ЛитМир - Электронная Библиотека

Охотник на ведьм и повелительница теней

Глава 1

«Их было немного, но даже с нашим огромным численным превосходством одолеть их оказалось не так-то просто. И сейчас, глядя на тела защитников этого места, я спрашиваю себя: Можно ли назвать правильным то, что мы делаем? Ведь будь это дело верным, я бы не чувствовал себя предателем.»

(Личный дневник главнокомандующего Рисогра: записи после боя у реки Колдстрим.)

В этот солнечный день люди могли видеть редкую картину. По улицам дружным строем по три человека в ряд шёл отряд рыцарей. Не каких-нибудь, а рыцарей из Твердыни мира. Их доспехи были наполированы так, что отражали солнце. Со стороны могло показаться, что они сами светятся. Словно воины света из старых легенд, призванные бороться со злом.

Звук строевого шага, словно удары барабанов, разносился по округе, перекрывая даже шум будничной толпы.

Они маршировали, привлекая к себе всеобщее внимание. Народ оставлял свои дела и бросал на рыцарей завороженные взгляды. Для них эти рыцари были подобны героям. Их считали надеждой и опорой для слабых. Люди из Твердыни мира, которые борются каждый день со злом. В случае опасности они непременно придут на помощь.

Каждый в это верил.

Можно сказать, что их, как и ведьм из Твердыни мира, обычный народ обожествлял. Несмотря на то, что практически каждая девушка в этом городе сама была ведьмой или обладала магической силой.

Молодые девушки бросали на рыцарей восхищённые взгляды, перешептывались и хихикали. Мужчины смотрели на них взглядом, в котором читалось уважение и одобрение. Молодые парни бросали на них завистливыми взгляды — каждый из них хотел видеть себя на их месте. Маленькие дети смеялись, кричали и махали им руками — для них это были герои из легенд.

Казалось, что в тот момент, где они проходили наступал маленький праздник. Даже из окон люди выглядывали, привлечённые шумом. Некоторые из них улыбались и махали им рукой. На заполненных улицах, люди сами расходились, пропуская их. Тем самым показывая им своё уважение.

Это лишь подтверждало одно правило, которое было известно всем — Твердыня мира являлась основой этого государства. Люди верили ей и готовы были подчиняться. Они практически обожествляли всех, кто служит там. По важности она могла уступать только богине Нуаре и её церкви.

Эта колонна рыцарей, возглавляемая большим воином в сверкающих доспехах, шла по улицам в направлении великого храма богини Нуары.

Храм богини Нуары был поистине красивым и величественным зданием, второе по красоте после Твердыни мира. Оно находилось около крепостной стены, окружённая небольшим парком с прудами.

Создавался сильный контраст, когда прихожанин попадал из пыльных, грязных и тесных улочек в просторный чистый парк. Здесь, за стенами, что отделяли территорию храма и город, было намного тише. Здесь пели птицы, шумели листья на ветру, могло показаться, что ты оказался на природе. Многие говорили, что по ощущениям это похоже на то, что ты словно попал из земного мира в сады богини.

Когда человек оказывался на территории храма, то он чувствовал умиротворение и мог даже почувствовать божественную силу. В этих стенах даже самая беспокойная душа чувствовала себя в безопасности. Именно туда направлялись рыцари Твердыни мира.

У этих молодых парней, которые недавно поступили на обучение в Твердыню мира, сегодня был поход в храм. Там их должны были осветить. В конце концов, основной религией в этой стране было поклонение богине Нуаре. И каждый служащий в этой стране должен был быть верен ей. И именно для того, чтобы поклясться ей в вере и пройти обряд освещения шёл отряд молодых рыцарей.

Очень скоро они зашли на территорию храма. Здесь помимо обычных жителей, сидящих на траве и отдыхающих в тени, были жрицы. По большей части, они все были молодыми. Они были одеты в белоснежные одеяния, похожие на платья. Их красота привлекала взгляд, однако ни один из рыцарей даже не повернул в их сторону голову. А вот жрицы напротив, с интересом рассматривали новоприбывших. Как и люди, отдыхающие здесь.

