ЛитМир - Электронная Библиотека

СатоЯ – сама

Раз дракон…! Два дракон…!

Глава 1. Начало истории

Роман (Рауф)

Вот, на кой ляд я согласился совмещать преподавательскую деятельность с временным исполнением обязанностей декана факультета физкультуры и спорта в педагогическом университете? Да ещё и в посреди первого семестра! Вот чего мне на месте не сиделось? Я слишком рьяно взялся за работу, а теперь работаю на износ. Сказать, что живу на работе, ничего не сказать.

Свой выбор администрация остановила на мне по той простой причине, что знала одну мою личную особенность. Я слыл хорошим организатором и стратегом. Любые возникшие проблемы я старался решать оперативно, всегда знал кого можно подключить для помощи, у кого спросить, а что можно сделать самостоятельно. Это администраторы хорошо знали ещё с того времени, когда я учился в университете и принимал активное участие в студенческом самоуправлении. Идя к поставленной цели, я успешно решал много проблем и задач. Ректор две недели мои мозги промывал, чтобы я дал согласие. И я дал, так как согласие дать было легче, чем отбиваться от его аргументов.

Уже почти конец семестра. После лекций я пришёл в кабинет, чтобы поработать. Не успел сесть, как пришлось срочно переключаться на управленческую работу.

– Роман Алексеевич, подпишите расписание на следующий семестр, – в кабинет зашла моя секретарь Анечка.

– Давай сюда. Ольга Аркадьевна (мой заместитель) всё проверила?

– Да, сказала всё сходится.

– Ладно, забирай расписание, – я подписал бумагу. – Приказы на выезд студентов на сборы готов?

– Сейчас принесу, – сконфузилась Анечка.

– Так чего сразу–то не принесла? Охота тебе круги наматывать?

– Извините, не подумала.

– Давай быстрее, Аня, мне ещё отчёт доделывать.

– Хорошо, я мигом, – она выбежала из моего кабинета с расписанием и тут же принесла приказ.

Вот в такой суматохе проходил каждый день. Я забыл, когда последний раз ел нормально. И что сердце у меня не казённое, я тоже старался не обращать внимание. Несмотря на периодические боли в груди, я продолжал переносить своё недомогание на ногах, к врачам не шёл, некогда. Просто принимал уже выписанные ранее лекарства и работал дальше. Понять только не могу, почему забываю иногда это сделать до того, как появится боль. А когда боль появляется, то они практически не помогают.

А теперь по порядку. Мой дом находится недалеко от универа, где работаю. Собственно, мне и туда не всегда хочется отправляться. Это даже не дом, а однокомнатная квартира больше похожая на логово медведя. А вообще–то она мне от деда досталась. Я не стал ничего менять после деда, оставив всё как есть. Поношенная старая мебель, коврики на стенах и полу, обои давно пора сменить, совмещённый санузел и пережиток прошлого – газовая плита на маленькой кухне. Микроволновку пришлось купить, чтобы не заморачиваться на освоении этого мастодонта. Впрочем, мне не особо надо было эту плиту осваивать, так как пока учился, питался по столовкам и у друзей, а теперь вовсе, прихожу домой только спать.

Живу один, так как не женат и жениться не собираюсь (я вообще не по девочкам), а жить с родителями в моём возрасте тридцати с небольшим лет, уже не солидно. Они, конечно навещают, но редко. Чаще сам к ним наведывался. Мать уже одолела меня вопросами по поводу женитьбы и внуков. Приходилось каждый раз петь песню о том, что много работаю и мне просто некогда заниматься знакомствами. О том, что меня девушки не интересуют, я благоразумно скрывал от неё, а от отца тем более.

