ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мой Охотник
Как собрать автомобиль
Зенит затмения
Монах, который продал свой «феррари»
Планета нервных. Как жить в мире процветающей паники
Думай медленно… Решай быстро
Моя бабушка – Лермонтов
Кант: принципы, идеи, судьба
Академия темного принца

Она проснулась абсолютно разбитой. Джек, пытавшийся соорудить яичницу за перегородкой, казался неуместным, вклинившимся в её малюсенький мирок.

Кейтлин села на кровати, подтянула к груди колени и какое-то время сидела так, пытаясь собрать себя по частям.

За окном всё так же накрапывал мелкий противный дождь, и всё было серым-серо.

Наконец Кейтлин поднялась, натянула на себя джинсы и свитер и, наматывая на ходу шарф, вышла в общую часть помещения.

– Ты далеко? – поинтересовался Джек, наблюдая издалека, как она подходит к двери и начинает натягивать сапоги.

– Не знаю, – сказала Кейтлин. Накинула куртку и вышла вон.

Глава 7

Кейтлин в самом деле не знала, куда собирается идти – просто шла вперёд, как делала это иногда, когда ей снились подобные сны. По правую руку мелькали пейзажи северного побережья Темзы, вода отражала серое небо, нависшее низко над городом, и хотя время уже приближалось к десяти, на улицах ещё царил полумрак.

Она миновала те места, где обычно сидела с картинами – как и она, большинство художников либо не вышли на вернисаж вообще, либо только начали развешивать полотна. Говорить ни с кем не хотелось, и она постаралась обойти это место немного стороной.

Прошла мимо кафе, куда заходила обедать, и двинулась дальше. Остановилась на смотровой площадке перед аббатством и, перехватив стаканчик кофе в забегаловке неподалёку, стала смотреть на воду, на которой медленно кружились большие хлопья снега. Снег тоже казался серым – как и всё вокруг.

Кейтлин скучала – сегодня больше, чем в любой из дней прошедшей осени, она скучала по Грегу. И именно сейчас она не знала, где Грега искать.

Ей было всё равно, был ли тот настоящим или призраком, галлюцинацией из снов, которые она предала, когда пошла на поводу у Рейзена – она просто скучала. И винила себя за то, что не догнала, не остановила и не смогла объяснить… хотя и не знала, что, собственно, должна была объяснять.

Между ней и Грегом не было ничего – хотя Кейтлин не сказала бы, что не хотела бы это изменить. К Грегу её тянуло невыносимо, и чувство это было мистическим. Ничто не имело значения – ни то, чем Грег занимается, ни кто он на самом деле… Даже то, что Грег, как и она, разбирался в замках, а иногда и знал больше неё самой, не имело никакого значения, потому что даже говори они на разных языках – Кейтлин всё равно чувствовала бы это родство.

С Рейзеном у неё тоже не было ничего. Кейтлин не могла бы сказать, что не замечала намёков, скользивших в разговорах с художником – тот всё отчётливей выделял её среди других, всегда улыбался при встрече и никогда не пытался ограничить занятия тем временем, которое было оговорено. Рейзену можно было задать любой вопрос, и он всегда был доброжелателен – даже чересчур. Как, например, вчера. Но между ними всё равно не было ничего, в чём Грег, с которым у неё тоже не было ничего, мог бы Кейтлин обвинить.

Это, впрочем, не объясняло, почему на душе у Кейтлин было так паршиво. Почему ей приснился этот чёртов сон, где её брали как животное, на полу, и почему её терзало это проклятое чувство вины.

– Привет.

Кейтлин вздрогнула, услышав голос из-за спины – настолько неуместным он казался здесь, посреди мокрого города в половине одиннадцатого утра.

– Привет, – Кейтлин повернулась и неловко улыбнулась в ответ на улыбку Дэвида, стоявшего напротив.

Дэвид был укутан в пушистый синий шарф поверх зимнего пальто и прятал руки в карманах, но лицо его согревала тёплая улыбка, обращённая явно к Кейтлин – Рейзен всегда улыбался так при виде неё.

Рейзен подошёл к Кейтлин вплотную и остановился рядом с ней. На пейзаж за рекой он не смотрел – только на профиль Кейтлин, и та чувствовала его взгляд щекой.

– Планируешь его нарисовать?

Кейтлин пожала плечами.

– Это была бы хорошая картина, – продолжил Рейзен. – Твой колорит, и на продажу хорошо пойдёт.

– Мне не очень нравится имперский стиль, – равнодушно произнесла Кейтлин.

– Я бы не назвал его имперским. И ты не похожа на человека, которому не нравится то, что он видит.

