ЛитМир - Электронная Библиотека

Счастье

Однажды Создатель призвал к себе Счастье.

– Рад тебя видеть. Как дела твои?

– Все хорошо, стараюсь служить верой и правдой достойным меня людям.

– Похвально. Однако многие недовольны и хотят, чтобы ты почаще заходило в их дом. Все люди, в основном, достойны тебя, но… Знаешь, я решил устроить им небольшое испытание. Хочу посмотреть, а что делают сами люди для того, чтобы стать счастливыми. Заодно и проверю, не растеряли ли они добродетели и благородства. Ведь именно эти качества изначально были дарованы мною каждому из них еще при рождении, как ключи ко многим потайным дверям бытия. Как ими пользуется человек? Применяет ли вообще?

Но Счастье было невнимательно и не совсем понимало, о чем говорит Создатель.

– О! Как это здорово! – радостно защебетало оно. – Наконец-то я сделаю всех на свете счастливыми!

Создатель улыбнулся.

– Нет, милое Счастье, я хочу увидеть одного достойного. С ним я разрешу тебе остаться до конца его дней.

– Ну, наконец-то я увижу человека, с которым останусь надолго. Он будет самым, самым счастливым на свете! Я обещаю тебе, Создатель!

– Не торопись. Все не так-то просто. Ты не можешь к нему просто прийти. Это было бы слишком легко и обесценено человеком. Тебя нужно, как всегда, заслужить. Поэтому, избранного нет.

– Да? – удивилось Счастье. – Но как я тогда узнаю достойного? Ведь на земле миллионы людей!

– Он сам тебя найдет. Ты это почувствуешь и поймешь сразу. Тебе просто надо явиться на землю в задуманном мною облике.

– В каком же?

– Этого я тебе не скажу. Само все поймешь потом. Итак, запомни, достойнейший тебя найдет сам. Ну все, иди. Да, и не забудь запастись терпением. Люди в последнее время стали так непредсказуемы!

Вдруг появился Ангел, взял Счастье за руку, и они плавно опустились на землю.Счастье огляделось вокруг. Это был один из самых обыкновенных шумных городов. Глубокая ноябрьская осень хозяйничала повсюду. Пожелтевшие листья уже опали с деревьев, серое небо, грязь и лужи, дворники, торопившиеся поскорее закончить свою работу, грязная остановка, мимо которой сновали спешившие по своим делам люди и машины. Все это заставило Счастье поморщиться. Оно, по старой привычке, решило было пристроиться в еще неубранной дворниками куче пестрых, ярко-красных листьев клена.

– Нет, нет! Тебе не сюда! – предупредил Ангел.

– Как? Но куда же?

– Было сказано оставить тебя здесь.

И Ангел, сделав Счастье совсем маленьким, поместил его под лавку грязной остановки.

– Если станет невыносимо терпеть, ну, или страшно, то помни, я рядом. Просто ты меня не всегда будешь видеть. Что ж, удачи! Она тебе точно пригодится.

Грязный рыжий, дрожащий от холода, котенок еле слышно мяукал под лавкой одной из городских остановок. Утро выдалось промозглое, туманное. Серое небо обещало дождь. Полусонные люди, нахохлившись и поёживаясь от холода, застегнули куртки и подняли воротники. Тревожно поглядывая на небо, каждый внимательно следил за очередью на свой маршрут.

Колеса непрестанно отъезжающего и подъезжающего транспорта наводили на котенка страх. Они сделали свое «грязное» дело, несколько раз обрызгав его из ближайшей лужи.

Был он совсем худой и маленький. И от того что промок, казался еще меньше, а худоба казалась еще болезненней. Да и дрожал он не только от холода и страха, но еще и от голода.

«Эй, люди! Я то, к чему вы все время стремитесь и что вы все время ищете. Я Счастье! Не проходите мимо. Мне так одиноко и холодно. Я уже хочу видеть среди вас кого-нибудь с теплым сердцем, чтобы согреться!» – пыталось сказать Счастье, но раздавалось только жалобное мяуканье. Именно такой земной облик выбрал Создатель для него, сделав существом, от которого проходящие мимо люди только шарахались. Конечно, обвинить их было не в чем. Грязный, сомнительной породы котенок был еще и с расцарапанным и заплывшим правым глазом. Другой глаз хоть и открыт, но заляпан гнойными корками.

Теперь только Счастье поняло, в какуюпередрягу попало. (Да, легко уж точно не будет…) Но вовремя вспомнило об Ангеле, который должен был находиться рядом, о бесконечно любимом Создателе, поэтому набралось терпения, глубоко вздохнуло и стало ждать. Свернувшись в комочек и подобрав лапки, котенок молчал, изо всех сил пытаясь согреться.

