ЛитМир - Электронная Библиотека

Услышав эту фамилию, сержант вытянулся по стойке смирно и запоздало отдал честь. Макс даже не обратил на него внимания. Он просто плюхнулся на мягкие мешки в центре платформы и закрыл глаза.

– Извините, сэр, не узнал вас, – стал оправдываться сержант.

– Ничего, – ответил вместо Когана Гай. – Он не злопамятный, наоборот! Ты теперь у него будешь на особом счету. И потом: где ты еще сможешь похвастаться тем, что помог самому, – он вскинул палец вверх, – майору Когану?

– Конечно, сэр, рад помочь! – прокричал сержант в ответ, как будто пытаясь докричаться до Макса; в ответ тот лишь вскинул вверх руку с оттопыренным большим пальцем. Сержант чуть не просиял от счастья.

– Ну ладно, бывай, – Гай залез на платформу и сел рядом с Коганом. – Через два дня увидимся!

Сержант дал команду, и платформа медленно поехала вверх. Груз на платформе был не тяжелым, поэтому она поднималась быстро и легко, иногда позвякивая механизмами и щелкая замками.

– Хорошо, – протянул Гай и развалился на мягких тюфяках. – Пять – шесть минут, и мы наверху. Знаешь, при всём при том, каким ты стал, тебя всё ещё считают легендой.

– Отвали, – сухо пробубнил Макс.

– Нет, я серьезно, – продолжил Гай. – Ты видел, как на тебя этот солдат смотрел, а ведь он не намного старше твоего паренька. Для этого поколения ты легенда, Макс.

– Все! Достаточно! Я и так себя чувствую виноватым, а ты еще и масла в огонь подливаешь.

– Что-что!? – удивился Гай и приподнялся на локтях. – Майор разведки Максимилиан Коган, по кличке «Потрошитель», легендарный основатель отряда «Свирепые», чувствует себя виноватым? О-о! Я запомню этот день.

– Иди к черту. Я уже не тот, что был раньше.

– Тут я с тобой согласен, – язвительно произнес Гай. – Ты, старик, стал еще хуже! – друзья переглянулись и рассмеялись.

Платформа начала замедляться. Спустя несколько секунд она остановилась, и офицеры сошли на бетонный пол ангара, вырубленного в скале.

5

Ангар представлял из себя централизованное место прибытия и отбытия любой техники, людей, товаров снабжения и медикаментов. По своей архитектуре он представлял собой гигантскую вырубленную внутри скалы взлетную полосу, по левую и правую сторону от которой стояли все припасы и техника. Ангар был многоярусным. На самом нижнем уровне располагались военные и весь их инвентарь. У тех было право первой очереди на использование шести из восьми грузовых платформ. Выше располагалась медицинская служба, с правом второй очереди. После них шло снабжение. На самых верхних уровнях, где находились гражданские и беженцы, располагалось множество торговых точек, но по сути это был черный рынок, брат-близнец которого находился под землей. Здесь можно было приобрести все, что душе угодно. Единственным минусом было то, что там действовали законы улиц: где-то в переулке могли избить местные бандиты и отнять у все, что есть, но риск того стоил.

– Макс! – окликнул Гай. – Давай порасторопнее! Вот, – Гай протянул ему плащ. – Надевай. Сейчас проскользнем мимо первых двух постов и выберемся на самые верхние уровни.

– Зачем такая конспирация? – удивился Коган, но плащ надел. – Все равно пункт досмотра у всех один.

– Чем на нас меньше будут пялиться, тем лучше. Сам же знаешь, на верхних уровнях часто бывают бойцы из Кланов Пустыни.

– Стоп! – Макс поймал Гая за плечо и остановил. – Зачем нам на верхние уровни?

Гай слегка замялся, осмотрелся и, убедившись, что за ними особо не наблюдают, отвел Макса в сторону:

– Слушай, времени у нас немного, поэтому давай так: ты идешь к пункту досмотра, не особо привлекая внимание, а я делаю свои дела. Успею как раз к отправлению, идет?

– Идет, – пожав плечами, ответил Макс. – У тебя все в порядке?

