ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Где скрывается правда
Не ищи меня
Играй в меня, или Порочная расплата
1000 удивительных и невероятных фактов, которых вы не знали
Глиняный мост
Калибр имеет значение?
В самой глубине
Джейн Сеймур. Королева во власти призраков
Статус: бывшая

========== Глава 1 ==========

Алекс возился с велосипедом у гаража. Не то чтобы в этом была особая необходимость, но его успокаивала работа с металлом и простой механикой. После учебной недели, заполненной тестами, в успокоении он нуждался. Конечно, всегда можно было бы пойти к… родителям — мысленно он привык называть их так, хотя вслух не решался, — но Алекс все еще не мог привыкнуть к тому, что с какими-то своими проблемами он может обратиться к взрослым.

У ворот заскулил Кай. Алекс поднял голову, потер лоб, оставив на нем жирную полосу графитовой смазки. Отложил инструменты, выпрямился, подошел к калитке, спросил собаку:

— Что случилось? Тебя выпустить?

Кай царапнул лапой воротный столб, покосился на Алекса и заскулил еще громче. Алекс пожал плечами, открыл калитку, огляделся, обернулся на дом и закричал:

— Грен! Иди скорее сюда!

Она не могла говорить, только всхлипывала и икала, размазывая по опухшему разбитому лицу кровь и сопли. Не могла сама идти — не осталось сил, а ступни превратились в сплошную рану. Кай обнюхал ее с ног до головы, Киану устроился рядом, громко мурча.

— Закончи с велосипедом, — сказал Алексу Грен. — Не оставляй его разобранным на ночь.

— Откачу в гараж и завтра доделаю, — пообещал Алекс. — Тикки, кто она? Откуда?

Туу-Тикки пожала плечами. Кто их гостья, откуда, даже сколько ей лет, Тикки представляла не больше Алекса. Босая, избитая, в изодранных — и явно не ради моды — джинсах, в синтетической трикотажной рубашке винтажного кроя, она явно пришла Дорогой, но откуда и почему?

— Выпей воды, — сказала гостье Туу-Тикки и протянула стакан.

Та вцепилась в него и принялась пить. Алекс смотрел, как в воде расходятся красноватые струйки.

— Спасибо, — пробормотала гостья.

Алекс не понял ее, но поняли Грен и Туу-Тикки. Они переглянулись.

— Еще? — спросила Туу-Тикки.

Гостья кивнула. Духи принесли еще воды и аптечку. Туу-Тикки сказала:

— Меня зовут Туу-Тикки, это мой муж Грен и наш сын Алекс. Сейчас я обработаю твои раны. Но сначала выпей это, — она протянула гостье таблетку обезболивающего. — Кто тебя так избил? Это же не автокатастрофа, верно?

— Папа, — пробормотала гостья. — Я убежала.

Грен скрипнул зубами. Алекс не понял ни слова. Туу-Тикки принялась осторожными движениями стирать кровь с лица гостьи, потом смазала сильно пахнущей травой мазью ее синяки и ссадины. Грен тем временем гладил гостью по спутанным русым волосам. Она хотела что-то сказать, но Грен остановил ее:

— Помолчи пока. Тебе же больно.

Гостья всхлипнула, потерла глаза. Грен заметил, что ногти у нее обгрызены до мяса.

Закончив с лицом — ушибом переносицы и разбитыми губами — Туу-Тикки занялась ступнями. Обмыла их обеззараживающей жидкостью, пинцетом выбрала из ранок камешки и занозы, прошлась раствором Живой Жизни и наложила бинты.

— Как тебя зовут? — спросила Туу-Тикки, глядя на гостью снизу вверх.

— Тая. Таисия Калинько. Мне четырнадцать лет в сентябре, через два месяца.

— Тая, — повторил Грен. — Ты голодная?

Девочка отрицательно помотала головой.

— Ты представляешь, где ты оказалась и как? — спросила Туу-Тикки.

Тая снова качнула головой.

— Хорошо, — кивнул Грен. — Сейчас я отнесу тебя наверх, в свободную комнату.

— А я принесу книжку, — пообещала Туу-Тикки.

Алекс посмотрел на нее с недоумением. Пусть он и не понимал языка, на котором говорила гостья, но Туу-Тикки-то он понимал, и не думал, что книжка будет уместна. Вот врач и обезболивающее — да. Однако Грен с женой не спорил. Он поднял напрягшуюся в его руках девочку и отнес наверх. Туу-Тикки заглянула в свой кабинет и тоже ушла на второй этаж. Алекс пожал плечами и плюхнулся на диван, погладил Киану. Он уже привык к гостям — усталым, побитым, полуживым или полумертвым. Эта гостья была не первая и не последняя.