И вот рыцари наконец достигли пункта назначения — главного храма. Ровным строем они зашли внутрь через огромные входные двери. Когда они оказались внутри, двери сами закрылись за ними. И как только огромный воин сказал «вольно», вся картина великих рыцарей разрушилась в мгновение ока.

Строй тут же распался. Рыцари, до это гордо стоявшие, валились на землю, словно кто-то перерезал нити, которые их держали. Кто мог, ковылял к ближайшим лавкам. Кто-то облокачивался на стену, кто-то садился или даже ложился прямо там, где стоял.

Всё это сопровождалось лязгом металла и вздохами.

— Кажется, я уже вижу своих предков…

— Воды, принесите воды…

— Боги, я не чувствую свою ногу!

— Это потому что ты трогаешь мою ногу.

— Ой, прости…

— Кажется я вот-вот умру…

Стоны были такими, словно эти сто человек только что прошли через страшную бойню и чудом выжили.

Воин, что вёл их, снял свой шлем. Он посмотрел своих подопечных и, вздохнув, потёр переносицу.

Кажется, на этот раз он действительно перестарался.

Буквально вчера он сообщил им о походе в храм для освещения и где-то половина ответила, что не верит в богиню Нуару. Поэтому они бегали на протяжении всей ночи. Как он выразился, чтоб проникнуться верой и традициями. Однако сейчас он понимал, что переборщил слегка.

Ладно, не слегка, он сильно переборщил. Они бегали всю ночь в доспехах, а потом и всё время до похода в храм. Курсанты, сохраняя честь, каким-то чудом дошли до храма, но вот как возвращаться обратно? Он сомневался, что хотя бы половина сможет встать на ноги.

— Если мои глаза не изменяют мне, они слегка… уставшие.

Мягкий голос раздался за спиной воина. Ему даже оборачиваться не надо было. Он и так знал, кто стоит позади него.

— Господин Муромец, как так получилось, что эти дети богини вот-вот отдадут свои души на её суд?

Рядом с ним встала женщина. Прекрасная женщина, облачённая в белую рясу жрицы. Её волосы были распущены до пояса. На голове о неё была классическая шапка, что носили все жрицы. Однако, в отличии от других, на её шапке была золотая звезда. Эта женщина была старшей жрицей — главнейшей в структуре, которая служила в храмах богини Нуары.

Её замечание заставило его поморщиться.

— Боюсь, они не хотели верить в вашу богиню.

— Вот оно как, — она с любовью оглядела сотню стонущих от усталости курсантов. — Но вера должна прийти сама, не так ли?

— Как вы собираетесь их осветить и попросить их быть верными той, в кого они не верят?

— Вера приходит со временем, господин Муромец. Освещение, это лишь открытие врат в сады богини Нуары. Даже самый неверующий, но защищающий и следующий слову богини Нуары пройдёт её суд и попадёт в её сады. А узрев её, он обретёт и веру.

Муромец не верил в это. Не верил, хотя сам клялся в верности богине и был освещён. Он сделал это лишь потому, что так было положено и такова была традиция. Не более. А это значит, что остальные обязаны пройти тоже самое.

— Я уверен, что теперь они куда охотнее пойдут в её сады.

— Хм-хм, я понимаю ваше стремление воспитать из них достойных рыцарей, но боюсь, что в сады богини Нуары им ещё рановато. Они должны пройти свой путь здесь, для начала.

Она обвела взглядом абсолютно одинаковых рыцарей.

— Бедные дети. Я даже не представляю, как нам освещать наших защитников. Они даже на ноги встать не могут.

— Могут.

Муромец развернулся к развалившимся на полу и скамейках рыцарям.

— Слушать мою команду! — громко объявил он. — Всем встать. Тот, кто сейчас не встанет на ноги, будет до смерти отжиматься в Твердыне мира и все его выходные будут проходить на тренировочной площадке! А потом он пройдёт особый курс тренировок во время празднования дня мира.

1
{"b":"639257","o":1}