ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пещера
Ореховый Будда
«Спасская красавица». 14 лет агронома Кузнецова в ГУЛАГе
Секреты доброй почвы для чудо-урожая
Любовь под напряжением
Некоторые не попадут в ад
Музыка и зло в городе ураганов
Как избавиться от наследства
О дивный новый мир

– Перестань! – рявкнул он, но Милдрет было всё равно. Она попыталась подмять под себя противника ещё раз. – Чего ты добиваешься?

– Ты будешь со мной! Так или иначе, Грегори!

Грегори нашёл наконец положение, в котором ему удавалось бы прижимать к полу обе руки Кейтлин и при этом иметь относительную свободу самому. Он придавил локтем её горло, перекрывая доступ кислороду. Кейтлин затрепыхалась, пытаясь сбросить его с себя, и какое-то время все мысли Грегори были заняты тем, чтобы остаться «в седле», а потом Кейтлин затихла как-то резко, и из горла её вырвался рваный всхлип.

Грегори держал её ещё секунду, опасаясь, что это уловка, а потом не выдержал, отпустил обе руки и, слегка приобняв Кейтлин за шею, приподнял его голову, прижал лбом к своему лбу.

– Ну что ты творишь? – спросил он уже совсем иначе. Веки Кейтлин были опущены и дрожали, точно так же дрожали и губы, и Грег коснулся их своими, желая снять эту дрожь, прекратить.

– Не оставляй меня…

Грегори обнаружил, что объятия Кейтлин смыкаются у него на загривке, ноги оплели его бёдра, так что если бы он и захотел, сдвинуться с места в эту секунду Грегори бы не смог.

– Грегори, я…

Грегори накрыл её губы двумя пальцами. Кейтлин подняла веки, и с минуту они просто смотрели друг на друга.

– Кейти… – сказал наконец Грегори тихо, – Милдрет… я боюсь.

– Чего? Я же рядом с тобой.

– Если ты вспомнишь всё…

Грегори замолк.

– То? – продолжила за него Кейтлин.

– Есть то, чего ты не сможешь простить. Никогда.

Кейтлин качнула головой.

– Ничего нет такого, чего бы я не смогла бы простить тебе, Грег.

– Ты просто не знаешь…

– Я знаю себя. И знаю тебя. У меня нет ничего дороже, чем ты. Просто не может быть.

Грегори закрыл глаза и устало уронил голову ей на плечо.

– Ты не уйдёшь? – спросила Кейтлин.

– Куда я уйду? Это же мой дом.

– И ты не выгонишь меня?

Грегори покачал головой.

Ещё несколько секунд они лежали неподвижно, а потом Грегори попытался отстраниться.

– Я сделаю чай, – сказал он. – А ты иди в душ. Вся дрожишь.

– А ты? Ты тоже замёрз.

Грегори помолчал.

– Не отпущу, – предупредила Милдрет.

– Поставлю чайник и приду.

Глава 13

Когда Грег вошёл в ванную комнату, Кейтлин уже стояла под тугими струями воды. Глаза её были закрыты, и вся она казалась истончившейся, прозрачной, как призрак.

Грег остановился на секунду, разглядывая тело – другое. Руки Милдрет были сильнее, кожа – более смуглой. И в то же время – то же самое. Желание опуститься на колени и приникнуть губами к плоскому животу, слизнуть капельку воды, бегущую наискось к бедру – стало почти нестерпимым, и Грег уже шагнул вперёд, когда услышал голос Кейтлин:

– Я тоже хочу видеть тебя.

Грегори вздрогнул, только теперь вспоминая, что вошёл в ванную в одежде. Желание, затопившее его, было настолько сильным, что он готов был забыть обо всём.

– Не заметил, как ты открыла глаза.

Кейтлин приподняла веки ещё чуть-чуть, и теперь Грег заметил, как блестят между ресницами её зрачки.

Он улыбнулся и принялся медленно стягивать с себя одну часть одежды за другой.

Потянул узел галстука, освобождая шею, и атласная ткань скользнула на мокрый пол. Медленно, продолжая любоваться обнажённым телом девушки, принялся расстёгивать запонки.

Кейтлин, будто издеваясь, провела рукой по животу. Очертила полудугу, почти касаясь пальцами островка светлых завитков, так что Грег ощутил, как разливается острое ответное возбуждение внизу живота. Пальцы Кейтлин двинулись в сторону, очертили тоненькую косточку, выступающую у самого основания бедра, но Грег уже не мог оторвать взгляд от того, как плавно они скользят по влажной коже.

Грегори закончил расстёгивать рубашку и скинул её с плеч. Затем принялся за брюки, и здесь дело пошло быстрей. Пальцы Кейтлин как раз коснулись груди, когда Грегори, полностью освободившийся от одежды, шагнул вперёд и прижался к ней всем телом.

