ЛитМир - Электронная Библиотека

Денис хмыкнул и посмотрел на часы.

– Пол-одиннадцатого. Ты спешила?

– Да. Меня клиент ждёт в одиннадцать часов.

– Пойдём, – он подозвал официантку и попросил счёт.

Я решила ему не мешать.

– Хочешь, я вечером отвезу тебя домой? – спросил он, когда мы уже садились в машину.

Я колебалась. Чёрт…

– Нет, – сказала я наконец, – не стоит. Как-нибудь в другой раз.

Нина Павловна Грачевская была дамой сложной… во всех отношениях.

Причуды её вкуса понять частенько удавалось с трудом. А если учесть, что дизайн интерьеров – это вообще не совсем моё, то, думаю, не трудно будет понять, почему, вырвавшись через два с половиной часа из её цепких коготков, я скорее походила на фурию, чем на молодую обитательницу Москвы.

Не могу сказать, что была сильно обрадована, когда, выскочив на переход, обнаружила, что какой-то ненормальный оглушительно сигналит мне – даже, когда повернувшись, увидела сверкающий синий форд.

– Чего тебе?! – рявкнула я, даже не поинтересовавшись, какого дьявола он делает здесь: это, в сущности, было нетрудно угадать.

– Мы обсуждали, что тебя нужно подвезти.

Если бы я дышала огнём, то точно бы сейчас спалила его. Впрочем, Денис отлично отдавал себе отчёт в том, что я им не дышу.

– Слушай, Денчик, – я замерла, и не думая отступать, хотя остановился он ну очень близко – мой нос едва не касался его. – Ты явно не понимаешь человеческого языка. Я тебе так и сяк намекала – отвали от меня. Нет, не дошло. У меня хватает проблем кроме тебя. Вали домой или где ты там работаешь, и доделывай своё пальто. Усёк?

Наступила тишина. Только машины шуршали шинами по левую руку от меня.

В наступившем молчании злость моя становилась мгновение от мгновения только сильней, пока Денис не сказал:

– Усёк.

Он развернулся, засунул руки в карманы, ссутулился как обиженный бобёр и, в два шага преодолев расстояние до машины, нырнул в неё.

Я стояла и с недоумением смотрела на то, что только что произошло. Он что, в самом деле ушёл?

Машина рыкнула и плавно вышла на проезжую часть.

Ушёл от меня?

Я стояла и смотрела, как удаляется багажник его авто.

Мне стало стыдно. За себя. Он-то, вроде как, ни при чём… это Грачевская чёртова змея.

Я испустила вздох и, оглядевшись по сторонам, стала искать остановку автобуса.

Посмотрела на мобильник – часы показывали второй час.

Ехать к Руслану было рано. Да и зачем?

Никакой этот Денис не охотник. Простой среднестатистический напористый идиот.

С соблазнительной щетинкой на щеках – что уж скрывать. Ну, и с руками… Жилистыми такими… пальцы – как пауки. Потрогать бы его плечо – почему-то мне кажется, что оно твёрдое как гранит.

Мда… Не туда меня как-то понесло.

Я со вздохом вернулась к телефону. Ввела в гугле собственный адрес и стала смотреть, как добраться домой.

Следующей ночью мне снова приснился сон.

Денис сидел за столом. Перед ним расположилась кипа бумаг.

Беда заключалась в том, что это был абсолютно не наш, современный, стол, а дубовый, инкрустированный какой-то ерундой. Да и бумаги не походили на те документы, которые привычны нам. Здесь имелись свитки, сделанные из тонкого пожелтевшего материала наподобие кожи, и книги – в кожаных обложках, с золотым и серебряным тиснением.

Денис, сидевший за столом, был длинноволос. В небрежно приоткрывшимся разрезе рубахи виднелось белое горло – трогательно контрастировавшее с загорелой кожей лица.

Кожаная кота плотно лежала на плечах, вызывая неумолимое желание подойти поближе и сорвать её, проверить – в самом ли деле так тонок хлопок рубашки, как кажется, если смотришь издалека.

Денис поднял глаза, и меня будто бы ударило током. Он смотрел на меня, не отводя взгляд. Губы его приоткрылись, и он что-то произнёс – но кровь в висках шумела так, что различить слов я не могла.

