ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ковалев Б. H.

ОККУПАЦИЯ

.

. . .

При создании книги «Повседневная жизнь населения России в период нацистской оккупации» Б. Н. Ковалёв использовал архивные материалы, написанные казенным языком бюрократии, и работы историков советского периода. Это наложило отпечаток на стилистику, из-за чего интереснейшая работа оказалась загромождена клише советского времени и бессмысленными коммунистическими штампами.

«Оккупация» — попытка избавить историческое исследование от советского новояза.[1]

Иван Добров

Оккупация - i_001.jpg

. . .

Своим учителям: Н. Д. Козлову, Г. Л Соболеву, Т. Е. Новицкой и незабвенному А. Я. Лейкину — посвящает автор эту книгу.

Введение

­­Человек в оккупации. Кто он? Мужчина­ или женщина, старик или ребенок — что у них общего? Не покидая родного дома, они все оказались в чужом мире. В этом мире другой язык и законы. В нем не живут, а выживают. Эта книга именно об этом.

Конечно, подвиг выделяет человека из обыденности. Люди, его совершившие, стоят выше других. Говорить и писать о них в общем-то легко. За последние десятилетия написано огромное количество книг о героях антигитлеровского сопротивления и партизанах. В них есть и правда, и мифы. И уже нужно приложить немало усилий, чтобы отделить одно от другого.

Можно писать также и о предательстве, о сотрудничестве с врагом, о коллаборационизме. Причин этого сотрудничества можно найти много. Кто-то люто ненавидел советскую власть и мечтал отплатить большевикам.

Были люди, которые мечтали всегда быть «наверху». И необязательно, какой в стране режим: красный или коричневый, коммунистический или демократический. «Власть ради власти» — вот к чему они стремились и поэтому готовы были служить любому режиму.

Многие аспекты участия граждан СССР в войне на стороне нацистской Германии советской стороной замалчивались. Для начального периода войны это было вполне объяснимо: нельзя было подрывать боевой дух советских людей. Так, газета «Пролетарская правда» 19 июля 1941 года писала:

«При помощи угроз, шантажа и “пятой колонны”, при помощи продажных холопов, готовых за тридцать сребреников предать свою нацию, Гитлер смог осуществить свои гнусные намерения в Болгарии, Хорватии, Словакии… Даже в Польше, в Югославии и Греции… внутренние противоречия между нациями и классами и многочисленные измены как на фронте, так и в тылу ослабили силу сопротивления оккупантам. Но грабительские козни Гитлера неминуемо будут разбиты в прах теперь, когда он вероломно напал на СССР, могучую страну, вооруженную… несокрушимой дружбой народов, непоколебимым морально-политическим единством народа…»

Ей вторил известный писатель и публицист Илья Эренбург:

«Эта война — не гражданская война. Это отечественная война. Это война за Россию. Нет ни одного русского против нас. Нет ни одного русского, который стоял бы за немцев».[2]

В словаре иностранных слов понятие «коллаборационист» объясняется следующим образом: «(от фр. collaboration — сотрудничество) — изменник, предатель родины, лицо, сотрудничавшее с немецкими захватчиками в оккупированных ими странах в годы Второй мировой войны (1939–1945)».[3] (Существует и более полная формулировка: «Коллаборационизм — осознанное, добровольное и умышленное сотрудничество с врагом, в его интересах и В УЩЕРБ СВОЕМУ ГОСУДАРСТВУ». — И. Д.)

Никакая армия, действующая в качестве оккупантов какой-либо страны, не может обойтись без сотрудничества с властями и населением этой страны. Без такого сотрудничества оккупационная система не может быть дееспособной. Она нуждается в переводчиках, в специалистах-администраторах, хозяйственниках, знатоках политического строя, местных обычаев и т. д. Комплекс взаимоотношений между ними и составляет сущность коллаборационизма.

В нашей стране термин «коллаборационизм» для обозначения людей, сотрудничавших в различных формах с нацистским оккупационным режимом, стал употребляться лишь в последнее время. В советской исторической науке обычно использовались слова «предатель», «изменник родины», «пособник».

