ЛитМир - Электронная Библиотека

Это, наверное, пугает больше всего. То, что они убьют тебя не потому, что ты сотворил зло. И не потому, что ты мешаешь им добиться своего. То и другое можно понять.

Если кого-то из волков настигла серебряная пуля с выгравированным на ней крестом – можно не сомневаться, его убили просто потому, что он волк. И всё остальное не интересовало никого.

Ты можешь делать что угодно, трепыхаться как только требует твоя душа. Ты даже можешь вступить с ними в сделку и думать, что помогаешь им.

Для инквизитора волк – всегда только волк. А сам он всегда – человек.

Я хрустнула вафлей и уставилась в окно. За серыми бетонными махинами занимался тусклый рассвет. Сна ни в одном глазу, но и голова пустая, как будто бы ночь не спала.

«Он следит за мной, – думала я. – Иначе какого дьявола он посреди ночи припёрся сюда?»

И всё же мне до безумия не хотелось переезжать и путать след.

Говорят, что серые волчицы глупее других. Если так, то самая глупая из них, определённо, я.

Когда нормальная девушка не знает что делать, она идёт к подруге. Но, без особых к тому причин, подруг у меня давно уже нет. В школе была парочка «лучших», как у всех, но уже институт развёл нас по разным дорожкам, а потом я как-то всё больше предпочитала парней.

Очень неудобно советоваться с самой собой, и потому я ищу советов во всякой ерунде – в гороскопах, книгах, на форумах в интернете и даже в картах. Не потому, что верю в судьбу. Просто надо перевалить ответственность на кого-нибудь, вот и всё.

Однако нынешнюю ситуацию доверять гороскопу не хотелось – тем более что последний предостерегал от необдуманных поступков, в случае неудачи обещая провал. Если я знала, какой именно поступок станет в моём случае необдуманным – может, и избежала бы чего-нибудь, а так…

Оставалась ещё стая.

Ничего удивительного нет в том, что когда тебя не защищает закон, ты находишь тех, кто сможет его заменить. И если для людей такой силой стала инквизиция, то мы старались помнить кровное и укусное родство. Ну, по крайней мере до последней пары десятков лет, когда в этой сфере стало твориться чёрти что…

Раньше не бросать миньона был непреложный закон. Теперь с трудом можно разобрать, кто кому отец, а кто кому сир. Но вожаки по-прежнему есть, и когда чувствуешь, что тебе угрожает мир людей – приходишь к одному из них.

Я позвонила Руслану – так звали моего вожака – предупредив, что зайду вечерком. А сама посмотрела на часы.

Встреча с клиенткой была назначена на одиннадцать часов – то есть мне ещё куковать и куковать.

Поразмыслив, я направилась в ванную, решив заняться собой, но успела сделать лишь пару шагов, когда снова раздался звонок в дверь.

Глава 2

Есть люди, которым всё равно, что ты делаешь, когда и с кем.

Денис, судя по всему, был как раз из таких.

– Доброе утро, – буркнула я, приоткрывая дверь ровно настолько, чтобы он ненароком не протиснулся в неё.

– Мне стало стыдно, – возвестил он. – Я вас разбудил.

– Правда? – я даже приоткрыла дверь ещё чуть-чуть, так удивительно было услышать подобные слова.

– Абсолютно точно. Да.

Я демонстративно оглянулась на висевшие на стене часы.

– Вы решили сообщить мне об этом в шесть утра?

Если Денис и заколебался, то только на миг.

– Я почему-то был уверен, что вы не спите. Странно, да?

– Да уж. Прямо экстрасенс.

Денис посмотрел на дверь. Я тоже посмотрела на неё.

– Вас… впустить?.. – осторожно поинтересовалась я. Впускать его не хотелось от слова совсем. Я, в конце концов, понятия не имею, кто он такой.

– Ну, честно говоря, я кофе ещё не успел распаковать… – он потёр нос.

Наглость нового соседа не имела границ, и потому я решила, что самое время ответить решительное «нет».

– Мне на работу пора, – отрезала я.

– Ну, тогда, может, позволите мне загладить вину потом… скажем… вечерком.

Я колебалась. Недолго.

– Вечером у меня дела.

