ЛитМир - Электронная Библиотека

И главный вопрос – как теперь быть мне? В отбор хотела попасть Рианна, а попала я. И что мне с этим делать?

Думай, Юлька, думай. Тебя занесло не куда-нибудь, а в магический мир. А значит… тут могут быть средства, ритуалы, заклинания, черт знает что еще, чтобы управлять переселением душ. И вернуть меня обратно!

И где лучше всего искать?

На отбор невест приедет придворный маг – наверняка самый сильный маг этой страны. Невест будут испытывать магически. Наконец, отбор будет проходить во дворце наместника – там должна быть обширная библиотека. Разобьюсь в лепешку, но получу к ней доступ. Надеюсь, я смогу читать на местном языке, раз понимаю речь и разговариваю.

Жаль, что Леон так спешил. Возможно, здесь, в замке отца Рианны, я тоже нашла бы что-то полезное. Но сюда я всегда смогу вернуться – раз уж отец однажды «пощадил» свою дочь. А пока – отбору быть.

В финал рваться не буду. Титул наместницы нужен мне как козе баян. Моя задача – как можно дольше продержаться во дворце Леона рядом с придворным магом. А значит, буду изображать кандидатку, полную рвения. Пока не раздобуду нужную мне информацию.

Так-то легче. Какая-никакая цель. Где наша не пропадала! Хотелось бы сказать – и не из таких передряг выбирались! – но нет. Из таких – не выбирались. Но это еще не значит, что не выберемся.

Ну а раз цель поставлена, можно продвигаться к ней мелкими шажочками. Чтобы разобраться в мире, куда меня занесло, надо для начала разобраться в том, что меня окружает.

Я оглядела опочивальню Рианны. Маленькая, темная. Окошко совсем крошечное, на такой высоте, что достать можно только на цыпочках. Девушку явно держали в черном теле. Чьими стараниями – думать не надо. Такая стерва, как Шилла, наверняка превратила в ад жизнь нелюбимой падчерицы.

Кое-где виднелись попытки внести хоть какой-то уют в эту мрачную каморку. Искусная вышивка на кресле и подушках, кровать заботливо укрыта покрывалом в цветочек. Интересно, Рианна шила все это своими руками?

Я начала подмерзать в тонком платье. Надо переодеться и переобуться во что-то менее откровенное и более теплое. Местное подобие гардероба стояло рядом с кроватью Рианны. Открыла, навскидку вытащила кое-что из содержимого, разложила на кровати.

Вкус моей предшественницы был весьма эклектичен. Откровенные, чтобы не сказать – сексуальные наряды соседствовали с наглухо закрытыми платьями из плотной ткани. Одно из таких я и отобрала себе. Достала сапожки из ткани, похожей на замшу, с низким отворотом, переобулась.

С ножками Рианне повезло – стройные, с грациозными щиколотками, узкими изящными стопами не больше тридцать седьмого размера. Я подошла к зеркалу, чтобы внимательнее разглядеть все остальное, что мне досталось от нее.

Смотреть на себя и видеть совершенно не то, к чему привыкла за всю свою жизнь, было странно и непривычно. Поначалу я так и норовила отвести взгляд, словно подглядываю за чужим человеком. Отбросила это ощущение и пристально всмотрелась в отражение. Надо же знать, что видят другие, когда смотрят на меня.

Мы оказались довольно похожи – среднего роста, тонкие в кости. Грудь – небольшая и упругая. Узкая талия и плоский живот, бедра неполные, но довольно соблазнительные на мужской взгляд.

Длинная шея, лицо – чуть удлиненное, с высоким лбом и миловидно скругленным подбородком. Русые волосы обрамляют лицо с четко очерченными скулами и спускаются до талии. Тонкий прямой нос почти идеальной формы. Огромные, на пол-лица глаза изумительного светло-карего оттенка. Его можно было бы назвать чайным или кошачьим. На Земле я ни разу не видела глаз такого цвета.

По земным меркам Рианна была красавицей. По местным… пожалуй, тоже, раз Шилла позаботилась утаить ее от наместника. Правда, не заметно, чтобы Леона очаровала ее красота. Но такие мужланы просто непрошибаемы и нечутки к любой красоте, а женщин воспринимают утилитарно. А так можно сказать, что с телом мне повезло.

Закончив осмотр, я оделась в нормальное закрытое и теплое платье. И вовремя. Не успела одернуть подол, как замок скрипнул, дверь распахнулась… и в спальню ворвались, подобно урагану, две женские особи с искореженными злобой и завистью лицами.

