ЛитМир - Электронная Библиотека

«Имение Роджерсов всего в миле отсюда! – воодушевилась она. – Надеюсь, их шофер сможет устранить поломку. А мне самой даже не стоит и пытаться! Ведь все равно я ничего не смыслю в автомобилях».

Лесли быстро зашагала в нужном направлении и через четверть часа уже сидела в уютной гостиной вместе с Оливией Роджерс и ее сыном Гордоном. Миссис Роджерс приходилась Лесли дальней родственницей, а Гордон – соответственно, троюродным кузеном или кем-то вроде того. Жили они довольно уединенно, оттого искренне обрадовались нежданной гостье.

– Вам лучше остаться у нас переночевать, миссис Смит, – предложила хозяйка. – Слуги прикатят вашу машину к дому, и завтра наш шофер посмотрит ее. К чему вам ехать в ночь, ведь правда, Гордон?

Молодой человек кисло улыбнулся в знак согласия.

Уже собираясь подняться в отведенную ей комнату, Лесли неожиданно вспомнила, что забыла предупредить своего мужа.

Девушка кинулась к телефону и поспешно набрала номер.

– Алло, Алекс? Да, это я. Представляешь, что-то случилось с моей машиной. Нет, я не пострадала, просто мне пришлось прервать мою поездку, и, что самое забавное, машина заглохла совсем неподалеку от имения миссис Роджерс. Ты же помнишь эту милую старушку и ее сына? Они уговорили меня остаться у них на ночь. А завтра я буду дома. Ты не сердишься? Конечно, я помню про таблетки. Целую тебя.

Лесли бросила трубку и облегченно вздохнула. Как хорошо, что Алекс не стал сердиться. Он просто душка!

– О чем вы задумались? – Гордон подкрался так неожиданно, что девушка вздрогнула.

– Простите, я напугал вас, – заметив ее смущение, принялся извиняться молодой человек. – Я подумал, что вам здесь скучно одной и решил составить компанию. У нас редко бывают гости, а вы такая приятная девушка и очень красивая.

Лесли невнятно пожала плечами. Хотя комплимент был вполне уместен, он не понравился ей. Уж слишком слащаво смотрел на нее этот мальчик-переросток и как-то нервно облизывал пересохшие губы.

Стараясь не показать свою внезапно нахлынувшую неприязнь, гостья натянуто улыбнулась, а затем быстро спросила:

– А вы, кажется, учились в Кембридже? Что вы там изучали?

Гордон откинул челку со лба и оперся руками на спинку дивана.

– В основном химию, проводить разные опыты – это моя страсть. К сожалению, по состоянию здоровья меня отчислили, но я продолжаю проводить свои эксперименты прямо здесь.

– В доме? – изумилась девушка.

– Ну да, я оборудовал небольшую лабораторию. Столько, знаете ли, разных веществ существует в природе. Одни способны давать жизнь, а другие, наоборот, убивают все живое. Пойдемте, вы все увидите сами.

Гордон схватил Лесли за руку и потащил ее в конец коридора. Маленькая узкая комнатка была сплошь заставлена разными склянками, баночками и мерными стаканчиками.

– Вот тут я колдую над разными субстанциями, – сын хозяйки дома схватил своими крючковатыми пальцами пипетку и набрал из емкости коричневатую жидкость. – Если сейчас смешать ее вот с тем порошком, то получится сильнейший яд.

– Но это же очень опасно!

– Мне неведомо чувство страха. Но мне нравится, когда боятся другие.

Лесли в ужасе попятилась.

– Извините, мне нужно идти, – пролепетала она и, выронив из рук свою сумочку, бросилась в коридор.

Бегство девушки совсем не обескуражило Гордона. Аккуратно пересыпав содержимое колбы в маленький пакетик, он поднял обшитую стразами сумку и вышел из своей лаборатории.

В это же самое время Алекс Смит, поужинав в одиночестве, расположился в библиотеке за своим столом.

Когда Лесли позвонила, он даже не удивился. Он знал, что она не захочет вернуться домой, раз ее поездка в Лондон на ту вечеринку сорвалась. Лесли сильно изменилась за последнее время, и о причине этого Алекс догадывался, хотя и боялся себе в этом признаться. Да, его жена разлюбила его. Конечно, это случается сплошь и рядом, но Алекс не думал, что будет так больно это осознать, а тем более принять. Проводя много времени на шумных банкетах и модных спектаклях, Лесли почти не бывала дома. Как же сильно они отдалились друг от друга! Хотя он по-прежнему любил ее.

