ЛитМир - Электронная Библиотека

Второй раз он пришёл в себя глубокой ночью. Голова болела не меньше, однако он уже чувствовал, что может связно мыслить.

– Что это за место, чёрт возьми? Что со мной случилось? Почему я ничего не помню? – он обхватил голову руками и пару раз качнулся вперёд-назад, пытаясь прийти в себя.

С каждым шагом боль в его голове отдавалась ударами, как по наковальне. Он шёл от дома к дому, потихоньку осознавая, что он уже приходил в себя до этого и тогда он видел силуэты людей. На этот же раз улицы были пусты. Домов в деревне было немного. Он насчитал пятнадцать штук и ещё три, от которых остался лишь фундамент. Он обходил дом за домом, но, кроме старой мебели и костей, в них ничего не было. Наконец он добрёл до двухэтажного дома, который на первый взгляд выглядел лучше, чем остальные, но внутри обстановка была ненамного лучше. В одной из комнат он нашёл пару трупов, один из них был ещё ребенком; постояв перед ним пару секунд, он побрел дальше.

С каждым шагом он становился всё слабее. Ничего интересного, кроме пары мумий на первом этаже, он так и не нашёл, а силы покидали его со скоростью сверхзвукового самолёта. Еле передвигая ноги, он поднялся на второй этаж, где наконец нашёл хоть что-то стоящее. Отодвинутый шкаф открывал проход вниз.

– Если там я ничего не найду, то я, скорее всего, снова отключусь и вряд ли уже приду в себя. Неизвестно, сколько я провалялся без сознания. Это, может быть, мой единственный шанс.

4

– Что же тут, чёрт возьми, происходит? – он сокрушался, сидя на втором уровне подвала старого заброшенного дома. Он очнулся посреди полуразрушенной деревни, не помня ни единого кадра из своей жизни. Людей за это время он так и не встретил, зато встретил странных существ, которые были очень похожи на людей, не считая пары серьезных исключений. Они разлагались, и единственными звуками, которые они могли издавать, были мычание и рык.

– Ну, допустим, допустим, это немёртвые, тогда почему они меня не убили, ведь я лежал на открытом пространстве, и чёрт его знает сколько времени. Хотя, с другой стороны, может я один из них? Плюс открытой агрессии с их стороны за это время так и не было. Бред. Всё это какой-то бред. Я так сойду с ума, если уже не сошёл.

Ему больше ничего не оставалось, кроме как сидеть и размышлять. Еды в найденном подвале было достаточно. Тушёнка, вяленое мясо, рыба, консервированные бобы, остатки сухофруктов, крупы, запас горючего и небольшой бензиновый генератор. Источник воды был этажом выше, в колодце. Всем этим добром люди не успели воспользоваться по причине каких-то обстоятельств, чему он был несказанно рад. День за днём он пытался вспомнить или понять хоть что-нибудь. Но раз за разом у него ничего не получалось, а лишь начинала болеть голова.

Большинство немёртвых выглядели одинаковыми, но некоторые из них сильно отличались и казались разумными. Хотя он сторонился тварей, стараясь не попадаться им на глаза, время от времени он замечал, что их количество увеличивается. Он это чувствовал, ощущал их присутствие, как будто шестым чувством. Что это было, понять он не мог, но ощущал в полной мере. Порой, когда он выходил рано утром на второй этаж дома с чашкой кофе в руках посмотреть на окрестности, то видел, как небольшие их группы двигались на запад.

5

В пять тридцать утра отряд в составе трёх человек выдвинулся в сторону старой заброшенной деревушки без названия, которая была очищена огнём и мечом уже давным-давно, но в которую время от времени приходили немёртвые, чтобы чем-нибудь поживиться. Хотя чем именно она их так привлекала, никто не мог понять. Большую часть пути отряд преодолел на багги, но последние километры предполагалось пройти пешком, чтобы не привлекать лишнего внимания шумом двигателей.

– Майк, тормози! Отсюда на своих, – прокричал Максим, перекрывая шум моторов двух багги – своего и Майка. Рэнди всегда плохо водил, поэтому своего багги ему не досталось. – Бинокли, ножи и пистолеты с глушителями. Всё делаем тихо. В контакт не вступаем, только при крайней необходимости.

До деревни оставалось около пяти километров. Вокруг была лишь песчаная равнина. Кое-где намело небольшие барханы, но они были достаточно низкими, чтобы не мешать обзору. Всё было видно как на ладони, особенно в такой солнечный, ясный день. Задачу упрощал ещё тот факт, что в паре сотен метров от основного скопления лачуг стоял двухэтажный дом, принадлежащий, по всей видимости, какому-то местному богатею ещё в мирные времена. Отряд двинулся как раз к нему.