Степень ответственности людей, которые в той или иной форме сотрудничали с оккупантами, безусловно, была разной. Это признавало руководство советского сопротивления еще в начальный период войны. Среди старост и прочих представителей новой русской администрации были люди, занявшие эти посты по принуждению, по просьбам своих односельчан и по заданию советских спецслужб.

Однако вряд ли можно называть изменой размещение на постой солдат противника, оказание для них каких-либо мелких услуг (штопка белья, стирка и т. д.). Трудно обвинить в чем-либо людей, которые под дулами вражеских автоматов занимались расчисткой, ремонтом и охраной железных и шоссейных дорог.

В талантливом фильме Леонида Быкова «Аты-баты, шли солдаты…» один из героев, рядовой Глебов, говорит лейтенанту о том, что во время оккупации он пахал. Между ними происходит следующий диалог:

— На немцев, значит, трудились?

— Да, у немцев пайки получали.

— Странно, странно. И много там у вас пахарей таких было?

— Да было уж…

Для вчерашнего советского школьника лейтенанта Суслина это почти преступление. Но Глебов, рассказывая об этом, не боится: «Вы под немцами не были. А я был. И не просто был. Я пахал под ними. Я злой и мне ничего не страшно».

Пережив оккупацию, они вступали в Красную армию, помогали своим трудом добивать нацизм. Потом эти люди вынуждены были писать в анкетах: «Да, я был на оккупированной территории».

Вторая мировая война была трагическим испытанием для многих миллионов людей. Смерть и разрушения, голод и нужда стали элементами повседневной жизни. Особенно тяжело переживалось все это на захваченных врагом территориях.

Любой человек хочет жить. Любой человек хочет, чтобы жили его родные и близкие. Но существовать можно по-разному. Есть определенная свобода выбора: можно стать участником движения сопротивления, а кто-то предложит свои услуги иноземному захватчику.

В условиях оккупации западных районов нашей страны деятельность людей, взявших в свои руки оружие или предложивших оккупантам свой интеллектуальный потенциал, должна быть охарактеризована как измена родине, как в уголовно-правовом, так и в нравственном смысле этого понятия.

Однако, осуждая тех лиц, кто реально сотрудничал с врагом, мы должны осознавать всю сложность положения миллионов наших сограждан, оказавшихся на захваченной территории. Ведь здесь было всё: и шок от молниеносного наступления гитлеровских войск, и изощренность и качество нацистской пропаганды, и память о советских репрессиях. Кроме этого, оккупационная политика Германии по отношению к населению России была в первую очередь политикой «кнута», а сама территория рассматривалась как аграрно-сырьевая база для нужд Рейха.

В этой книге автор попытался показать стороны повседневной жизни людей в условиях нацистской оккупации. Кто-то смог ее пережить, а кто-то нет. Кто-то уходил в леса с оружием в руках или помогал сопротивлению, помогал не за страх, а за совесть, а кто-то сотрудничал с гитлеровцами. Но, несмотря ни на что, в этой войне мы победили.

Оккупация - i_002.jpg

Глава первая

ОТ РЕЙНА ДО ЕНИСЕЯ...

Планы руководства Третьего рейха относительно будущего России. — Союзное население. — Новая русская администрация. — Бургомистры и старосты.

вернуться

1

Новояз — вымышленный язык из романа-антиутопии Джорджа Оруэлла «1984». Язык тоталитарного общества, изуродованного партийной идеологией и партийно-бюрократическими лексическими оборотами, в котором слова теряют свой изначальный смысл.

Моделью для построения новояза послужили официальные документы современных Оруэллу тоталитарных режимов Третьего рейха и СССР. ― И. Д.

вернуться

2

Эренбург И. Г. Война. М., 2004. С. 131.

вернуться

3

Современный словарь иностранных слов. М., 1993 С. 287.

1
{"b":"640082","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Академия Полуночи
Обсидиановое зеркало
Портал в мир ребенка. Психологические сказки для детей и родителей
Юнг в комиксах. Биография, идеи труды
Эмоциональная гибкость. Завоевать расположение коллег, управлять решениями партнеров
Преодоление
Любовь под напряжением
Неизвестным для меня способом
Любовь к несовершенству