– Тогда я мог бы вас подвезти. Вдоль всей набережной пробки, на автобусе сойдёте с ума. И можно всё-таки на «ты»?

– Не в моих силах тебе запрещать, – вздохнула я.

– Ну, так что? По кольцу до любого места двадцать минут. Успеем и кофе попить.

Я в поисках поддержки оглянулась на кухню, и та мгновенно подсказала мне ответ.

– У меня не убрано. Так что если и кофе – то точно не у меня.

– Я видел вывеску «бизнес-ланчи» через дорогу от нас.

М-да. Всё просчитал.

– Ну хорошо, – смирилась я наконец, – дай мне десять минут.

– Жду внизу.

«Что вообще такое десять минут?» – в отчаянии думала я, не понимая, почему не нагревается плойка. Наступая на туфли, разбросанные по прихожей. И в порыве утреннего вдохновения выворачивая содержимое шкафа наизнанку.

Мне понадобилось одиннадцать минут, увы. Не говоря уже о том, что лифт ехал ещё три. Но на пятнадцатой минуте я как чемпион стояла у подъезда и разглядывала примостившийся в отдалении голубой форд.

Форд соседу подходил. Цветом или чем-то ещё. Скажу честно – в него так и хотелось залезть, и я даже согласна была просидеть в нём до одиннадцати часов.

– Зачем нам машина? – спросила я, приближаясь к нему. – Мы же идём в соседнее кафе?

– Я тебе одно место покажу. Ехать пару минут.

Поколебавшись пару секунд, я открыла дверь машины и уверенно залезла внутрь.

«Место» оказалось небольшим, но симпатичным ресторанчиком. Что не могло не радовать – не сетевым. Что не могло не расстроить – насквозь мясным. То есть их фишка – барбекю.

Я люблю мясо. Как я могу его не любить? Даже слишком люблю, в том и беда.

Денис как будто бы специально всё рассчитал так, чтобы проверить меня.

– Мне тосты, – со вздохом сообщила я, пролистав меню, – на завтрак ничего плотного есть не могу.

Чистой воды враньё.

Денис заказал стейк. Продолжал издеваться надо мой.

Несколько минут мы сидели за столиком молча, уплетая полученные блюда в тишине.

Рот был занят, зато в голове крутились мысли о том, что мне с ним на удивление легко – как будто я знаю его уже тысячу лет. Такой уют казался тем более странным, учитывая не только то, что мы знали друг друга всего одну ночь, но и то, что он навязал мне этот поход. А мне, по всему судя, следовало опасаться его.

– Итак, – сказала я первой, когда официантка опустила чашечку кофе передо мной на стол. – Что ты делал сегодня в три часа ночи?

Я хотела задать совсем другой вопрос, но не решилась говорить в лоб.

– Я работал, – Денис пожал плечами.

– Без компьютера?

– Я не офис-мен. Я скорняк.

Денис испытующе смотрел на меня, а мне кофе встало поперёк горла.

– Кто? – уточнила я. Нет, я знаю, что такое скорняжное ремесло. Просто как-то… с трудом могла представить, что кто-то промышляет им в наш просвещенный двадцать первый век.

– Ну да. Выполняю особые заказы из редкой кожи. Сейчас делал кожаное пальто. Нужно вечером сдать заказ.

Я приподняла брови. Ну надо же, всё как у людей.

– Нравится работа?

Денис пожал плечами.

– Как у всех. Романтики мало, не буду врать.

Я, не скрывая удивления, смотрела на него, а он покрутил чашечку кофе в руках и молчал.

– И переехал в наш дом, – наконец решилась я.

– Да, почему нет?

И правда, почему бы нет? Наверное, всего лишь потому, что я ненормальный параноик? Боюсь того, что просто могла какого-то мужчину заинтересовать.

– А ты уже навыдумывала себе невесть что? – будто мысли мои прочитав, усмехнулся он.

– Ну, знаешь, ночной визит за свечой располагает к тому, чтобы решить, что ты в фильм ужасов попал.

Денис покачал головой.

– Мне не понять. А ты?

– А я в этом доме живу.

– Кем работаешь, я имел в виду.

– Дизайнер, – я пожала плечами, – и да, работа не хуже других. А если честно – мне нравится. И романтики ровно столько, сколько я хотела бы иметь.

2
{"b":"636636","o":1}