ЛитМир - Электронная Библиотека

От автора

Непревзойденные мечты,

Непревзойденные печали.

Забытый Боже, где же Ты,

Где Твой закон, Твои скрижали?

Нам бы взяться за руки,

Все грехи отмыть,

Пропадет Россия,

Негде будет жить.

Все события, описанные в романе, являются вымыслом автора. Совпадения фамилий и имен героев, а также места действий случайны. Сюжета, описанного в романе, не было, и не дай бог, чтобы он имел место в реальной жизни.

Правда побеждает даже через века. Зло было наказано. Они противостояли и победили.

С уважением.

Часть первая

Навсегда задержался

В небольшом уютном курортном городке, расположенном на берегу Черного моря, в семье Таяновских поселилось горе – осталась жена без мужа, а дети без отца. Бессмысленно и жестоко погиб Юрий Владимирович. Его сыну Игорю было всего два года от роду, а дочери Оле еще не исполнилось и семи лет.

В милиции Наталье Петровне сообщили, что Юру зверски избили, ограбили и оставили умирать недалеко от собственного дома какие-то неизвестные грабители. Их ищут, но все следы скрыл выпавший ночью снег.

Лишь через много лет Игорь столкнется с ненайденными тогда убийцами отца.

Юрий в то время работал на мебельной фабрике начальником смены. В тот трагический для него вечер он возвращался домой в приподнятом настроении: скоро Новый год, жена-красавица дома ждет, дети скучают по сладостям, которые он накупил для них, и, кстати, зарплату выдали. От четырехсот рублей оставалось уже триста семьдесят, когда он вышел из гастронома, решив зайти по дороге к Даниловым (нужно было обсудить с братом жены планы на предстоящие новогодние праздники). С собой он прихватил бутылку, ведь за рюмкой проблемы обычно решаются быстрее.

Владимир Петрович Данилов работал слесарем в автоколонне, его жена Клавдия Сергеевна была диспетчером там же. Люди простые, негордые. Таяновские и Даниловы дружили семьями, помогали друг другу. В тот вечер «маленькая», купленная Юрой, сменилась домашней наливкой, и когда мужчины отошли от стола, у обоих в головах было больше понятия, чем в ногах. На часах было девять, жена давно ждала мужа, пора домой.

На улице было сыро, промозгло, срывались крупные хлопья мокрого снега, с моря дул холодный порывистый ветер, пронизывая до самых костей. Снегопад все усиливался, и скоро вокруг стало белым-бело. Ветки деревьев склонялись под непосильной ношей чуть ли не до земли. Он стряхнул снег с небольшой яблоньки, что росла под окном у Даниловых, и сокрушенно покачал головой:

– Вот ведь некстати снег! Так долго тепло было, к зиме толком еще и не приготовились, теперь все сады заломает…

Закутавшись плотнее в куртку, Юрий Владимирович заторопился домой. Метрах в ста от дома в темном переулке дорогу ему преградили трое подвыпивших парней:

– Мужик, дай закурить.

– Не курю, ребята, и вам не советую, – миролюбиво отозвался Юрий.

– Ах, ты не куришь, козел!

Один из нападавших ударил его, и Таяновский упал на землю. Все трое стали избивать его ногами. Били долго и размеренно. Потом сняли с него ондатровую шапку, зимнюю куртку на меху, югославские сапоги, выгребли все из карманов, затащили жертву в кусты и растаяли в ночном городе.

Наталья ждала, ждала, да и пошла к Даниловым. Она, может быть, и увидела бы его, если б Юра остался лежать на дорожке, но место было темное, поросшее кустарником. И второпях она пробежала мимо, даже не подозревая, что совсем близко, лежа на снегу, умирает ее муж.

Брат объяснил ей, что часа два назад Юра ушел домой. Наталья вместе с ним обежала всех знакомых, но найти Таяновского не удалось. Зная, что муж нигде не останется с ночевкой, Наталья обратилась в милицию. Не спала всю ночь, металась от окна к окну, к утру, измученная ожиданием и страшными предчувствиями, не выдержала и сама побежала в дежурную часть. Она успела вовремя: как раз в это время там раздался звонок из дома, возле которого лежал раздетый труп мужчины.

