как раздается оглушительное «бах», и нам на голову сыплются щепки.

— Следующий будет не в дерево, — произносит голос. Голос, от которого меня начинает бить дрожь.

Мы останавливаемся. Оборачиваемся. Нико стоит, нацелив пистолет мне в голову.

— Так, так. Кто-нибудь объяснит мне, что здесь, черт возьми, происходит?

ГЛАВА 43

— Я ужасно зол, — говорит он. Глаза и голос у него убийственно холодные. Ледяные. — Кто-то должен заплатить. Ты. — Он бросает взгляд на Тори, продолжая держать меня на мушке. — Ты сделала, по крайней мере, одну правильную вещь — позвонила мне. Я уже все равно был близко, поэтому поспешил, чтобы посмотреть, что тут за срочность, и что же я нахожу? Ты выпустила пленницу.

Он поворачивается и нацеливает пистолет на нее. Она делается белой как мел.

— Нет, Нико, нет, я...

— Ты отрицаешь, что отперла дверь?

— Нет, но...

— Это моя вина, — говорю я. Он снова разворачивается ко мне.

— А это еще кто? — указывает он на Кэма, который лежит на земле с окровавленной головой.

— Кто-то из школы, я не знаю кто. И кое-что еще. Он выследил меня, хотя никак не мог этого сделать.

— Ты позволила себя выследить? И привела его сюда? — Он с отвращением качает головой. — Какими глупцами я окружен! Кто же заплатит? — Он вздыхает. Нацеливает пистолет на меня, и доктор Лизандер выступает вперед и поднимает руку, собираясь что-то сказать, но я тяну ее назад.

Он взводит курок. Звук выстрела громким эхом прокатывается по лесу.

57
{"b":"631508","o":1}