ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но ведь есть кое-что еще. Кое-что внутри меня: чип в мозгу, который работает вместе с «Лево». Он по-прежнему там.

Мне становится дурно, когда меня осеняет: Коулсон постучал себя по голове, когда я спросила, как Кэм выследил меня. Чип у меня в голове, вставленный туда, когда я была зачищена. Должно быть, они играют роль «маячков», какие используют для собак.

Теперь, когда доктор Лизандер изменила мою запись, сменила номер, меня больше не смогут по нему найти.

«Неотслеживаемая». 

— Ты не можешь прятаться в доме всю оставшуюся жизнь, — говорит мама.

— Знаю.

Она целует меня в лоб и выходит в моросящий дождь и холод, направляясь к своей машине, чтобы ехать на работу. Эми уже укатила в школу с Джаззом, и мамино терпение из-за того, что я отказываюсь поехать с ними, уже истощается.

Я возвращаюсь с чашкой чая в постель — место, где я в последние дни провожу много времени. Знаю, что мама права, но я ощущаю себя в каком-то подвешенном состоянии. Швы с меня сняли, раны почти зажили, но в душе я вновь и вновь переживаю то, что произошло, учусь жить с потерей. С болью. Воспоминания. Новое переживание для того, кого заставили забыть.

И вопросы, которые меня мучают, не дают мне покоя. Раньше я думала, что моя поимка, когда я состояла в «Свободном Королевстве», и Зачистка были просто невезением. Но потом я обнаружила, что ошибалась. Все это устроил Нико. Я перестала верить в совпадения, уж слишком много их в моей жизни. После Зачистки меня «случайно» поместили в семью Сандры Дэвис, дочери героя лордеров? Я «случайно» оказалась Джейн Доу, чудесным образом не имевшей записей о профиле ДНК, по которому человека можно проследить? Они «случайно» ошиблись с клеточным анализом по моей дате рождения, поэтому стерли мне память, хотя мне было уже 

больше шестнадцати? Лордеры ни разу не обратили внимания на девочку на сайте ПБВ, похожую на меня, и не выяснили, кто я на самом деле?

А потом еще все случившееся в День Памяти Армстронга. Не в привычках Нико оставлять столь многое на волю случая. И Коулсон именно в тот день «случайно» забыл, что за мной нужно следить?

За всеми этими оставшимися без ответа вопросами где-то на заднем плане у меня формируются неясные идеи и планы, и один из них касается Бена. Но пока я как будто собираюсь с силами, жду чего-то. Чего, не знаю.

И вдруг...бззззз...

Тихий звук, скорее даже вибрация, и я, не задумываясь, протягиваю руку к запястью, где был «Лево».

Бззззз...бззззз...

Глаза мои потрясенно округляются. Это коммуникатор Нико, он имитирует жужжание «Лево». Я спрятала его в комнате, бросила в ящик комода перед тем, как ехать спасать доктора Лизандер, на случай, если на нем «маячок».

Бззззз...бззззз...

Что делать? Я натужно сглатываю. Лучше знать...

Выуживаю его со дна ящика, где он лежал спрятанный и забытый все это время, и нажимаю кнопку.

— Что?

— Привет, Рейн, — говорит голос, который я никогда не забуду. Нико.

— Это больше не мое имя.

— Розу как ни назови, она все равно будет пахнуть розой.

— Хватит. Я помню, что ты убил моего отца.

— А, так вот почему ты предала меня, Рейн? — Голос у него холодный. — Впрочем, не важно. Мы можем начать сначала. Все будет забыто.

— Никогда. В любом случае лордеры сняли с меня «Лево», так что я для тебя теперь бесполезна, Нико. Придумай другой план.

Я отключаю связь прежде, чем он успевает ответить, и замечаю, как дрожат у меня руки. Согласится ли он оставить меня в покое? Просто отпустить?

Только не тот Нико, которого я знаю и ненавижу.

Я вдруг чувствую, что не могу держать здесь, в моей комнате нечто, связанное с ним, ни секундой дольше. Я подбегаю к открытому окну и зашвыриваю коммуникатор как можно дальше. Как только он улетает, сознаю, что потом придется найти его и уничтожить. Глупо.

Я смотрю, как он поблескивает в утреннем свете, пролетает по дуге над лужайкой и падает рядом с дубом.

Закрываю окно, поворачиваюсь к кровати и...