Когда-то в этой комнате жила Плюшевая Кошка. Кошка давно переехала в свой домик, но обстановку в комнате не меняли. Почему Грен выбрал именно эту комнату, Туу-Тикки спрашивать не стала. Все остальные «женские» спальни были дальше от «женской» ванной, а ходить Тая пока не могла. Грен опустил ее на застеленную кровать, велел духам принести воду, стакан и фрукты и вышел, столкнувшись в дверях с женой.

Туу-Тикки постояла у кровати, на которой неловко устраивалась Тая, протянула ей книгу.

— Это на случай, если захочешь почитать. Бра над кроватью включается цепочкой. Ванная комната и туалет — первая дверь налево, как выйдешь из комнаты. В шкафу есть пижама, ночная рубашка, кое-какое белье и чистая одежда. Ноги твои заживут к утру, и ссадины заживут.

Тая, близоруко щуря незаплывший правый глаз, оглядела комнату — кровать, на которой лежала, бревенчатые стены, потолок и темные балки, огромное окно, цветы на нем, комод и пустые стеллажи, стол у окна, мягкий компьютерный стул, перевела взгляд на книгу, которую Туу-Тикки положила на кровать.

— Мне придется вернуться? — спросила Тая. Голос ее звучал спокойно, но из глаз покатились слезы.

Ее начало трясти крупной дрожью, так, что зубы застучали. И поза, странная изломанная и напряженная поза, была как у раненного зверька, которых хочет убежать и одновременно замирает в неподвижности, чтобы его не заметили.

Туу-Тикки села рядом с девочкой, взяла ее за руку, погладила.

— Тебе не надо будет возвращаться, — сказала она. — Если ты не хочешь — совершенно не надо. Побыть с тобой или ты хочешь остаться одна?

Тая не верила Туу-Тикки, это Туу-Тикки ощущала четко. Похоже, она вообще не верила взрослым. Но слишком боялась, чтобы что-то сказать. Туу-Тикки отпустила ее руку и встала.

— Отдыхай. Я буду внизу. Если что-то понадобится, просто скажи об этом вслух. Тебя услышат.

Тая напряженно кивнула, и Туу-Тикки вышла, плотно прикрыв за собой дверь. Тая облегченно вздохнула, облизнула разбитые губы и принялась рассматривать книгу. Ольга Громыко. «Профессия: ведьма». Тая дернула цепочку над кроватью, зажигая свет, и открыла книгу. «СТАРМИНСКАЯ ШКОЛА ЧАРОДЕЕВ, ПИФИЙ И ТРАВНИЦ. ФАКУЛЬТЕТ ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ И ПРАКТИЧЕСКОЙ МАГИИ. КАФЕДРА МАГОВ-ПРАКТИКОВ.

Часть первая

Социальный уклад, быт и нравы вампирьей общины».

Туу-Тикки заглянула в комнату к Тае еще раз ближе к полуночи. Вынула из рук спящей девочки раскрытую книгу, укрыла Таю одеялом и погасила свет.

========== Глава 2 ==========

Туу-Тикки постучалась в дверь. Не дождавшись ответа, постучалась снова. Духи донесли ей, что Тая уже проснулась.

— Кто там? — раздался неуверенный сонный голос.

— Это Туу-Тикки. Можно войти?

— Да.

Туу-Тикки вошла. Тая лежала на кровати, все еще в своей вчерашней одежде, и зевала. Туу-Тикки заметила, что у девочки не хватает пары верхних передних зубов.

— Добрый день, — Туу-Тикки села в компьютерное кресло. — Как спалось?

— Хорошо. А который час? Почему вы меня не разбудили?

— Тебе надо было как следует отдохнуть. Сейчас половина первого. Тебе что-нибудь снилось?

Тая задумалась.

— Не помню, — призналась она. — Я вчера съела все фрукты, это ничего? Я не знала, куда выкинуть мусор.

Туу-Тикки посмотрела на блюдо со шкурками от бананов и цитрусовых. Сейчас выбор фруктов был невелик — не сезон. Только бананы, апельсины и мандарины.

— Духи выкинут, — сказала она. — Не беспокойся. Давай я провожу тебя в ванную, объясню, что и где, а потом ты позавтракаешь и расскажешь, что с тобой случилось. А я расскажу, где ты оказалась.

Тая кивнула и принялась выбираться из-под одеяла.

— Ноги не болят? — спросила ее Туу-Тикки.

— Мышцы. Все тело болит. Я долго бежала, я не знаю, сколько.

— А ступни?

Тая посмотрела на сбившиеся повязки. Туу-Тикки пересела на край кровати и принялась разматывать бинты. Ступни девочки зажили совсем, остались только свежие яркие шрамы. Но и они пройдут к вечеру.

1
{"b":"637337","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Обрести любовь демона
Братья Карамазовы
Счастливые истории
Тело-лекарь. Книга-тренажер для оздоровления без лекарств
Авантюра
Крушение небес
Кайноzой
Аколит
Энциклопедия русской кухни