ЛитМир - Электронная Библиотека

Приворот на счастье

В обители ведьмы было душно. Терпко и сильно пахло травами, ладаном и какими-то ягодами. Хозяйка сидела в кресле с высокой спинкой, насмешливо поблёскивая глазами из-под тёмной вуали, закрывавшей лицо наполовину. Алые губы, алые длинные ногти и тонкая сигара в резном мундштуке. На столике рядом стоял оправленный в серебро череп, использовавшийся в качестве пепельницы. Фэй тихо кашлянула, прочищая внезапно пересохшее горло, и неуверенно проговорила:

– Мне сказали, вы можете изготовить приворотное зелье.

– Я могу многое.

Голос у ведьмы был молодой и сильный. Указав посетительнице на стул, она откинулась на спинку кресла и с видимым удовольствием затянулась, выпустив несколько аккуратных колечек дыма с ароматом вишни. Фэй всё сильнее хотелось сбежать отсюда. От запахов кружилась голова, пристальный взгляд из-под вуали прожигал насквозь. Зря она решилась сюда прийти! Если бы Лоркан не собирался уехать… Волнение скручивало внутренности в тугой ком.

– Так и будем молчать? – насмешливо спросила ведьма.

– Мне нужен приворот… – Фэй задумалась на несколько секунд. – Приворот сроком на два месяца.

– Может, абсолютный? – предложила хозяйка обители, вновь затягиваясь. Алые губы дрогнули в улыбке. – Разница в цене всего двадцать золотых.

– Н-нет, – Фэй замотала головой и пылко воскликнула: – Я хочу, чтобы он потом влюбился в меня по-настоящему. Узнал меня за это время и понял, что я…

Она умолкла, услышав тихий смех ведьмы.

– Забавно, – проронила та. – Ты уверена, что хватит двух месяцев там, где было мало нескольких лет? Может, хотя бы год?

– Два месяца! – девушка положила на столик конверт. – Тут прядь его волос. Господин Лоркан Кэссиди. Старший следователь полицейского управления.

– Его волосы мне без надобности. – Ведьма затушила сигарету. – Для кратковременного приворота любого человека необходимы лишь несколько твоих волосков и капля крови.

Теперь, собранная и деловитая, она пугала Фэй ещё больше. Вспомнились обрывки рассказов о хозяйке этого дома. Никто не помнил, когда она появилась в городе. Никто не знал, сколько ей лет. Никто не знал её имени. И никто не смел обмануть её. Горничные шептались, что однажды кто-то расплатился с ведьмой фальшивыми монетами. Она ничего не сказала, принимая плату. А наутро обманщика нашли мёртвым, с искажённым от мук лицом. Из раскрытого рта выползали чёрные черви и, извиваясь, спешили под рубашку покойного. Когда её расстегнул вызванный служанкой штатный маг из городского полицейского управления, обнаружилось, что черви выели на груди умершего узор в виде клейма фальшивомонетчика. Доказать, что мужчину прокляли, оказалось невозможным. Опытнейшие маги не сумели уловить даже следа проклятия. Обыск в доме ведьмы тоже ничего не дал. Ни единого запрещённого эликсира, ни одного опасного зелья. Пока следователи осматривали её дом, не слишком аккуратно, надо сказать, ведьма, спокойно сидя в кресле, курила свою тонкую сигарету, элегантно пуская аккуратные, идеально ровные кольца дыма. А после, улыбнувшись из-под тёмной вуали, заперла за ними дверь, пожелав спокойного дежурства. Совпадение или нет, но до конца смены у полицейских не было ни единой свободной минуты. И, разумеется, никаких следов проклятья, ни малейшего возмущения магического фона.

Фэй вздрогнула, выныривая из воспоминаний. Внезапный страх прокатился ледяной волной. Отец часто говорил, что по крови можно навести смертельную порчу. А вдруг… вдруг этот приворот причинит Лоркану вред?

– Это не опасно? – тихо спросила она.

– Никакого вреда, – в голосе ведьмы слышалась отчётливая насмешка. – Ровно через два месяца любовный морок спадёт и вернётся прежнее отношение. Подумай. Абсолютный приворот надёжнее. Тем более, волосы возлюбленного ты принесла.

– Временный, – уверенно повторила Фэй, забирая со стола конверт с волосами Лоркана и оставляя взамен бархатный мешочек с деньгами. – И всё должно выглядеть естественно.