– Проверяем двор вокруг дома, если всё чисто, проходим внутрь, поднимаемся на второй этаж и оттуда проводим детальный осмотр всей территории, – сухим командным голосом сказал Макс.

На первый взгляд, дом и вся территория вокруг выглядели спокойно. Максим с Майком начали осматривать первый этаж, Рэнди отправился на второй. Дом выглядел безнадежно. Разбитая мебель, облезшие обои и штукатурка. Следы крови на стенах и пара давным-давно разложившихся трупов довершали картину.

– Хоть в немёртвых не превратились, – сказал со вздохом Майк, глядя на скелеты.

– Ты давно стал такой неженкой? – Макс толкнул в плечо Майка, проходя мимо.

– Парни, айда ко мне, тут есть кое-что интересное, – прокричал Рэнди со второго этажа.

На втором этаже за шкафом был проход с лестницей, ведущий куда-то вниз. Шкаф не был задвинут до конца, и были видны следы недавнего присутствия людей, или того, что от них осталось.

– О, сколько нам открытий чудных готовит просвещенья дух…

– Мать твою, Майк, ты где-то томик Пушкина откопал, что ли? Ты последнее время совсем разнежился. Неужели всему виной та голубоглазая официанточка из бара? – Макс подшутил над Майком, что вызвало нелепое гоготание Рэнди. Задание явно шло Когану на пользу, он был в отличном расположении духа. – Заканчивай с этой байдой, у нас тут серьезные дела. Надо проверить, что там внизу.

– Или кто там внизу, – сказал Рэнди. В отряде Свирепых никогда не было жёсткой дисциплины. При посторонних они всегда вели себя как элитный отряд. Но в своих кругах они всегда общались панибратски. Именно это, как сам Коган и считал, и делало его детище самым эффективным отрядом.

– Именно, идём тихо, осторожно. Голову не теряем, Рэнди к тебе относится, – напомнил Макс вчерашний разговор.

– Холодная голова, горячее сердце, быстрые руки. Всё при мне, – улыбнулся Рэнди в ответ, встав по стойке смирно.

Втроём они отодвинули шкаф так, чтобы человек мог пройти в проход, и лучи утреннего солнца, падающие из окна, осветили открывшийся проём и узкую винтовую лестницу, ведущую куда-то вниз. В нос ударил резкий, затхлый, сыроватый запах, что было очень плохим сигналом. Как раз в таких условиях чаще всего и обитали немёртвые.

Один за другим отряд начал спускаться по узкой лестнице. Свет попадал лишь на верхний пролёт, поэтому Максимилиану пришлось включить небольшой нагрудный фонарь. Света он давал совсем немного, но его было в самый раз, чтобы разглядеть, куда идёшь, и не привлекать при этом лишнего внимания. Спустившись примерно на два пролёта, они обнаружили проход, но лестница уходила ещё дальше вниз. Проход вёл в небольшое помещение, в конце которого находился старинный колодец.

– Отсюда, видимо, раньше брали воду, потому тут так сыро, – заметил Майк.

– Тут ещё один проход, дальше, правда, он заварен. Видимо, кто-то перекрывал пути к отступлению, – Рэнди говорил шепотом. Он провел рукой по сварке, и ответом ему был тихий потусторонний хрип. – Не нравится мне это место, – добавил он, и сердце его начало учащенно биться в предчувствии сражения.

– Дальше прохода нет, надо проверить, что там внизу. Только тихо и очень осторожно. Видимо, мы всё-таки тут не одни, – Макс снова первым подошёл к лестнице и начал спуск.

Чем ниже они спускались, тем суше становился воздух. Наконец, добравшись до дна, они услышали низкий звук, как будто бы где-то гудел генератор. Пройдя пару метров по коридору, они обнаружили подтверждение своим догадкам. За поворотом они увидели старую, проржавевшую, но всё ещё крепкую железную дверь, открывающуюся наружу: первый признак защиты от немёртвых. Эти тупые существа не могли догадаться, что дверь необходимо тянуть на себя, и просто безрезультатно бились в неё. Из-под двери шёл мягкий желтоватый свет электрической лампы и тихий, еле различимый гул генератора. Знаком руки Макс показал, что надо вернуться немного назад и обсудить ситуацию.

20
{"b":"638778","o":1}