Кейтлин так же плотно прижалась к нему, так что Грегори чувствовал кожей каждую клеточку её тела, каждый изгиб, каждую выпуклость – напряжённый живот, пойманную врасплох руку, и горячие, напряжённые соски, прижавшиеся к его груди. Убрав руку, разделившую их, Кейтлин поймала плоть Грега и стиснула в пальцах.

Грег со свистом втянул воздух, чувствуя, что от одного этого прикосновения готов излиться так бешено, как никогда ни с одной женщиной в этой жизни.

– Кейти… – прошептал он.

– Назови по-другому, – потребовала Кейтлин. Опустила чуть-чуть руку и сжала его член у самого основания. Она запрокинула голову, так чтобы можно было видеть каждую чёрточку лица Грега, и в эту секунду стала особенно красивой. Черты её заострились, а взгляд стал острым, как лезвие меча.

Грегори поймал её лицо в ладони, ещё секунду боролся с собой, опасаясь окончательно потерять контроль, а затем прильнул к её губам, жадно впитывая их в себя.

Рука Кейтлин исчезла с его плоти, но Грегори лишь заметил, что теперь самым чувствительным местом вжимается в горячее, нежное тело.

Кейтлин накрыла ладонями его ягодицы, сжимая и теснее прижимая к себе.

Грег обычно позволял любовницам не слишком много, предпочитая оставлять за собой контроль – но это была Милдрет, и Грегори сдавался шаг за шагом, чувствуя, как с каждой секундой растворяется в ней, полностью забывая обо всём.

Они целовались, поочерёдно прижимая друг друга к холодным стенам, скользили руками по влажным телам, напрочь забыв о том, зачем пришли сюда. И только когда губы Милдрет, оторвавшись от губ Грега, принялись скользить по его влажным плечам, Грег смог прийти в себя ровно настолько, чтобы вспомнить, почему не подпускал Кейтлин до сих пор.

– Стоп! – сказал он.

Кейтлин замерла, прижимаясь губами к его правому соску.

– Кейти, стоп. Милдрет.

– Не хочу, – Кейтлин чуть отодвинулась, чтобы сказать это, и тут же снова лизнула сосок, чуть прикусила и втянула в себя, вырывая из горла Грега протяжный всхлип. – Я так долго искала тебя, Грег, – новый укус, – так долго видела только во сне, – мягкое поглаживание языком, – так долго мечтала о тебе.

Грегори улыбнулся, старясь скрыть внезапно проснувшуюся тянущую боль в груди.

– Я тоже, но…

– Не смей ничего говорить! – Милдрет выпрямилась, и теперь они смотрели друг на друга вровень.

Грегори толкнул девушку к стене, и когда Кейтлин коснулась затылком кафеля, поймал её губы своими, снова погружая в бешеный, поглощающий остатки сознания поцелуй.

Грегори сам нащупал рукой её промежность и принялся ласкать – почти грубо, так, как хотелось обоим в этот миг. Тут же ощутил тонкие пальцы Кейтлин на собственном члене, а через секунду их руки задвигались в такт.

Он всё ещё чувствовал Кейтлин всем телом, каждой клеточкой кожи, хоть и ощущал теперь, что это слишком мало, и снова «не то». Им обоим хотелось большего, хотелось проникнуть друг в друга, слиться в одно, но именно в этом, последнем несоответствии, крылась надежда Грега.

Милдрет первой вытянулась в его руках и обмякла – с глухим всхлипом всем телом прижавшись к нему. Грег мог расслабиться с трудом, и, видимо, чувствуя это, Милдрет, не отрываясь от его тела ни на миг, скользнула на колени и поймала губами напряжённый член. Одного этого зрелища оказалось достаточно – белая горячая жидкость брызнула ей на лицо, а Грегори показалось, что он сейчас рухнет на пол.

Милдрет сидела, не двигаясь, приникнув к его паху щекой и обхватив руками бёдра – то ли поддерживая, то ли не желая отпускать от себя – пока Грегори не пришёл в себя настолько, чтобы за плечи потянуть её вверх и прижать к себе.

– Любимая моя… – прошептал он, вжимаясь лицом в мокрое плечо. Кейтлин опустила руку ему на затылок и медленно провела по волосам. – Ты со мной, – он глуповато улыбнулся самому себе.

– Иначе и быть не могло.

Потом они неторопливо смывали друг с друга остатки семени и пота. Жажда продолжала бушевать, но отступила глубоко внутрь, и Грегу теперь просто хотелось исследовать тело Кейтлин руками – и точно так же Кейтлин исследовала его тело в ответ.

22
{"b":"639974","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Собрание сочинений в 2 томах. Том 1. Двенадцать стульев
Сам себе финансист: Как тратить с умом и копить правильно
Последний довод королей
Свекруха
Должница
Умирай осознанно
Номер 1. Как стать лучшим в том, что ты делаешь
Эмигрант. Его высокоблагородие
Контрфевраль