Смело протянула ладонь и даже не ойкнула, когда тоненькая прозрачная иголочка проколола кожу и вобрала в себя каплю крови. Провела рукой по слегка растрепавшейся причёске, вытягивая несколько волосков.

– Моё дело предложить, – не стала дальше настаивать ведьма, запечатывая полученные ингредиенты будущего приворотного зелья в прозрачную сферу. – Жди здесь.

Ухоженной рукой с алыми ногтями изящно подцепила со стола мешочек, поднялась и вышла из комнаты, оставив шлейф аромата трав и лёгкой горечи вишнёвого табака. Оставшись в одиночестве, Фэй решилась осмотреться вокруг. По стенам были развешаны пучки засушенных трав и цветов. За мутновато-синим стеклом шкафа виднелись корешки книг. Подняв глаза выше, она наткнулась на лениво-презрительный взгляд огромного тёмно-серого кота. Зверь возлежал на шкафу, свесив переднюю лапу, и сквозь узкие щёлочки полуприкрытых глаз наблюдал за посетительницей. Поняв, что обнаружен, нимало не смутился, лишь широко зевнул. Сверкнул ярко-жёлтыми, словно у совы, глазищами и пренебрежительно отвернулся.

– Держи, – неслышно возвратившаяся в комнату ведьма поставила на край стола небольшой пузырёк с прозрачной жидкостью. – Добавишь в любой напиток. Магическую природу влечения распознать будет невозможно.

– Благода… – Фэй оборвала сама себя на полуслове, вспомнив, что благодарить ведьму строго запрещено.

Правда, кто, когда и по каким причинам ввёл этот запрет – было неизвестно. Зато все твёрдо знали, что ни при каких обстоятельствах нельзя так поступать. И теперь девушка терзалась, не зная, как правильно уйти. Молча, оскорбив хозяйку своей невоспитанностью? А кто поручится, что обиженная ведьма не научит её вежливости своими методами? Привычно-вежливые «до встречи» или «до свидания» тоже не подходили: Фэй надеялась больше никогда не приходить в этот дом. Сказать «прощайте»? Тоже не лучший вариант. А если придётся вдругорядь явиться за помощью? Она вскинула испуганный взгляд на ведьму и увидела, как алые губы той дрогнули в намёке на улыбку.

– Ступай, – позволила ведьма, разрешив тем самым дилемму. – Понадоблюсь ещё, дорогу знаешь.

Фэй молча кивнула и, пятясь, вышла прочь. Пузырёк с приворотным зельем, казалось, обжигал ладонь. Спрятав его в потайной кармашек сумки, девушка перевела дух. Самое сложное было позади. Она была уверена, что подмешать в чай Лоркану эликсир труда не составит. Отец, начальник полицейского управления, и после работы не торопился забывать о делах, потому молодой следователь часто бывал у них дома. Возможно, уже завтра удастся реализовать этот план.

Звонко цокая каблучками по тротуару, Фэй счастливо улыбнулась. Ах, как славно будет посмотреть на вытянувшиеся лица сокурсниц, когда через три недели она придёт на зимний бал в сопровождении Лоркана Кэссиди! По старшему следователю вздыхали многие, а выберет он её, Фэй Галлахер. И наконец-то перестанет считать дочь начальника прелестным ребёнком, увидит, что она выросла. Быть может, бал даже закончится её первым поцелуем… Девушка неосознанно коснулась своих губ, представляя, как это случится, что скажет Лоркан и что будет чувствовать она. От предвкушения захватывало дух.

Едва войдя в дом, Фэй наткнулась взглядом на пару форменных ботинок, стоящих рядом с отцовскими. Сердце на миг замерло и тут же забилось чаще. Лоркан здесь! Подобрав юбки, она взбежала по лестнице, прыгая через ступеньку. Влетев в свою комнату, торопливо переоделась в домашнее платье, несколько раз мазанула расчёской по белокурым волосам, приводя причёску в порядок. Переложила пузырёк с эликсиром в карман нижней юбки и спустилась в гостиную. Увидев её, мать оторвалась от вязания и отложила почти готовую нежно-зелёную пинеточку на стол. Вторая, законченная, лежала там же.

– Дорогая, ты вовремя, – тепло улыбнулась Талианна дочери. – Будь добра, сделай кофе отцу и чай его коллеге.

– Да, мамочка, – Фэй приблизилась и легонько коснулась губами тёплой бархатистой щеки. – Как себя вела моя сестрёнка?

1
{"b":"636893","o":1}