В ответ Гай похлопал друга по плечу и, улыбнувшись, направился в сторону лестницы, соединяющей уровни. Сделав пару шагов, он обернулся и произнес:

– Информация не достается просто так, старик. Иногда надо и раскошелится, – с этими словами Гай накинул капюшон и влился в толпу военных, которые сновали туда-сюда. Макс пару секунд подумал, но тупая боль пронзила его затылок, и он решил, что сегодня думать – не для него. Подождав, пока мимо проедет грузовик и промарширует колонна солдат, он тоже накинул капюшон и влился в поток людей, движущихся к выходу из Ангара.

Макс старался идти в среднем темпе, не выделяясь из потока. Его внимание привлекла небольшая спортивная площадка с тренажерами и столом для настольного тенниса. Офицеры толпились возле скамьи для жима лежа. Какой-то темнокожий парень на спор брал явно непосильный для него вес, но Когана привлекло не это. Среди тех, кто делал ставки, была его дочь. Стрижка каре на темных волосах, полукругом выбритый затылок, такие же, как и у Когана, заостренные черты лица и хладнокровный взгляд. Она смеялась, подшучивала и подбадривала незадачливого атлета. Макс замедлил шаг, он редко видел ее в хорошем расположении духа, она практически всегда, так же, как и он сам, была мрачна, сурова и дисциплинированна. Последние годы дисциплина не являлась коньком Макса, но все же когда-то он был примером для подражания. И дочь была его копией. Мира бросила язвительную шуточку, и все офицеры тут же разразились смехом. Атлет не выдержал психологического напора и так и не смог выжать штангу. Мира провела рукой по волосам и повернула голову в сторону Когана. Тот быстро отвернулся и вновь слился с толпой.

Макс ускорил шаг. Мысли не давали ему сосредоточиться, а головная боль отвлекала. Не уделив должного внимания потоку людей и окружению, он чуть не столкнулся с хорошо знакомым ему сержантом по кличке Шрам. Когда-то его колонна подорвалась на фугасе вблизи Иерусалима, и осколками ему травмировало правую нижнюю часть лица и шею. Макс успел вовремя взять в сторону и раствориться среди других людей. Шрам лишь на мгновение обернулся, но практически тут же выбросил из головы показавшееся ему знакомым лицо и пошел дальше по своим делам.

Коган выругался сквозь зубы, взял себя в руки, потер указательными пальцами виски и проследовал дальше к пункту досмотра. Приблизившись к первому из них, Макс умудрился проскочить к свободному терминалу и, быстро пройдя досмотр, направился в проходную зону, которая выводила из Ангара через огромные раздвижные ворота на солнечный свет. Макс проследовал мимо бочек с горючим и бросил взгляд на очередь из беженцев, которые пытались пройти таможню и попасть внутрь.

«Увы, – подумал Макс. – Они даже не подозревают о том, что в город пустят лишь единицы».

Остальных, как правило, отправляли на ирригационные поля, каскадами построенные на вершине горы, под которой располагался ангар и сам Инкубатор.

Макс попросил сигарету у одного из механиков, ремонтирующих броневик неподалеку от второго пункта досмотра, и завязал с ним диалог ни о чем. Ему надо было как-то убить время и одновременно ничем не выдать своего присутствия. Разговор с механиком был неплохим выбором, тем более что тот лежал под машиной и слышал лишь голос Когана.

– Да, – протянул механик. – Бывал я в этом баре. Если хочешь хорошей заварушки с пол-оборота, то тебе туда. Дай насадку на тринадцать…ага, спасибо. И девки там отменные, самый сок.

– Согласен, – равнодушно протянул Макс. – Расслабиться сейчас бы не помешало.

– Тогда тебе прямая дорога туда, не пожалеешь. Кстати, а тебя как звать-то? Меня… – механик вылез из-под машины, но Когана уже не было. Тот пожал плечами, взял сварочный аппарат и полез обратно.

Макс вовремя приметил Гая, движущегося к пункту досмотра, и, ретировавшись от броневика, пошел к нему навстречу. Гай издалека незаметным жестом дал понять, что приближаться не стоит. Макс хоть и был с похмелья, но быстро сообразил, что им лучше пройти досмотр на разных пунктах. Как ни странно, но и здесь не возникло проблем. Уже шел третий месяц, как в Инкубатор стекались беженцы с границы. Кто-то из них бежал из-за слухов о немертвой орде, кочующей вблизи внешних рубежей, а кто-то просто хотел вернуться обратно к цивилизации. Таможня за эти месяцы работала на пределе и явно потеряла бдительность. У Когана даже не спросили документы, разрешения и цель вылазки. Макса это насторожило:

4
{"b":"638778","o":1}