ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Часть первая

Порочный круг или чёрная полоса невезений

«Жизнь – рулетка со сложными правилами игры. Никто их не понимает, но играют все, правда с разной степенью азарта»

Владимир Бирашевич (Falcon)

Глава 1

Видения в полнолуние

Эта ночь положила начало всем произошедшим далее событиям.

Закрыв глаза и лишь начиная приближаться к таинству сновидений, Семён Семёнович Грач тут же увидел в своих грёзах тревожащие душу и сон кошмары.

Огромная пустыня предстала перед ним. Кругом ни души – только песок да кое-где виднеются поросшие острыми иглами кустарники. Давящая тишина и пустота. Посреди всего этого Семен Семенович видел себя – одинокого и растерянного, неведомо как попавшего сюда. Кругом не было дорог и не было выхода.

Внезапно за спиной послышался тихий шорох. С каждой секундой доносившийся звук усиливался, словно что-то приближалось. Волна тревоги нахлынула на Грача, заставив обернуться, и в тоже мгновение дикий испуг раскаленной стрелой пронзил его тело.

Огромное, пожирающее все на своём пути чудовище мчалось в его направлении. Своим обликом это существо, возникшее ниоткуда, напоминало древних мифических грифов с туловищем льва и головой орла. Свалявшаяся шерсть покрывала тело, мощные лапы оставляли глубокие провалы в песке. Хищные орлиные глаза рыскали повсюду в поисках добычи. Не находя желаемого, чудовище запрокидывало вверх голову, отчего казалось еще огромнее, и издавало хриплое рычание.

Страх и ужас от увиденного, словно цепями, сковали тело Грача. Он попытался бежать, чтобы укрыться от жаждущих жертвы глаз злобного существа. Ноги отказывались слушаться и подчинять ему. С великим трудом он сделал шаг, другой. Ноги передвигались медленно, а туловище Семена Семеновича стремилось вперед. Из-за этого он, не удержавшись на ногах, упал лицом в песок. Приподняв голову и повернув ее назад, Грач увидел, что кровожадное существо заметило его и с каждой секундой приближается. От вида желаемой добычи из пасти чудовища потекли огненные слюни. Шаг за шагом искры огня, подобно каплям дождя, покрывали пустыню.

И вот уже, словно огненная лава плыла по земле. В эти мгновенья казалось, будто огонь застилает небо, грозя поглотить все, что было создано Творцом. Воздух становился невыносимо душным. А над всей огромной пустыней царствовали дикое победное рычание и ужас перед надвигающейся гибелью.

Тут в голове Грача мимолетно пронеслись пугающие строки из Библии, словно невидимый дух нашептывал ему:

«Видел я в видении коней и на них всадников, которые имели на себе брони огненные, головы у коней – как головы у львов, и изо рта их выходил огонь, дым и сера.

От этих трех язв, от огня, дыма и серы, выходившей изо рта их, умерла третья часть людей; ибо сила коней заключается во рту их и в хвостах их; а хвосты их были подобно змеям и имели головы и ими они вредили».

А тем временем сновидение продолжалось. Грач видел себя беспомощно лежащим на земле, съежившимся от страха и ужаса. И вот уже огненное чудовище совсем близко, чувствуется его жар и хриплое дыхание. Несколько огненных капель упали на одежду, языки пламени начали охватывать тело, а из-за дыма становилось трудно дышать.

Задыхаясь, весь в огне, Семен Семенович приближался к последнему мгновению жизни – смерть смотрела ему в лицо. И тут … резкое пробуждение. Открыв глаза, он еще несколько минут лежал. Тяжело дыша и боясь шевельнуться, он в ужасе всматриваясь во тьму комнаты. Но вскоре, ощутив реальность, позволил себе облегченно вздохнуть. Постепенно его мысли начали вставать на прежнее место и течь дальше спокойным и ровным потоком.

С момента засыпания прошло не более десяти минут и Грач, повернувшись на другой бок, собрался продолжить ночной отдых. Но едва он задремал – все началось заново: то же чудовище, тот же страх и всепожирающий огонь предстали пред ним. Сон, словно пьеса, повторялся заново – шаг за шагом проигрывая виденное. Последние минуты, последние страхи, ощущения ужаса и беспомощности – и снова неведомый голос зазвучал в ушах, во всем его теле пророческим напутствием, вещая о грозящей опасности. Вновь строки Библии пронеслись в голове:

«И из дыма вышла саранча на землю, и дана была ей власть, какую имеют земные скорпионы. И сказано было ей, чтобы не делала вреда траве земной и никакой зелени, и никакому дереву, а только одним людям».