Сделав над собой усилие, я всё-таки шагнула к нему. Теперь я различила серебряный кинжал, лежавший на столе перед ним. Чувство неизбежности, обречённости охватило меня. Рука его почти касалась металла, столь опасного для меня.

Денис встал.

Кинжал остался лежать.

Шагнул ко мне, и я ощутила его руки на своей талии. Горячие, точно хлещущая из вспоротой артерии кровь. Как я могу это знать? Как могу чувствовать, если это лишь сон?

Тело прогибалось ему навстречу само собой. Плавилось в его руках.

Я распахнула глаза и уставилась в темноту.

Сон. Но какой живой… Я всё ещё чувствовала прикосновения Дениса на своей спине. И сейчас, в пустой квартире, меня не удивляло то, что я этого хочу.

В одно мгновение меня захлестнули воспоминания последнего дня. Его ночной визит, завтрак, форд… И мои, прямо скажем, не слишком оправданные слова.

– Чёрт… – пробормотала я и испустила разочарованный стон.

Села.

«Вышло всё-таки нехорошо», – подумала я.

Поразмыслила ещё и, опустив босые ноги на холодный пол, поплелась на кухню. Налила воды, которая оказалась на редкость противной на вкус, и стала размышлять.

«Надо бы извиниться, – думала я. – Он, как-никак, не виноват».

Гордость, однако, гнула своё, вступая с совестью в нелёгкий бой.

Я прикрыла глаза и снова, как наяву, увидела его лицо – совсем рядом с собой, как тогда, во сне. Казалось, мгновение, и его горячие губы коснутся моих.

Последний аргумент определил всё.

Я поставила чашку в раковину, вышла в коридор и, натянув джинсы, брошенные в корзину для белья, и майку, которую нашла там же, двинулась в направлении входной двери.

Глава 3

Нажала на звонок и жду.

Уверенность в себе тает как снег.

Это надо додуматься притащиться к едва знакомому человеку во втором часу ночи… И как-то не очень меня оправдывает то, что он мой сосед.

«Привет. Ты мне приснился, и я решила заглянуть, проверить, всё ли у тебя хорошо».

Подавила вздох.

Слышу за дверью звук шагов. Недовольный голос спрашивает:

– Кто?

Прокашлялась.

– Я не пьяна…

Правда, очень умный ответ.

Денис помедлил пару секунд – по-моему, тоже для приличия – и стал открывать дверь.

– Привет, – лицо у него было заспанное, но улыбка затаилась в уголках губ.

– Мне было стыдно за то, как я себя вела, – заторопилась я. Вдруг захлопнет дверь. – Ну, и знаешь, надо же было забрать свечу! Ты мне её утром так и не вернул!

Денис какое-то время стоит и смотрит на меня.

– Проходи, – он отходит в сторону, пропуская меня внутрь.

На мгновение меня охватывает страх. Потом я делаю вдох и вхожу.

В квартире у Дениса царил полумрак. Где-то в комнате тускло светил ночник. В воздухе стоял запах, который я уже встречала где-то – но никак не могла вспомнить где. Он напоминал мне об осени и лесе после дождя.

– Лучше на кухню, – сказал Денис, торопливо заслоняя дверь в комнату собой.

Квартира у него немногим больше, чем у меня. Комнаты две, но в одной в самом деле я разглядела край стола с расстеленными на нем шкурами – что-то вроде мастерской.

– Это законно? Заниматься подобными вещами в жилом доме?

– Почему нет? Я же не дырки сверлю.

Хмыкнув, кивнула и, повинуясь его жесту, направилась на кухню.

Здесь действительно царит хаос, какой бывает после переезда – какие-то коробки перемежаются с вывороченными сумками и немытой посудой.

– Я как-то не думал, что ты придёшь… По крайней мере до утра, – признаётся он.

Меня больше волнует другое. Это что же, выходит, Денис не врал? В самом деле не врал? И всё, что я напридумывала себе – полная ерунда?

– А где ты раньше жил? – поинтересовалась я.

Ну что он может сказать? Я пришёл к тебе прямиком из подвалов инквизиции – муа-ха-ха?

– В Питере. Там работы сейчас нет. Сдал свою квартиру и снял здесь. У меня из чая выбор небольшой. Липтон в пакетиках подойдёт?

3
{"b":"636636","o":1}