Снова лёгкое пожатие плеч. На Рейзена Кейтлин по-прежнему не смотрела.

– Я неправильно выразилась, – произнесла она наконец. – Мне не нравится такой стиль, когда нужно его рисовать. И мне вообще не нравится рисовать город. Хотя ты, наверное, скажешь, что нужно уметь властвовать над собой.

Рейзен снова улыбнулся.

– Нет, – он покачал головой. – Мне нравится, когда ты рисуешь своё. Тебе просто нужно немного подучиться – вот и всё.

Кейтлин не ответила. Она с удивлением поняла, что ей становится всё равно. Она больше не хотела рисовать ничего – хорошо у неё получалось или плохо – не имело значения, как не имело значения и то, что Рейзен или кто-то ещё думает о ней. Грег – вот было всё, что важно. Все эти картины были лишь знаком ему, лишь способом приблизиться и, может быть, дать о себе знать. Теперь, когда Грег ушёл, не имело значения, что и как она будет рисовать – это всё равно могло быть только ремесло. Ремесло, лишённое души – Грега и её.

– Я знаю одно место, – сказал неожиданно Рейзен, – оно находится в Камбрии, на самой границе Англии и Шотландии. Там некогда стоял замок – на утёсе над водой. Замка уже нет, поэтому вряд ли ты там бывала. Но мне кажется, тебе понравилось бы там. И я бы хотел, чтобы ты это место нарисовала.

Кейтлин резко повернула голову и внимательно посмотрела на него.

– Почему именно там? – спросила она.

Рейзен пожал плечами и глубже спрятал руки в карманы.

– Ты же любишь рисовать замки, плывущие над водой.

Кейтлин медленно кивнула, принимая объяснение, хотя от предложения Рейзена ей внезапно стало не по себе – как будто чужой вторгся в то, что принадлежало только ей.

– Ты не замёрзнешь? – спросил Рейзен. – Простудишься и не сможешь рисовать. Может быть, зайдём в какое-то кафе, немного посидим?

Так же медленно Кейтлин покачала головой.

– Я, может быть, всё-таки буду его рисовать, – сказала она, снова переводя взгляд на аббатство.

– Хорошо, – Рейзен отклеился от парапета. Он выглядел разочарованным, но не слишком. – Тогда увидимся на занятиях?

Кейтлин покачала головой.

– Если можно… я хотела бы отдохнуть пару дней.

Рейзен поднял бровь.

– Мне просто нужно… побыть наедине с собой.

Рейзен смотрел на неё какое-то время, а затем медленно кивнул.

– Хорошо. Позвони мне, когда это пройдёт. Или… я сам тебе позвоню.

Рейзен ушёл, а Кейтлин закрыла глаза. Вестминстерское аббатство, на котором сомкнулась едва ли не вся история Англии, не говорило ей ничего.

Она родилась и выросла в Глазго, но причина была не в том, что она считал для себя Англию чужой. Так же равнодушно воспринимала Кейтлин и Эдинбург, по которому все туристы сходили с ума. Она принимала Дувр, но следовало признать, что ей куда больше нравилось расположение замка, чем он сам. И Виндзор она тоже никогда не стремилась рисовать. Её тянуло туда, к холмам и равнинам в сердце Англии, и Рейзен, сам того не ведая, неожиданно точно определил куда. Кейтлин всегда интересовала Камбрия, и она подумала, что едва закончится зима – стоит поехать туда.

Она не знала, сколько стояла так. Ветер не становился теплее, и снег по-прежнему сыпал, оседая на её плечах. Куртка уже промокла насквозь, и по всему телу расползался промозглый холод, но Кейтлин продолжала стоять. Ей было некуда идти – она поняла это вдруг абсолютно отчетливо. Во всём этом огромном городе не было места, которое она могла бы назвать домом. Она прожила в лофте у Джека четыре года, но лофт всё равно был всего лишь временным пристанищем, от которого она зависела больше из-за собственных долгов, чем из желания оставаться в нём.

Получив деньги за картины, Кейтлин вернула долги, и теперь ей овладело странное чувство оторванности от всего. Она была как корабль, замерзший посреди серой глади океана без карты и компаса – со всех сторон расстилалась одна только безразличная, серая хмарь.

11
{"b":"639974","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Чары ветреного властелина
Черный квадрат. Мир как беспредметность
Семь сестер
О пользе вреда
Возвращение Черного Отряда. Суровые времена. Тьма
Необыкновенная история про Эмили и её хвост
Азбука водителя
Лекс Раут. Чернокнижник
Часовое имя