– Ах ты, бедненький! Кто тебя сюда выбросил? – возле грязно-рыжего комочкавдруг присела девушка. – Кушать, наверное, хочешь? Да, малыш?

Она достала из пакета кружок колбасы, которую приготовила себе на обед, отломила кусочек и положила перед котенком. Изрядно наголодавшийся, одурманенный запахом еды, он схватил колбасу и мигом ее проглотил. Повинуясь инстинкту, еще недавно тихий и дрожавший, котенок принялся громко и жалобно мяукать.

– Что? Еще? Еще хочешь? – мило улыбаясь, спрашивала девушка и, немного поколебавшись, протянула ему оставшийся кусок.

– На, малыш, кушай все. Я себе на обед что-нибудь придумаю. В крайнем случае, чай с хлебом попью. Мне не привыкать.

Что-то грустное показалось в ее улыбающихся, добрых глазах.

«Это она, несомненно она. Сама меня нашла. Да, эта девушка определенно достойна быть счастливой!» – думало Счастье.

А девушка тем временем подошла к газетному киоску, который был на остановке. В руках у нее заблестели ключи. Она открыла тяжелую железную дверь… В киоскеоказалось темно и пахло свеженькими, недавно отпечатанными газетами. А еще было очень холодно.

Рыжий комочек нырнул первым в открытую дверь.

– Нет, нет, малыш, нельзя! Я не могу тебя сюда впустить!

Но в темном киоске найти маленького котенка, забившегося в угол, очень сложно. «Ладно, пусть хоть погреется немного. На улице вон дождь пошел. Не выкидывать же его. Совсем ведь крошечный», – размышляла она. А вслух произнесла:

– Эх, и достанется же мне за тебя. Только бы Олег не приходил сегодня.

Олегом звали хозяина киоска, вернее нескольких газетных киосков. Ну, а если быть совсем точным, то был он мужем Инги, отец которой занимался много лет и вполне успешно этим бизнесом. Поначалу он был против «голодранца», которого привела единственная и любимая дочь в семью.Но затем сдался под натиском Инги и того факта, что скоро станет дедом. Это известие не изменило его мнения о зяте, но и упрямиться он перестал. Подарил молодой семье, а точнее своей дочери, часть бизнеса и даже вежливо «терпел» присутствие зятя в доме, пока молодая семья строила свое гнездышко. Благо, огромный дом позволял не часто встречаться с зятем. Понимая это, Олег лебезил и всячески заискивал перед отцом Инги, тем самым только усугубляя свое положение и вызывая презрение тестя.

Включив обогреватель, Анна (именно так звали девушку) открыла окна витрины, и сразу стало светло. Через какое-то время, котенок вылез из холодного угла и, прижавшись к теплому обогревателю, внимательно наблюдал за Анной, которая тем временем кипятильником согрела в бокале воду и бросила туда пакетик дешёвого чая.

– Замерз, малыш? Ладно, грейся, грейся. Я вот тоже замерзла. Брр… А ведь скоро здесь станет еще холоднее. Как с тобой перезимуем? —говорила она, спрятав руки в рукава кофты,вытянутые, чтобы держать горячую кружку, и делала маленькие глотки.

Внезапно окно киоска распахнулось, впустив в еще не согретое помещение холодный сырой воздух и заставив девушку оторваться от горячей кружки. Аннанаклонилась навстречу холоду.

– Программку дайте. И еще вон тот журнал с рецептами, – женским голосом проговорило окно и плюхнуло мелочь на стол Анне.

– Пожалуйста, – как можно учтивее произнесла девушка, протянув газету и журнал.

Окно что-то буркнуло и захлопнулось.

А девушка взяла кружку с чаем, подержала немного в озябших руках, отпила глоток. Но неугомонное окно так и не дало ей допить чай. Теперь оно открывалось часто. Каждый раз новая рука протягивала деньги, иногда брала сдачу и исчезала, забирая газету или журнал. Бывало даже пару раз окно ругалось на Анну, спорило, что-то доказывало и замолкало, резко захлопнувшись. Сейчас девушка больше была похожа на робота, чем на человека. И лишь в небольших перерывах, когда противное окно немного успокаивалось и открывалось не так часто, Анна брала в руки кружку с холодным уже чаем, делала глоток, положив небольшой кусочек хлеба в рот. И, взглянув на наблюдавшего за ней умненького, как ей показалось, котенка, говорила ему что-нибудь ласковое, а он щурил в ответ свой единственный зеленый глаз и урчал.

1
{"b":"633399","o":1}