ЛитМир - Электронная Библиотека

– То, что движки вскипают в пустыне, это вполне закономерное явление, тебе не кажется?

Кирилл лишь продолжил нарезать круги и материться.

– Еще шестьдесят шесть кругов нарежешь, Ки, и боги смилостивятся над нами и охладят мотор, – вставил Артем, стоявший на крыше машины и изучающий окрестности в бинокль.

В ответ Ки лишь огрызнулся.

– Не охладят, – безрадостно констатировал Натан. – По ходу, не только перегрелся мотор, но ещё и патрубки песком забило. Да что там патрубки, весь радиатор в песке. Мотор нам уже не завести.

Кирилл, взяв себя в руки, сел на задний бампер и, выдохнув, спокойно произнес:

– В пустыне ночевать нельзя. Опасно. Берем снарягу и идём пешком до крепости.

Артём развернул карту и прикинул маршрут:

– Десять километров, товарищ младший сержант, считай классический марш-бросок с полной выкладкой, – Артём провёл руками по лицу жестом бессилия. – Да чтоб мне стоя обосраться! Ещё и эти чёртовы огнемёты мы зачем-то взяли. Вот, Натан, скажи мне, почему я не отговорил тебя их тащить с собой?

Кирилл вытащил из багги всё снаряжение, после чего все трое стали отталкивать машину на обочину. Припрятав багги за небольшим холмом, они накрыли его камуфляжным брезентом и, взвалив снаряжение на свои плечи, пошли в горы в сторону крепости под названием Слёзы Бога.

Дорога заняла времени больше, чем они предполагали. Идти в гору с тридцатью килограммами снаряжения за спиной было делом нелёгким. Привал приходилось делать несколько раз. Троица зашла в ущелье, которое вело к древней крепости, уже на закате. Солнце наполовину опустилось за горизонт, когда Кирилл увидел огни вдалеке и смог различить крепостные стены.

Глава III

Лучшая память всегда та, которая хорошо помнит, что и когда нужно вовремя забывать.

1

– Вставай! А ну вставай, чёртов засранец! – прокричал Винсент прямо над ухом мирно спящего Джона.

– А? Что? Я не сплю! – резким движением Джон соскочил с кучи мешков с песком, предназначенных для тушения пожара. – Да пошёл ты, Винс.

– Как ты ещё жив-то, понять не могу, спишь день и ночь, – с улыбкой возмутился Винсент.

– Иди ты к чёрту. Сплю в положенное время, – огрызнулся Джон.

– Ладно тебе, успокойся. Но всё равно, поднимай свой зад, нам через полчаса на стену заступать, – Винс всё ещё посмеивался от того, как он разбудил Джона.

– И без тебя знаю, друг мой. Мои внутренние часы отлично работают.

Джон, или, как его звали друзья, «Снежок», уже три года жил в крепости, хотя стен, как таковых, почти не было. Она находилась в самом конце ущелья, в глубине горы. Центральная башня из белого камня возвышалась над ущельем и давала обзор до горизонта. Башню окружали невысокие трёхэтажные постройки, примыкающие к стенам ущелья. Крепостная стена на входе была выложена из гранита. В центре её возвышалась небольшая четырехугольная башня с откидным мостом. Вдоль крепостной стены почти вплотную проходила горная река.

Слёзы Бога. Так называли эту крепость. Каждый мог бы подумать, что это метафора, но, стоило услышать рёв и увидеть сам водопад, всё вставало на свои места. Он брал свое начало с края ущелья. С двадцатиметровой высоты он падал на дно, формируя маленькое озеро. От озера отходил рукав, по которому вода, с характерным для горной реки звуком, проносилась мимо крепостной стены и, врезаясь в левый край ущелья, уходила куда-то в глубь горы. Природа создала водопад, а люди проложили русло и построили за ним стену. Эту крепость называли так не из-за водопада, который обрушивался с одного края ущелья и устремлялся к другому, а за уникальный климат. Солнце вставало прямо над ущельем, и его лучи падали на озеро, формируемое водопадом. Испарения поднимались над крепостью и окутывали всю шестидесятиметровую башню, погружая её в туман. К вечеру над башней скапливались тучи и начинался дождь. Вместе с дождём приходил ветер из пустыни. Когда ветер завывал среди камней ущелья, казалось, что кто-то кричит, а во время грозы раскатам грома всегда предшествовали удары молнии. Такое происходило редко, но когда гром сливался в ущелье с голосом ветра, то можно было услышать чей-то плач. Еще с шестнадцатого века люди верили, что так плачут боги.