Когда же в сновидении наступил момент, где дым и пламя охватили его – Семен Семенович проснулся.

«Что за чертовщина? – произнес он вслух, вытирая со лба пот. – Дважды один и тот же кошмар приснился».

Посетовав на неудачные попытки крепко заснуть, он уставился в черный ночной потолок, изредка переводя взор на мрачные тени от мебели. Через некоторое время веки стали свинцово тяжелыми и, закрыв, их он вскоре заснул.

Все повторилось заново. И когда в третий раз Грач очнулся от преследовавшего кошмара, то немедля вскочил с постели и направился к окну. Распахнув оконные рамы, он вдохнул в себя поток свежего воздуха. Ночная благодать пришлась кстати: освежив мысли и тело, она принесла с собой успокоение и наслаждение. Сильные эмоции притупились, напряженные мышцы расслабились.

На улице стоял июль. В эту ночь как-то по-особому светила луна – была на удивление огромной и яркой. Царило полнолуние, вызывая у кого восхищение, а у кого панику перед суеверными предчувствиями.

Клены под окном тихо шуршали листьями. Легкий ветерок, пробегая по ним, изредка усиливал шелест или же затихал, а вместе с ним смолкали и листья. Эти звуки создавали ощущение, что слышишь чье-то тихое перешептывание.

Всюду по земле простирались ночные тени от деревьев. В уединённых местах они казались более темными и таинственными, словно скрывающими что-то от случайных взглядов.

«Ну и духота, как перед грозой парит, – глядя в окно, размышлял Грач, – а небо чистое, звездное. Быть может, ночная духота и навеяла на меня сон с огненным чудовищем? Нет, так больше продолжаться не может, сейчас же иду за раскладушкой и устраиваюсь на балконе».

Перед тем, как пойти за раскладушкой, Грач еще несколько минут любовался видом из окна. Затем он решил выкурить на сон грядущий сигарету, а уж тогда идти за раскладушкой в прихожую. Семен Семенович потянулся к висевшей рядом на спинке стула рубашке, извлек из кармана желаемый предмет и поднес к нему зажигалку. Сигарета вспыхнула, разгорелась, а через долю секунды потухла.

– Что за ерунда в эту ночь происходит! – посетовал Грач и снова прикурил.

Возвратившись заново к жизни, сигарета подымила еще полминуты и вновь потухла.

– Вспоминает, что ль, кто обо мне? Прям чертовщина какая-то. Но кому я нужен в этот час? – произнес он с горечью, кладя так и не выкуренную сигарету в пепельницу, – А может, это знак к чему или повод наконец-таки бросить курить? – суеверно заключил он уже по дороге в прихожую.

Через полчаса Семен Семенович засыпал на балконе. И как только приятная дымка сна начала обволакивать все его блаженное тело, а в подсознании быстро побежали первые картинки сновидений, на сей раз приятные и спокойные, внезапно, начавшийся сон, в очередной раз прервался. Как показалось Грачу, причиной этому было что-то вроде вспышки молнии. Открыв глаза, он увидел все ту же картину ночи и ничего не предвещавшее грозы. Но теперь о сне и речи быть не могло – он окончательно прерван и глаза не хотели закрываться.

Грач уставился на небо. Яркие звезды манили и приковывали взгляд. Картины призрачных созвездий вырисовывались над ним, скрывая в себе множество тайн и загадок.

В голову Семена Семеновича нахлынули разные мысли, переживания, связанные с давно ушедшими в прошлое событиями. Вспомнился недавний скандал с начальником, повлекший непродолжительную натянутость в отношениях, небольшую обиду и удушающее чувство обязанности и раболепского подчинения. Всплыла перед глазами последняя ссора с женой, нелепая и безрассудная. После той ссоры, забрав вещи, жена ушла жить к своей матери, оставив дом Семена Семеновича в сиротстве и пустоте. Истинной причины скандала он уже не помнит, только чувствует одиночество и где-то запрятавшееся в груди угрызение совести. А как хорошо они проводили когда-то вместе отпуск, отправляясь в дальние походы, покоряя горные вершины. Эти приятные сердцу воспоминания были окутаны пеленой далеких, ушедших в прошлое дней их совместно прожитой жизни.

1
{"b":"638230","o":1}