При опознании Наташа с трудом узнала мужа. Лицо было до такой степени изувечено, что страшно было смотреть. Думала, что не переживет его смерть, долго тосковала по нему, вся высохла от горя. Соседки, глядя на нее, только головами качали:

– Как ее, бедную, несчастье к земле прижало, а ведь такая красавица была!

Но жить как-то надо: дети маленькие, их надо на ноги поставить… Все житейские трудности навалились на хрупкие женские плечи, ни одна не прошла стороной.

Работала она продавцом в обувном магазине, зарплата невысокая, на жизнь не хватало, и пришлось подрабатывать сторожем в детском садике неподалеку от дома. Хорошо хоть брат не оставлял, помогал Наталье. Уходя на смену, детей отвозила на ночь к нему, или, бывало, он сам заезжал за ними.

Через несколько лет Владимир Петрович ушел из автоколонны и открыл свое дело. Имея в своем дворе хорошо оборудованный гараж, заняться покраской и рихтовкой автомобилей сам бог велел.

Детей у Владимира Петровича и Клавдии Сергеевны не было, и сестре своей он помогал чем только мог. Игорь для него стал поистине родным сыном, и все свободное от школы время мальчик проводил в гараже с дядей. Домой приходил как чертенок грязный, и мать не зло ругалась: «Тобой машины вытирают, что ли?»

Петрович с Игорем как со взрослым разговаривал, обсуждал важные дела, даже советовался, одним словом, доверял ему, но и спрашивал по-отцовски, если того требовали обстоятельства. Однажды он увидел племянника за гаражом с сигаретой и, подойдя тихонько сзади, спросил:

– Ну, как? Дымок сладкий?

Игорь аж поперхнулся:

– Да я попробовать только хотел!

– Я и не сомневался, что ты только попробовать хотел, – сказал Петрович с серьезным лицом, – ты же курить не будешь?

Игорь бросил сигарету и покраснел:

– Не буду!

Больше, правда, дядька и не видел его с сигаретой до самой армии.

В восьмом классе к Игорю пришла любовь. Он влюбился в одноклассницу, Марину Кромбер, веселую, озорную девушку. Когда они были рядом, Игорю казалось, что она улыбается только для него, и, действительно, она смотрела на него, и ее взгляд теплел, в глазах светилась нежность. Он долго не мог решиться заговорить о любви, но когда с его губ сорвались первые слова: «Марина, ты знаешь, я давно хотел тебе сказать, я тебя очень…», она радостно засмеялась и сказала: «Как хорошо, что ты решился заговорить об этом первым! Я тоже давно хочу сказать тебе, Игорек, что очень, очень тебя люблю!» и поцеловала его в щеку.

С тех пор они почти никогда не расставались. Последние два года просидели за одной партой. Часто после школы оставались учить уроки вдвоем у Марины или у Игоря. Их дружба была чистой и бескорыстной, даже красивой.

Таяновский

Вот и закончилась школьная жизнь. До армии Игорю оставался один год. Марина поступила в институт и училась на юриста. Петрович взял Игоря к себе на работу в качестве помощника, зная, что племянник у него серьезный, неизбалованный, трудолюбивый, да и помощник ему был нужен. Заказов у Данилова всегда хватало, так как в городе его знали как классного мастера многие лихачи. Игорь дядьку уважал, долгое время помогая ему, работу знал на уровне неплохого специалиста, да и любил возиться с техникой. Он с радостью принял предложение, и стали вместе стучать молотками.

Старшая сестра Игоря Оля уже окончила механико-технологический техникум и по распределению уехала в Красноярск, а там вышла замуж. Своя семья, домашние заботы, да и дочь подрастала, – времени свободного мало. В гости приезжала редко, в основном звонила, чтобы поздравить с каким-то праздником. Игорь с матерью оставались вдвоем в двухкомнатной кооперативной квартире. Жили, конечно, не на широкую ногу, а все заработанные деньги Игорь экономно откладывал.

1
{"b":"641737","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Не жалей ни о чем. И еще 99 правил счастливых людей
Не молчи
Последние слова великих писателей
Знак И-на
Еда мира
Время порядка. Эти правила изменят ваш дом. И вашу жизнь
Лечим «нечегонадеть» самостоятельно, или Почему вам не нужен «стилист»
Портрет поздней империи. Андрей Битов
Невеста поневоле, или Обрученная проклятием