Глава 5

– Ну что, тварь, добилась своего? – прошипела одна из них, тощая как жердь деваха в платье с пышными рюшами, которые должны создать иллюзию женственности. – Вырядилась как куртизанка и вылезла на глаза милорду Леону? Думаешь, теперь он спать перестанет из-за твоих прелестей?

– Ты, сестричка, хитрая лиса, – пропела вторая. Эта была фигуристее и могла даже показаться симпатичной, если бы не уродливая гримаса зависти и презрения на плутоватой физиономии. – Обвела вокруг пальца охрану, забралась на стену замка, предъявила себя милорду. Вот только забыла кое-что. Ты не стала невестой, дорогуша. Ты просто попала в отбор. Одна из шестнадцати. А шанс у тебя, милая моя, далеко не один из шестнадцати. Он нулевой, ты поняла, Рианночка? Дурешечка наша блаженная! Не забудь, что я и Алис тоже участвуем в отборе. Мы все время будем рядом, ты не сделаешь ни шагу, чтобы мы не увидели. И не ответили. Бестолковая сестричка. Ты еще триста, нет, тысячу триста раз пожалеешь, что твоя затея удалась. Проклянешь этот день, когда лорд Леон заметил тебя и приказал взять в отбор!

Этого еще не хватало. Шилла осчастливила ненаглядных дочурок новостью, и те явились порадоваться за меня. В смысле за Рианну. А дочки под стать мамаше – такие же мерзкие, злобные, источающие яд, как гадюки по весне.

И как мне отвечать им? Нет, я прекрасно умею окоротить зарвавшихся хамок. Но естественно ли это для Рианны? Я понятия не имела, была она забитой тихоней или не лезла за словом в карман. Навлекать на себя подозрения не хотелось, мало ли что.

Но тут тощая Алис сделала то, на что я не могла не среагировать. Она подошла к кровати, сорвала аккуратно уложенную вышивку с подушки, презрительно помахала ею.

– Не вздумай тащить с собой! Опозоришь этой пошлостью отца. И нас. Во дворце лорда-наместника будут думать, что все дочери лорда Вальдера так отвратительно вышивают!

Она швырнула вышивку на пол рисунком вниз и демонстративно потопталась ногами.

– Вот где ей место – коврик для ног! И чтобы никто не видел твоих позорных цветочков!

Импульсивно я шагнула к ней и с силой толкнула, отпихивая в сторону. Подняла и отряхнула злополучную вышивку.

– Это ты опозоришь отца таким поведением. Во дворце наместника будут думать, что всех дочерей лорда Вальдера так отвратительно воспитывали, а не только дочерей леди Шиллы.

У жерди Алис отвисла челюсть. Вторая сестрица, пухляшка, настороженно сощурилась. Я похолодела. Черт меня дернул полезть на рожон. Какое мне дело до вышивки Рианны, пусть Алис топчется на ней вдоволь. Мне своих проблем хватает.

Вдруг я себя выдала? Может, у них тут попаданки на каждом углу, и при малейших признаках человека тащат в межмировую миграционную службу или что-то в этом роде.

Так уж я устроена – не терплю, когда хватают без спроса мои вещи, и подавно – так с ними обращаются. Пусть вещи – Рианны, но раз уж я в ее теле, то пользуюсь ими я, а значит, и вещи мои.

Переживала зря. У сестриц нашлось объяснение моему поведению. Пухляшка – забыла, как там ее, – фыркнула:

– Почуяла силу, Ри? Решила, что можешь с нами так разговаривать? Зря. Еще пожалеешь, дорогая. Ой, как пожалеешь. Пойдем, Алис. Глотнем свежего воздуха, что-то тут развонялось.

– И правда развонялось, – поддакнула я. – Идите, а я проветрю. Не уйдете, вообще не продохнуть станет!

Так им, пусть скушают! Раз решили, что я обнаглела из-за успеха своей авантюры, у меня развязаны руки. Как бы ни реагировала Рианна, я буду действовать по-своему. Не терплю хамство и никогда не оставляю безнаказанным.

Долговязая Алис смерила меня полуехидным, полуненавидящим взглядом с высоты своего роста и подошла к сестрице.

– Пойдем, Кенна. Пусть эта дрянь собирает тряпки к отъезду. Как только попадет в поместье лорда Леона, быстро поймет ошибку. Ее ведь не было на ужине с королевским посланником. Он рассказывал, как будет проходить отбор. А сестренка и не слышала. Так что понятия не имеет, что ее ждет.

4
{"b":"631509","o":1}