Ба-бах!

Меня отбрасывает на середину комнаты, и я падаю на пол. Еле перевожу дух, чувствую боль. Со стоном поднимаюсь и сознаю, что усыпана осколками стекла. Стекла от разбитого окна. Что случилось?

Оглушенная, сбитая с толку, я ковыляю к окну, в которое валит дым. Сквозь клубы удушающего дыма вижу полыхающее дерево. Точнее, то, что от него осталось. То самое дерево, рядом с которым упал коммуникатор Нико несколько секунд назад.

Я смотрю, не веря своим глазам. Коммуникатор играл дополнительную роль не только «маячка», но еще и бомбы?

Шок осознания едва не сбивает меня с ног. Нико утверждал, что я не могу его подвести, а потом разозлился, когда я ушла со второй церемонии в Чекерсе. Церемонии на открытом воздухе, где не блокируется никакой сигнал, как это было бы в доме. Церемонии, где я стояла бы рядом со своей семьей и нынешним премьер- министром. И повсюду сильные мира сего, как назвал их Кэм. У Нико имелся не только план «Б» но и план «В». Сама того не ведая, я должна была стать террористкой-смертницей. Когда среди того, что осталось от меня, нашли бы остатки взрывного устройства, да к тому же привязанный к руке пистолет, сомнений бы не осталось: Зачищенные способны на насилие. На убийство. Это ударило бы по всему, что делают лордеры. Все Зачищенные стали бы их смертельными врагами.

Нико намеревался убить нас на той церемонии, но я все испортила, убежав спасать доктора Лизандер.

Неудивительно, что он был так зол!

И теперь Нико привел в действие свою радио-управляемую бомбу, чтобы убить меня. Либо он поверил мне, когда я сказала, что мой «Лево» сняли, либо решил, что месть принесет ему больше пользы, чем что-то еще.

Или, может, он просто позвонил, чтобы убедиться, что коммуникатор на мне.

Меня начинает душить истерический смех. Я приказываю себе успокоиться, но ничего не могу с собой поделать и скоро уже корчусь от смеха и морщусь от боли, когда дают о себе знать порезы на спине.

Нико думает, что я мертва. И я неотслеживаемая для лордеров благодаря доктору Лизандер.

Еще не успев додумать мысль до конца, я вскакиваю на ноги и засовываю несколько вещей в сумку. Торопливо осматриваю спину в зеркале: всего лишь мелкие порезы. Немного крови, но она уже не имеет надо мной такой власти.

Теперь быстрее.

Себастиан появляется в дверях комнаты, шерсть дыбом. Что-то екает внутри, когда я беру его на руки и быстро прижимаю к себе.

— Хотела бы я взять тебя с собой, но не могу. Присматривай тут за мамой и Эми.

Сердце снова екает: оставить маме записку? Нет, нельзя. Кто-то другой может найти ее. Как-нибудь я дам ей знать.

Звуки сирен уже слышны выше по дороге к тому времени, когда я пролезаю через живую изгородь позади дома и исчезаю среди зарослей вдоль канала.

Все те наполовину сформировавшиеся планы у меня в голове, те, что я могла осуществить, когда придет время...

Что ж, это время пришло.

ГЛАВА 49

На стареньком велике, в темноте, дорога куда длиннее, чем на мотоцикле Катрана. Я качу среди ночи, подпрыгивая на ухабах, по грунтовым дорогам и тропам. Выехала с большим запасом времени, поэтому, когда приезжаю, еще темно.

Незаметно подкрадывается чувство вины перед Маком за то, что взяла без спросу его старый велосипед, и это после всего, что он сделал для меня, разрешив спрятаться у него в доме, пока не решу, что делать. Но ко мне приходит все более отчетливое осознание того, что я не могу идти вперед, не сделав шаг назад.

Я прячу велосипед в лесу. В этот раз все будет по-другому. Я буду другой, так как все тщательно продумала.

Но вдруг он не придет?

Он придет. Должен прийти. Не могу принять никаких других вероятностей, даже если душу грызет страх.

Я снимаю темный камуфляжный костюм, который надевала поверх одежды для поездки, и расчесываю волосы до тех пор, пока они не начинают сиять. Бледно-зеленая спортивная кофта, теплая, но по фигуре, про которую Бен как-то сказал, что она подчеркивает цвет моих глаз.

62
{"b":"631508","o":1}