2

Около трёх лет назад бойцы спецотряда «Свирепые» проводили осмотр территории в паре десятков километров от колонии. Эта внеплановая разведка была вызвана тревожным сигналом – неподалёку от Слёз Бога была замечена систематическая активность опустошителей, и, как следствие, было решено сделать вылазку и проверить, что намечается. Небольшой отряд в составе трёх человек должен был провести осмотр местности, разведку и сбор информации, не вступая в прямой контакт с заражёнными.

– Парни, уже третью неделю опустошителей замечают неподалеку от Слёз. Поначалу мы думали, что это просто совпадение. Но недавно мы заметили одну закономерность. Они появляются на каждый второй и пятый день после шести вечера. И, самое главное, люди клянутся, что это одни и те же твари. Дабы успокоить местных и себя, нам надо провести небольшую разведку. Мы с вами знаем, что в двадцати трёх километрах отсюда есть небольшое брошенное поселение, которое, по последним данным, было зачищено ещё пару лет назад, но чем чёрт ни шутит, надо посмотреть, есть там враг или нет. Всего-навсего надо максимально приблизиться к объекту, провести осмотр на предмет их присутствия и, получив всю необходимую информацию, вернуться. Никакого контакта, – командир объяснил задачу своему отряду из двадцати пяти человек, базирующемуся в крепости. Майор Максимилиан Коган уже редко руководил какими-либо операциями, но в тот раз он решил тряхнуть стариной, стараясь отвлечься от своих мыслей. – Итак, есть волонтёры? Может кому-то из вас последнее время стало не хватать приключений на задницу?

– Я в деле, задание-то плёвое – сказал Рэнди, долговязый парень лет двадцати семи. Он всегда был сорвиголовой. С самого выпуска после курса «молодого мясника» он рвался в бой, крушил и уничтожал немёртвых. В пылу битвы его порой обуревала такая ярость, что его даже сравнивали с опустошителями – столь беспощаден и смертоносен он был.

– Хорошо, только, Рэнди, давай без глупостей, это просто разведзадание. Не стоит лезть на рожон.

– Окей, окей. Не волнуйтесь, майор, всё будет по высшему разряду, – кроме Рэнди, никто больше в бой не рвался.

– Это всё? – ответом Максу была тишина: все хотели отлежаться. Каждому из них редко удавалось побывать в таком сказочном месте, как это. Да, апокалипсис. Да, они, по сути, единственные хранители спокойствия в этом месте. Но все хотели просто расслабиться и поглазеть на местные живописные пейзажи.

– Ну ладно, в таком случае, Рэнди, с тобой пойду я и Майк. Выходим завтра в девять утра. А на сегодня всё, расходимся.

Люди начали расходиться с чувством облегчения, лишь Майк ушёл с грустной миной на лице. А Рэнди, подождав, пока все уйдут, решил ещё раз поговорить с майором.

– Босс, вы из-за меня решили идти?

– Ну да. Ты парень горячий, а я хочу посмотреть, как ты поведёшь себя в тихой обстановке. Покажешь мне лично, что тебя можно посылать не только в мясорубку, но и в разведку, и я перестану тебя опекать. Ну, а вообще, это не единственная причина, – ответил он, прищурив глаз и изобразив некое подобие ухмылки.

– И какая же тут ещё причина?

– Да, Рэн, ты, конечно, парень хороший, но, видимо, туповатый. Кроме тебя, никто не захотел идти на нудное задание, а я командир, я должен подавать пример и вести вперед своих людей, иначе их боевой дух упадёт.

3

Он очнулся на рассвете посреди деревни. Голова гудела. Руки и ноги ныли, как будто после долгой изнуряющей тренировки. Первая мысль, точнее даже не мысль, а порыв, первобытный инстинкт, заставил его встать и искать воду. Ощущение было, что он не пил со дня своего рождения. Он побрел от одного полуразрушенного дома к другому. Вокруг были какие-то силуэты, которые он не замечал, лица, на которые он не обращал внимания. Возле четвертого или пятого дома, разрушенного каким-то взрывом, он нашёл небольшую лужу, из которой попил, и снова провалился в забытье.

19
{"b":"638778","o":1}