ЛитМир - Электронная Библиотека

Ошалев от новости, я напрочь ушла в себя и не заметила, как Валла провозгласила окончание первого испытания и объявила предстоящий ужин невест с господином отбора. Одна за другой невесты с дуэньями покидали подиум.

Сзади меня грубо толкнули.

– Что встала? – шепотом рявкнула Шилла. – Слышала, что сказала распорядительница? Все на ужин.

– Спасибо, матушка, – приторно ответила я в ответ. – Без вас ни за что не расслышала бы. Что бы я без вас делала на отборе. Вы так помогли мне на испытании. Прирожденная дуэнья. Вам нужно было выбрать эту карьеру, а не выходить замуж за батюшку. Вот в чем ваше истинное призвание.

Мачеха нехорошо прищурилась.

– Поговори у меня. Быстро иди на ужин со всеми. И держи свой язык за зубами. Не позорь род Вальдеров.

– Ни в коем случае. Ваши чудесные дочки успешно справляются. Не буду отнимать у них лавры.

С этими словами я сошла с подиума, любуясь побагровевшей мордой мачехи. Вслед за вереницей невест я проследовала на выход из зала, а Шилла и сестры шли сзади.

Расслабленная после фейковой победы на вручении даров, ошарашенная предстоящим музыкальным испытанием, я не думала в тот момент, что оставлять за спиной поверженного, но недобитого врага может быть смертельно опасно.

Глава 16

Нас провели в уже знакомую трапезную на цокольном этаже. Леон уселся во главе стола. Меня, к моему ужасу, усадили по правую руку от него. Троллинг господина отбора не закончился.

С другой стороны от Леона сидела Валла. Сестричкам вновь досталось почетное место в хвосте – то бишь в конце стола. Злющая и сердитая Шилла сидела рядом. Дуэньи тоже присутствовали на торжественном ужине. Вот только на сей раз никто не требовал от нее держаться подле всех воспитанниц разом.

Я поискала взглядом Киару с ее загадочной смуглой наставницей. Они сидели в середине левого ряда. Дуэнья моей несостоявшейся родственницы выделялась и здесь – экзотической внешностью и на удивление естественной осанкой. Невесты и наставницы сидели прямые как палки. Даже Киара. А ее дуэнья расположилась с непринужденной грацией, чужеродной в этом напряженном пространстве.

Пока я разглядывала необычную женщину, Леон обратился к невестам вальяжно, с хорошо знакомыми небрежными нотками:

– Что ж, невесты мои. Поздравляю с дебютным испытанием. Все прошли его успешно, ни одна не лишилась удовольствия и дальше лицезреть меня и радовать своей красотой.

Вау-вау, полегче, парниша. Уместно добавить – сомнительного удовольствия лицезреть пафосного, самовлюбленного и двуличного господина отбора.

– Леди Кевман. Довольны ли вы началом отбора?

Он обратился к невесте, которая вышла одаривать его самой последней с дряхлой бабушкой-дуэньей. Робкая, бедно одетая девушка чуть не захлебнулась от внезапного внимания лорда.

– Лорд Леон… я… да, конечно, я довольна, благодарю вас… Все замечательно, я просто в восторге.

– Я рад, леди Кевман, – снисходительно кивнул он. И повернулся ко мне. – А вы, леди Рианна, как себя чувствуете после успешного дебюта?

– Восхитительно, лорд Леон!

Постаралась, чтобы мой голосок звучал так слащаво, чтоб аж язык от сласти сводило.

– Не представляю, как я лишилась бы удовольствия лицезреть вас. Наверно, не пережила бы такого несчастья!

– Да вы очаровательная льстица, милая леди! – промурлыкал Леон.

А затем вдруг взял мою руку и приложил к своим губам. Меня так и тряхнуло изнутри. Какой-то взрывной смесью чувств. Хотелось хлобыстнуть его по щеке за такую провокацию. И в то же время кожа покрылась мурашками, а с низа живота опять поднялась знакомая волна. Что за дикость со мной творится? Почему он так на меня действует?

Не успела я вымолвить и слова, как Леон выпустил мою кисть и насмешливо спросил:

– Ну а вы, леди Шилла? Довольны успехом своих воспитанниц?

– Весьма, милорд, – процедила Шилла сквозь зубы.

Леон ухмыльнулся:

– Я наблюдал, сколь ревностно вы исполняли обязанности наставницы. Все-таки три подопечных – огромный труд. Но вы блестяще расставили приоритеты. Как думаете, Рианна, откуда у вашей достопочтенной матушки такой талант?