Редкие поездки на дачу к родителям были для меня не только сменой обстановки, но и выносом моего мозга мамой. Это я про огород. Сколько я не говорил ей, что огород, это не моё и самое большее, что я могу сделать, это полить его (тут главное не залить), да мусор на свалку вывезти. Нет же, Рома, иди полоть, Рома помоги отцу в теплице. А я благополучно продолжал отлынивать, скрывая тем самым накатившие проблемы с сердцем. Ну, не мог я в этой теплице находиться, мне дурно становилось, задыхался. Говорить моей маме, что у меня проблемы со здоровьем сродни тому, что сказать еврейской матушке о том, что её сынок за сегодня ещё не ел. Закормит! Узнай мать о сердце, тут же меня в больницу отправила. Да ещё отца заставила бы увезти меня и проконтролировать, что положили. Сама бы днём и ночью следила за тем, как меня лечат. Это была бы не больница, а каторга. Нет уж, знаем, видали! Лучше на речку сбежать под благовидным предлогом и посидеть в тени у воды. А потом за работу с новыми силами.

По сути, кроме родителей у меня никого нет. С друзьями я редко виделся, так как работы у меня было немало. Часто с отчётами я сидел целыми днями и ночами. А куда деваться? Я хоть и молодой исполняющий обязанности декана факультета физической культуры и спорта, но спрашивает с меня ректор по полной программе.

Я молчу про то, что и с любезным своим Олежеком я встречался урывками. Отношения с Олегом, студентом того же университета, где я сам учился и сейчас работаю, отдельная история. Олег мой ученик, хотя на данный момент мой предмет на их курсе я уже читать закончил. Парень он миловидный, приятный в общении, но с моим предметом – история физической культуры и спорта, ему было туго. Большинство преподавателей считали его студентом со средними способностями, а потому лень и несвоевременную сдачу не прощали. И я не прощал по началу. Своим седьмым чувством я разглядел в парне «своего». А как начать отношения? Очень просто, завалить на зачёте и пригласить на пересдачу в индивидуальном порядке.

– Так, студент Гроховский, вы учили? – спросил я Олега на зачёте. Ведь знаю, что эту тему он пропустил, материал на семинаре по данной теме так и не предоставил. Надо «валить» его.

– Да, Роман Алексеевич, – Олежа сжался весь, глаза забегали, а сам молчит.

– Тогда рассказывайте. Долго я ещё ждать буду? В каком году был создан Всероссийский олимпийский комитет?

– В девяноста втором… – пробубнил студент.

– А не первого декабря тысяча девятьсот восемьдесят девятого года?

– Простите, я забыл. Я учил, правда… – заскулил парень. Уж очень не хотелось ему пересдавать зачёт.

– Гроховский, на лекции чаще ходить надо!

– Простите, у меня уважительные причины были…

– Тогда почему списанные лекции не показали?

– Забыл…времени не было…

– Это чем же вы занимались, что вам некогда было у однокурсников лекции попросить и переписать? К семинарам вы вечно не были готовы. Нет, Гроховский, сейчас я вам зачёт не поставлю. Учите как следует и придёте через неделю ко мне в кабинет на индивидуальную пересдачу. Всё, свободны, – я подал парню зачётку, а у себя в протокол вписал «пересдача».

– Ну, Роман Алексеевич… – заныл студент, вставая с места.

– Олег, идите учить предмет, раз не смогли всё усвоить с лекций. Жду через неделю. Будете сдавать историю спорта до посинения, пока не увижу, что выданный мной материал вы знаете как положено! И не забудьте предоставить мне все–все лекции, – отрезал я и пригласил следующего студента на сдачу зачёта.

Обижено фыркнув и мысленно меня матеря, студент побрёл к выходу из аудитории с пустой зачёткой в руках. Моё недельное ожидание увенчалось успехом, и студент Гроховский пришёл на пересдачу.

– Учили? – спросил я строго, встретив Олега у своего кабинета.

– Учил, Роман Алексеевич.

– Ну, тогда проходите. Лекции все?

– Да, у меня все и были, кроме тех, которые пропустил.

– Молодец, садитесь за стол. Покажите мне лекции и тетрадь для семинарских занятий.

– Но, Роман Алексеевич, вы же только лекции просили.

– Правильно, просил лекции. А что, не понятно, что и семинарские записи я буду спрашивать, так как они дополняют лекции?

– Но я только лекции принёс…

– Значит, пока лекции покажете. Считайте половину зачёта сдали. За вами долг. На следующей неделе принесите тетрадь для семинарских занятий. Опрошу по ним.

1
{"b":"632403","o":1}