Интересно, чем она занимается сейчас у этих Роджерсов? Алекс хорошо знал это семейство и, честно говоря, считал их странноватыми. Особенно сына: тот производил впечатление парня с приветом, оттого совершенно не внушал Смиту доверия.

«Наверняка будет донимать Лесли своими опытами», – подумал мужчина и покачал головой.

Просидев с книгой около часа, Алекс Смит решил, что пора ложиться в постель, поднялся к себе и быстро уснул.

Его разбудил телефонный звонок.

– Алло, это мистер Смит? – голос в трубке был очень взволнованным.

– Да, это я. А вы кто?

– Меня зовут доктор Бредли. И у меня для вас плохие новости. Ваша жена… Она умерла.

2

Доктор Бредли положил трубку и покачал головой. Бедный мужчина. Узнать о смерти молодой жены – что может быть ужасней. Хорошо, что ему удалось уговорить мистера Смита не приезжать сейчас сюда, для него это было бы сильным потрясением. Да и что тот может сейчас сделать? Девушку не вернешь. А ведь она была так красива…

Бредли плотно сжал губы. Скоро прибудет полиция, но и так все ясно: молодую женщину отравили стрихнином. Час назад, когда доктор приехал по срочному вызову, она еще была жива, но сделать уже ничего было нельзя.

Ей стало плохо около полуночи, она открыла дверь своей комнаты, звала на помощь. Полчаса страшных мучений, тектонические судороги, а затем все кончилось.

Доктор Бредли до сих пор не мог прийти в себя. Какие ужасные страдания выпали на долю девушки перед смертью! Но как стрихнин мог попасть в ее организм? Вряд ли она приняла его случайно, намеренный прием препарата тоже можно было исключить. По словам ее мужа, она была очень жизнерадостной, поэтому представить ее самоубийцей было просто невозможно.

Тут Бредли охнул и тяжело опустился на стул. Он вспомнил, что год назад он уже был в этом доме – когда миссис Роджерс заболела ангиной. И тогда ее сын хвастался доктору своими ядами, в том числе стрихнином.

– Нет, это просто уму непостижимо! – воскликнул доктор. – Неужели Гордон причастен к этому? Парня исключили из колледжа из-за небезопасных опытов и проблем с психикой. Может, теперь у него совсем поехала крыша, и он решил испробовать свои порошки на бедняжке?

В этот момент сирена известила о прибытии полиции. Молодой и неопытный констебль Кирсби боязливо поздоровался с доктором, как будто сам чувствовал себя виновным в случившемся.

В двух словах доктор Бредли рассказал полицейскому о том, как умерла девушка, и вдвоем они поднялись в спальню, где лежало тело.

– Так-так, – пробормотал констебль и, не зная, что еще сказать, принялся перебирать вещи на прикроватной тумбочке. Случайно он столкнул пустой стакан, и тот со звоном упал на пол.

– О, простите, – констебль густо покраснел, но доктор, казалось, даже не заметил этого. Наклонившись за стаканом, он увидел и достал из-под кровати маленькую дамскую сумочку, которая, видимо, принадлежала миссис Смит, так как подходила по цвету к ее вечернему платью, висевшему на стуле рядом с кроватью.

Рассмотрев содержимое сумочки, доктор передал ее констеблю, а тот, едва заглянув внутрь, положил ее на кровать рядом с трупом.

– Как вы думаете, констебль, почему сумочка валялась на полу? Все вещи аккуратно сложены, туфли стоят ровно-ровно, по всему видно, что девушка отличалась аккуратностью.

Кирсби пожал плечами.

– Может, она упала случайно? Или кто-то ее уронил?

– Вот именно! Но кто?

– Тот, кто обнаружил тело, – предположил полицейский.

– Ну конечно! – доктор хлопнул себя по лбу и тут же скомандовал: – Идемте!

Спустившись, мужчины обнаружили миссис Роджерс и ее сына на кухне. На Гордона больно было смотреть. Казалось, он переживает случившееся больше, чем кто-либо. Его мать выглядела сурово и трагично, а при виде полицейского и доктора совсем упала духом.

4
{"b":"637263","o":1}