Я быстро собралась и невинно хлопнула ресницами.

– Полагаю, врожденный, милорд. По крайней мере, я знаю леди Шиллу такой с тех пор, как впервые увидела. Ну и воспитание моих замечательных сестер не прошло даром. Такой труд отточил ее мастерство наставничества.

Киара откровенно улыбалась, услышав мою неприкрытую издевку. Остальные невесты сидели с каменными физиономиями. Ухмылка Леона стала еще шире.

– О да, вижу, что у леди Шиллы был превосходный материал для практики. За вас, леди Вальдер! – Леон поднял кубок с вином и осушил его. – Сегодня у вас двойной повод для торжества. Все три ваши воспитанницы справились с первым испытанием, впрочем, как и остальные участницы. Правда, вы заработали штраф… Нельзя же быть совершенством! Тем не менее – поздравляю. И одну из воспитанниц я провозглашаю фавориткой отбора! Леди Рианна, вашу руку.

Я стиснула зубы. Хоть и ожидала подобное из подслушанного разговора, все равно стало неприятно. Троллить мачеху, которая и так меня ненавидит и ставит подножки на каждом шагу – это одно… А возбуждать зависть всех невест и их родичей – похуже будет. Но Леон меня не спрашивал.

Вытянула руку, и Леон надел мне платиновый браслет, инкрустированный россыпью рубинов.

– Благодарю невесту за дар и счастлив одарить в ответ! Носите его, не снимая, леди. Пусть все видят, что отныне вы – фаворитка отбора.

Вот уж не было забот у бабы, так подарили порося. Впрочем, браслет с рубинами и платиной – вещь практичная. В отличие от порося, в смысле господина отбора. Если придется уносить ноги из этого дворца, он пригодится.

До конца ужина Леон отсыпал еще немало шпилек в адрес нескольких невест – как я догадалась, из самых знатных и влиятельных семей. И полюбезничал с парой небогато одетых – видимо, из бедных и захудалых родов. И не раз еще проехался по Шилле.

По физиономии мачехи было видно, что она уже триста раз пожалела, что сунулась на отбор. Ничего полезного для дочек не сделала, а вот публичных унижений от лорда-наместника огребла по колено. Правда, у нее впереди был весь отбор…

Я еле дождалась окончания, хотя еда была невероятно вкусной и притом легкой, в самый раз для ужина. Когда Сайна привела меня «домой» – в мои новые апартаменты, я предупредила, чтобы она ничему не удивлялась: я начинаю готовиться к новому испытанию.

Горничная закивала и убежала готовить ванну. А я сделала то, о чем предупреждала.

У меня не было при себе камертона, так что «ля» первой октавы я вывела, вспомнив одну из композиций нашего джаз-банда в тональности ля-мажор. Подхватив тонику, я начала распеваться.

У Рианы оказался приятный вокальный тембр. Связки, конечно, нетренированные, но вполне пригодные к работе. Что ж, надеюсь, от невест не ждут колоратуру в третьей октаве[4] или зажигательный йодль[5].

Для хвалебной элегии господину отбора вполне хватит полутора октав, с которыми голос Рианны прекрасно справлялся. А большего Леон не заслужил.

Сайна выглянула из ванной несколько ошалевшая. М-да, кажется, подобный метод распевок в Веравине не в ходу. Прежде чем начать репетиции, надо послушать, как работают другие невесты. Не то просемафорю всем яркой вспышкой: попаданка здесь!

– Сайна, ты что-то знаешь о правилах следующего испытания? Невестам можно будет посещать репетиции друг друга?

– Сомневаюсь, леди… Вдруг кто-то приготовит особенную песнь, а другая послушает и сделает так же. Нехорошо получится. Поди потом докажи, кто придумал особенное.

Да уж. Проблема плагиата в этом мире стоит так же остро, как на Земле. Надо найти способ ознакомиться с образцами музыкальных композиций Веравина прежде, чем выдавать свой шедевр во славу господина отбора. Я слышала музыкантов на первом испытании – но то были не песни, а ненавязчивый инструментал. Как же теперь исхитриться и заставить кого-нибудь спеть при мне?

вернуться

4

Колоратура в третьей октаве – очень высокое пение в академическом вокале.

вернуться

5

Йодль – предельно сложная техника тирольского пения, распространенная в европейском фолке и американском кантри.

17
{"b":"631509","o":1}